Теневой сектор экономики

Добавлено: 16.01.2013

Рубрика: Экономика

Курсовая работа на тему: Теневой сектор экономики.


СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

Глава 1. Теневой сектор в современной экономике 5

1.1. Сущность и структура теневого сектора 5

1.2. Факторы развития теневого сектора в современной экономике 9

1.3. Предпосылки развития теневого сектора 16

Глава 2. Направления развития теневого сектора в экономике 21

Заключение 28

Список литературы 31

Введение

Объем теневого сектора экономики в России, по разным оценкам, составляет от 20% до 25% ВВП. В цифровом выражении объем теневого сектора российской экономики оценивается в 2-2.5 трлн. руб. Это эквивалентно доходам федерального бюджета в 2005 году. По оценке Совета безопасности, в теневом секторе занято около 9 млн. человек. Нелегальный вывоз капитала из России в 2005 году составил около $12 млрд., что позволило бы покрыть третью часть расходов федерального бюджета.

В целом, в мире ежегодно "отмывается" около $860 млрд. преступных доходов, в том числе 1 процент этих средств идет на финансирование международных террористических организаций. В связи с этим всем заинтересованным организациям сегодня необходимо сосредоточиться на борьбе с финансированием терроризма, а также совершенствовать механизм координации своих действий в сфере противодействия "отмыванию" преступных доходов.

Усугубление проблем, связанных с развитием теневого сектора, обусловливает необходимость научных разработок по данной тематике.

Целью курсовой работы является анализ современного состояния теневого сектора экономики России, выявления тенденций развития и путей его устранения.

В соответствии с поставленной целью в курсовой работе предполагается решить ряд исследовательских задач:

- определить сущность и структуру теневого сектора,

- выявит факторы развития теневого сектора в современной экономике,

- определить предпосылки развития теневого сектора,

- выявить основные тенденции развития теневого сектора в экономике,

- предложить пути устранения теневого сектора в экономике.

Тема курсовой работы широко представлена в периодической научной литературе в статьях таких авторов, М. Тарасов, Г. Семина, И.М. Аблаев, Ф. Шамхалов, Осаковский В., Красавина М.

Сложность исследования предполагает наличие следующей структуры курсовой работы: двух глав, пяти параграфов, заключения, списка литературы и приложения.

Глава 1. Теневой сектор в современной экономике

1.1. Сущность и структура теневого сектора

Термин "теневая экономика" пришел к нам из-за рубежа. Западные ученые еще в 60-е годы минувшего века всерьез заинтересовались "Теневыми" процессами в экономике, им удалось выработать достаточно четкие и общепризнанные критерии такого явления.

Теневая экономика – весьма многоликое понятие. Подпольная, вторая, неучтенная, деструктивная, нерегламентируемая, криминальная, малая, фиктивная, негосударственная, частно-рыночная, дефективная, параллельная, черная, неформальная, незаконная, нелегальная – таков далеко не полный перечень определений, применяемых в отношении теневой экономики. В такой экономике обязательно присутствуют два непосредственно связанных между собой основных признака – негативная деятельность и нетрудовые доходы. Структурно в теневой экономике можно выделить три крупные, весьма специфические сферы: криминальная деятельность, нелегальное (скрытое) предпринимательство и легальную негативную (фиктивную и дефективную) деятельность в государственном секторе.

Теневая экономика распадается на два укрупненных блока: неофициальная экономика, куда входят все легально разрешенные виды экономической деятельности, в рамках которых имеет место нефиксируемое официальной статистикой производство товаров и услуг, сокрытие этой деятельности от налогов и т.п, фиктивная экономика, то есть экономика приписок, хищений, спекулятивных сделок, взяточничества и мошенничества.

Скрытый сектор является одним из наиболее крупных элементов теневой экономики (см. рис. 1.1.).

Теневой сектор экономики

Рис. 1.1. Удельный вес отраслей экономики РФ в теневом секторе, % ВВП

Специфическая черта теневой экономики в России – широкое распространение скрытoй занятости. Это, прежде всего безработные или официально не оформленные на работу, в том числе рекламирующие товары, выполняющие коммивояжерские функции, работу на телефоне и т.п.

Теневой сектор российской экономики по итогам 2005 года составил 15,5 процента от общей численности работающего населения, сообщает агентство "Интерфакс" со ссылкой на Государственный комитет статистики РФ.

В неформальной экономике заняты 29,6 процента сельских жителей и 11 процентов горожан. Высокий показатель занятости в теневом секторе среди жителей сельских районов обусловлен тем, что к нелегальным доходам относятся средства, получаемые населением от продажи сельскохозяйственной продукции, полученной на частных подсобных хозяйствах.

Выделяют три функции теневой экономики в рыночном хозяйстве:

- "экономическая смазка" – сглаживание перепадов в экономической конъюнктуре при помощи переливов ресурсов между легальной и теневой экономикой;

- "социальный амортизатор" – гашение нежелательных социальных издержек (в частности, неформальная занятость облегчает материальное положение малоимущих, уменьшая тем самым социальную напряженность);

- "встроенный стабилизатор" – теневая экономика подпитывает легальную (неофициальные доходы используются для закупки товаров и услуг в легальном секторе, "отмытые" преступные деньги облагаются налогом и т.д.).

Однако нельзя не согласиться с тем, что в целом влияние теневой экономики на общество обычно является скорее негативным, чем позитивным. Наибольший вред наносит "черная" (криминальная) теневая экономическая деятельность. С одной стороны, происходит антисоциальное перераспределение доходов общества: ввиду относительно малочисленных привилегированных групп (бюрократов, мафии). С другой – разрушается система централизованного управления экономикой: приписки создают ложное ощущение благополучия, теневая занятость приводит к тому, что усилия правительства по созданию новых рабочих мест ведут не к снижению мнимой безработицы, а к нагнетанию инфляции и т.д. Наконец, развитие любых форм теневой экономики ведет к подрыву хозяйственной этики и росту правового нигилизма.

Соотношение позитивных и негативных, с точки зрения общества, эффектов теневой экономики зависит от ее масштабов. Позитивный эффект теневой экономики замедляется с увеличением ее относительной величины, в то время как негативный эффект имеет ярко выраженную тенденцию ускоренно расти по мере ее увеличения. Соотношение позитивных и негативных эффектов также будет изменяться в зависимости от того, о каких видах теневой экономики идет речь и в рамках какой экономической системы она развивается.

Если проследить за динамикой оценочных показателей, то можно сделать вывод, что за последние десятилетия в хозяйстве практически всех стран наблюдается устойчивая тенденция относительного роста теневой экономики. Согласно оценкам экономистов Кельнского института международных исследований, к началу 90-х годов XX века негативные эффекты теневой экономики заметно превышали ее положительные результаты.

1.2. Факторы развития теневого сектора в современной экономике

Создание теневого капитала и использование необходимых для его получения обманных технологий способствует сохранению в российской модели управления изживших себя управленческих структур и стереотипов поведения. Каждый отечественный руководитель сегодня делает выбор между "светом" и "тенью", и чаше всего, судя по объемам теневого сектора, выбирает последнее – иначе многим предприятиям просто не выжить. Опасным представляется то, что этот выбор может стать доминирующей стратегией менеджмента.

Теневая составляющая всегда присутствовала и, по-видимому, будет в какой-то мере присутствовать в хозяйственной жизни. Однако важно видеть принципиальное различие между реальными причинами теневой экономики и факторами ее роста или, напротив, угасания в определенные исторические периоды. Все это заставляет поставить вопрос о необходимости выработки более действенной государственной политики в отношении теневой экономики.

Для государства принципиально важной задачей является определение взвешенного соотношения между экономическими и административными методами воздействия. Прямое государственное вмешательство не всегда будет эффективным в отношении теневой экономики в силу разнородности ее сегментов. Необходимо поэтому придерживаться дифференцированного подхода" исходить из того, что субъекты теневой экономики представляют разные социальные группы, преследующие неодинаковые интересы.

Мимо бюджета страны продолжают утекать значительные средства, и происходит это прежде всего из-за несовершенства действующего законодательства. Оно оставляет лазейки, которые становятся настоящими "черными дырами" в экономике. Например, закон позволяет налогоплательщикам радикально уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль, что выражается в термине "оптимизация уплаты налогов". Счетная палата РФ обнаружила, что компания "Сибнефть", действуя через сеть юридических лиц, зарегистрированных в зонах льготного налогообложения, уплачивала налоги по ставкам, сниженным более чем в шесть раз. В результате в 2005 году бюджет недополучил 10 миллиардов рублей. И это не исключение, а скорее правило. Как показали другие проверки Счетной палаты, вертикально интегрированные компании зачастую формируют до 97% своей прибыли за счет таких дочерних и зависимых структур.

Но не только нефть "течет" мимо российского бюджета, есть и другие "потоки". Счетной палатой выявлено, что годовой объем реализации легально произведенной водки и ликероводочных изделий составляет менее половины общего объема потребления. Все остальное входит в теневой оборот. В определенной мере это связано с ростом цен, вызванным ежегодным увеличением ставок акцизов.

Созданный при Счетной палате России научно-исследовательский институт планирует в 2006 году провести экспертизу всех законов, касающихся экономической и бюджетной сферы, на предмет их коррупционности. Так, значительная часть теневиков-хозяйственников и самозанятых, трудящихся в секторе вынужденной нелегальной экономики, при осмысленном государственном подходе способны стать реальной силой, укрепляющей отечественное производство. К тому же в этом случае именно меры косвенного характера (совершенствование налогового и трудового законодательства, системы социальной защиты, подготовки и переподготовки кадров) являются более эффективными по сравнению с прямыми административными шагами (разного рода запретами, усилением наказаний).

Антонио Антунес разработал математическую модель зависимости роста экономики, работы ее неформального (или, как у нас говорят, теневого сектора) от фактора качества управления. Как показала модель Антунеса надо бороться не за сокращение государственных расходов и снижение налогов, не за сокращение теневого сектора, а за повышение эффективности управления. При этом теневой сектор, конкурируя с легальным, не тормозит экономику, а скорее наоборот – выравнивает доходы населения. Однако если коррумпированным чиновникам удается и его обложить данью, тогда экономику ждут не лучшие времена.

В менее развитых странах, и даже в странах с высоким доходом, относительно большое число фирм действуют в неформальном секторе. Эти фирмы не платят налоги и в основном не имеют отношений с властями, но, тем не менее, имеют возможность представить свои товары на рынке. Существование неформального сектора, вероятно, связано с тем, что вхождение на формальный сектор некоторым образом регулируется. Это приводит нас к выводу, что коррупция или управленческая неэффективность должна быть в основе такого феномена. Хорошо известно, что коррупция, теневой сектор и поведение чиновников играют важную роль в распределении общественного богатства и экономического роста в развивающихся странах, если не определяют их.

Фирмы в теневом секторе не получают выгод от широкого ряда общественных услуг, которые получают легально работающие фирмы, а именно – защиту законом и охрану собственности. Поэтому они становятся объектом действий, которые общество стремится предотвратить, такие как воровство, вандализм, промышленные подделки. Фирмы, действующие в теневом секторе, вынуждены нести и непроизводственные расходы. Такие фирмы могут бесплатно перенимать технологии и производственные процессы фирм легального сектора. Однако, они не могут производить товары, на которые легальные предприятия не имеют лицензии или патента. Таким образом, существование теневого сектора производства товаров определенного типа предполагает существование их легального производства.

Все больше литературы посвящено связи коррупции, экономики и размеров теневого сектора и тому, как они препятствуют инвестированию. Когда Мауро в 1995 году обнаружил, как коррупция мешает экономическому росту, Де Сото в 2000 подчеркнул значение стартовых затрат для бизнеса в виде взяток коррупционерам и различных административных рогаток как основной детерминанты размеров неформального сектора. Бюрократы специально создают барьеры для бизнеса, чтобы получать взятки, что отрицательно сказывается на экономическом росте, если издержки работы в теневом секторе слишком велики. Фридман, Джонсон, Кауфман и Дьянков, Ла Порта и другие представляют эмпирические свидетельства в подтверждение этого тезиса. В модели динамического равновесия Парента и Прескотта, Антунеса и Кавальканти представлены теории факторов продуктивности, основанные на барьерах, препятствующих инвестированию, специально созданных бюрократами. Более ранние авторы пришли к выводу, что такие барьеры оказывают негативное влияние на развитие экономики, более же поздние пришли к выводу, что теневой сектор сокращается, когда снижаются бюрократическое издержки работы в легальном секторе экономики.

В 2000 году Баретто разработал модель, в которой коррупция является результатом конкуренции между частными и коррумпированными общественным агентами (бизнесменами и чиновниками – А.М.). Размах коррупции, измеряемый монопольной рентой, зависит, помимо всего прочего, от возможности того, что чиновники могут быть уличены в коррупционной деятельности. Из его модели, однако, нельзя сделать вывод об однозначной связи между коррупцией и экономическим ростом, хотя и происходит некоторое перераспределение ресурсов, когда возрастает коррупция. Кроме того, в его модели не хватает теневого сектора экономики.

Сарт в 2000 году, с другой стороны, сконцентрировал внимание на связи между коррупцией и теневым сектором. Анализируя противоположные случаи – свободного доступа на легальный рынок и доступ, регулируемый коррумпированными чиновниками, он обнаружил, что если издержки работы в теневом секторе низки, коррупция, вероятно, не вредит экономическому росту.

Как выяснил Баретто, некоторые ресурсы переходят от частного сектора коррумпированным чиновникам. Это существенно влияет на благосостояние частного сектора, даже если и не влияет сильно на экономический рост. Если же издержки работы в теневом секторе велики, а на легальный рынок они также не могут свободно выйти из-за препятствий, созданных коррумпированными чиновниками, чтобы извлекать из этого ренту, то экономический рост значительно замедляется. Однако, Сарт также показал, что экономический рост одинаково страдает как от коррумпированных чиновников, препятствующих свободному доступу на легальный рынок, так и от аналогичных действий правительства. С такой теоретической точки зрения, коррупция может быть относительно безопасна для развития экономики, если издержки работы в теневом секторе невелики.

Очевидно, что коррумпированные чиновники формируют своего рода клан, который извлекает доходы, используя бюрократические рычаги. При этом используется фиксированный налог с торгующих фирм. Используя налоговые инструменты, коррупционеры создают ряд легально работающих предприятий. При этом уход предприятий "в тень", по определению, свободен. Размер теневого сектора имеет обратную зависимость от издержек на нем и эффективности управления.

Коррупция, измеряемая как доходы, полученные чиновниками, всегда губительно сказывается на экономическом росте и благосостоянии государства. Это естественно, поскольку у инвесторов становится меньше ресурсов, которые нужны для внедрения инноваций.

Существование большого неформального сектора благодаря низким издержкам в нем приводит к уменьшению разрыва в уровне благосостояния.

Роль правительства оценивается тем, как налоги и управленческая эффективность влияет на рост и благосостояние. Это важно, поскольку высокие налоги, и, следовательно, тяжелый общественный сектор, часто рассматривается как источник возможностей для коррупционеров. Однако, правильнее смотреть на коррупцию как признак административной неэффективности, чем излишних государственных расходов. Государственные расходы могут быть высокими из-за того, что более эффективный аппарат управления (или более высокие издержки в теневом секторе) приводит к расширению легального сектора экономики, а отсюда, через пополнение бюджета, к более высоким расходам. Этому будет способствовать и снижение коррупции.

Оказывается, что повышение эффективности оказывает значительное позитивное действие на занятость и снижает уровень коррупции, а также уменьшает размеры теневого сектора. Теневой сектор отрицательно влияет на экономический рост, хотя эти данные и не являются статистически значимыми.

Высокие налоги и тяжелый общественный сектор часто рассматривают как признак неэффективности, однако наша модель не подтверждает этого. Вероятно, лучше рассматривать уровень коррупции как признак административной неэффективности, чем перерасход государственных средств. Что действительно связано, так это рост благосостояния с ростом эффективности управления. Это предполагает, что можно многое выиграть, если провести административные реформы, направленные на повышение эффективности управления.

С другой стороны, остается неясным, что произойдет, если правительство начнет искусственно повышать издержки работы в теневом секторе. Такие действия должны, по идее, способствовать экономическому росту, поскольку фирмы вынуждены будут действовать легально. Однако, это может уменьшить потребление, поскольку общая численность фирм на рынке уменьшится. Таким образом, остается неясным, как меры, направленные на сокращение теневого сектора отразятся на благосостоянии страны, поскольку такие меры уменьшат конкуренцию в легальном секторе экономики.

1.3. Предпосылки развития теневого сектора

Предпосылки теневой экономики формируются из существующих проблем экономического развития России.

Противодействие легализации доходов, полученных преступным путем – одна из задач, без решения которой невозможно обеспечить экономический рост в стране и достойный уровень жизни россиян. Отмывание криминальных денег угрожает не только экономике страны, но и безопасности ее граждан – об этом было заявлено на совещании. Терроризм существует на преступные деньги. Эта проблема актуальна почти для всех стран. Но для России особенно. Доходы теневой экономики сегодня составляют до 40% всего валового продукта страны. Через благотворительные фонды и кредитные организации, криминальные деньги подпитывают терроризм.

Российское законодательство уникально. Предикат для состава легализации составляет почти все статьи, к сожалению, в силу профессиональной подготовки не все составы квалифицируются легализацией. Это одна из самых больших проблем. Такое мероприятие направлено на то, чтобы понять, как двигаться дальше.

В Воронежской области только в этом году было возбуждено 8 уголовных дел о легализации преступно нажитых доходов в особо крупном размере.

Лишь половина регионов России сегодня имеют судебные решения по делам, связанным с отмыванием преступных денег. Между тем доходы теневого сектора экономики только за прошлый год выросли более чем на треть. А обналичено было 8 триллионов рублей.

Исследование теневой экономики в Уральском федеральном округе, отметил Басаргин, представляет особый интерес.

Экономика субъектов Российской Федерации, входящих в состав Уральского федерального округа, разнопланова. Территории УрФО – это территории с мощным потенциалом топливно-энергетического комплекса, развитой нефте- и газодобычей; регионы с развитой металлургией, тяжелым машиностроением, оборонной промышленностью; территории, где преобладает сельское хозяйство. Неоднородно и их финансовое положение. Мощный промышленный потенциал, финансовые и природные ресурсы делают Уральский федеральный округ привлекательным для теневой деятельности.

Проведенная диагностика ущерба, наносимого теневой экономикой, и рассчитанная по методике УрО РАН, показала, что суммарный ущерб, нанесенный экономике Уральского федерального округа теневым сектором, составил 27 % ВВП.

Таким образом, сказал в заключение Виктор Басаргин, проблема теневой экономики сегодня чрезвычайно остра и требует принятия самых безотлагательных и комплексных мер по противодействию ее дальнейшему разрастанию. Без этого невозможна реализация поставленных Президентом России задач, в том числе по удвоению ВВП, формированию конкурентоспособного государства, преодолению бедности.

Aдеквaтный aнaлиз регионaльных рaзличий в мaсштaбaх теневого производствa возможен лишь с использовaнием широкой совокупности нaтурaльных индикaторов. Срaвнение динaмики этих индикaторов и учтенного стaтистикой производствa продукции промышленности, строительствa и сельского хозяйствa позволяет дaть оценку уровня теневого производствa в кaждом из регионов России (Приложение).

Доля неучтенного официaльной стaтистикой производствa особенно великa с одной стороны в крупных центрaх (Москвa, С-Петербург), с другой – в депрессивных (Ивaновскaя облaсть, Тaймырский и Эвенкийский, Коми-Пермяцкий округa), преимущественно aгрaрных (Орловскaя, Кургaнскaя, Aстрaхaнскaя облaсти, Кaлмыкия) регионaх, a тaкже в рaйонaх, тесно связaнных с зaрубежьем (Кaлинингрaд, Дaгестaн, Дaльний Восток). В первом случaе по-видимому, скaзывaется криминaлизaция бизнесa, во втором и третьем – невозможность плaтить нaлоги с и без того нищенских доходов, в четвертом – ориентaция нa контрaбaнду.

Примечaтельно, что Крaснодaрский и Стaвропольский крaя – это места подпольных производителей aлкоголя эпохи Горбaчевa – имеют относительно низкие для югa России покaзaтели. Видимо, потенциaл теневого производствa здесь был в знaчительной степени реaлизовaн до 1989 г. В последние годы влияние кaвкaзского центрa теневого бизнесa отчетливо проявляется в виде ростa неучтенных производств кaк в в нaционaльных aвтономиях, тaк и в регионaх, грaничaщих с крaйним югом России (Ростовскaя, Aстрaхaнскaя, Волгогрaдскaя, Воронежскaя облaсти и Кaлмыкия).

Относительно высокий процент теневого производствa в слaборaзвитых aвтономиях Северa обусловлен сочетaнием депрессивности и мaлых объемов товaрной продукции. При тaком сочетaнии вaгон "левого" лесa или сотня соболей, продaнные зa живые деньги, окaзывaются зaметными для дотaционных экономик Коми- Пермяцкого и Эвенкийского округов. Для Тaймырского округa скaзывaется территориaльное сопряжение с Норильском, aдминистрaтивно подчиненным Крaсноярскому крaю. Норильчaне плaтят нaличными промысловикaм и рыбaкaм Тaймырa, aвиaторaм, гaзовикaм Мессояхи, поддерживaют порт Дудинки. Дaже небольшого "рaсплескивaния" тех денег, которые "крутятся" вокруг этого экспортного мaгнaтa, достaточно для обрaзовaния теневого секторa, весьмa существенного по мaсштaбaм слaборaзвитого округa.

Более тщaтельный aнaлиз с использовaнием стaтистических методов позволил обнaружить, что низкие объемы неучтенной товaрной продукции свойственны регионaм с мощной тяжелой промышленностью, особенно черной метaллургией. Сбыт прокaтных стaнов и шaгaющих экскaвaторов труднее утaить от официaльной стaтистики. В целом теневое производство более хaрaктерно для регионов с мощным непроизводственным сектором (трaнспортным узлaм, упрaвляющим центрaм). В условиях, когдa экономические aгенты регионa предстaвлены небольшим числом крупных монопольных структур, теневой сектор рaзвит обычно слaбее. Однaко его роль в обеспечении системной устойчивости всего производственного комплексa окaзывaется в этом случaе выше, поскольку теневой сектор ликвидирует дефицит рaзнообрaзия в экономической системе. Новые экономические структуры объективно чaще возникaют в теневом секторе, поэтому нaличие дaже незнaчительной доли "тени" при крупных монополистaх может иметь серьезные экономические последствия. Здесь можно сослaться нa примеры послевоенного рaзвития многих госудaрств. Во всех стрaнaх по окончaнии периодa вынужденной концентрaции производствa нa узком спектре военной продукции, диверсификaция экономики сопровождaлaсь опережaющим ростом теневых структур и волнaми криминaлизaции обществa. Выполнив эволюционную функцию по повышению структурного рaзнообрaзия консервaтивной системы и подтолкнув госудaрство к соответствующей перестройке зaконодaтельствa, теневой сектор, не связaнный с откровенной преступностью, постепенно легaлизовaлся.

Напротив, нaиболее опaсной для стрaтегических перспектив является теневaя экономикa в рaзнообрaзных хозяйственных комплексaх. Именно в условиях мaлой экономической мощности и высокого рaзнообрaзия структуры, ресурсов, форм деятельности возникaют лaтиноaмерикaнские типы экономики с пермaнентной депрессией, высокой криминaлизaцией и отсутствием эффективных производителей.

Очень тревожной предстaвляется зaвисимость векторa и интенсивности мигрaций нaселения от уровня рaзвития теневого производствa. Регионы, где скрытые полукриминaльные производствa нaиболее рaзвиты, в последние годы привлекaют дополнительные контингенты нaселения, в первую очередь молодого. Нaпротив, большинство регионов северо-зaпaдa и северо- востокa стрaны, где отсутствуют источники дополнительных (неучтенных) зaрaботков, потеряли остaтки мигрaционной привлекaтельности, a в Черноземье произошлa aктивизaция выездa при снижении темпов въездa нaселения.

Глава 2. Направления развития теневого сектора в экономике

Так главный экономист российского представительства Всемирного банка Кристоф Рюль считает, что доля теневой экономики в ВВП России реально составляет около 40-50%, передает NEWSRu. "Если сравнить ситуацию в России с ситуаций в других странах, например, Италии, где доля теневой экономики официально оценивается в 17%, то я бы, скорее, положилась на показатель в 40-50%", – констатирует эксперт. По его мнению, значительная часть теневого оборота сконцентрирована в сфере услуг.

Причем очевидно, что сам по себе феномен теневой экономики сегодня недостаточно изучен и понятен экономистам мира. Так теневая экономика существует даже в самых развитых странах с наиболее разработанным экономическим законодательством. Причем сами экономисты до сих пор не могут прийти к единому мнению насчет вредности или полезности этого явления. Теневая экономика как явление приводит с одной стороны к снижению собираемости налогов и занижению экономических показателей, однако, с другой стороны, она реально создает дополнительную занятость в новых секторах экономики и по сути дела представляет собой резерв роста экономики в будущем и подстраховку на случай серьезного кризиса. При этом, по мнению экспертов, сократить размеры теневого сектора экономики чаще всего удается путем проведения налоговой реформы и активного дерегулирования экономики. Считается, что теневая экономика все же больше свойственна странам с переходным типом экономики. В то время как в развитых странах Запада, в тени работают именно эмигранты из стран с такой экономикой.

Во Всемирном Банке собираются более тщательно разобраться в масштабах и сущности российского теневого сектора. Кристоф Рюль уверен, что совместный проект Всемирного банка, Бюро экономического анализа и Высшей школы экономики по изучению теневой экономики позволит лучше понять роль этого явления, его масштаб и структуру.

Напомним, данные ислледований ВБ значительно расходятся с российской официальной статистикой. Так, Госкомстат оценивает размер теневого сектора экономики в России примерно в 20-25%. В Госкомстате считают, что в тени трудятся около 10 млн. россиян.

Экономистами России предлагаются разнообразные способы решения проблем, связанных с агрессивным развитием теневого сектора экономики.

С одной стороны, необходимо предпринять усилия в направлении дебюрократизации государственной системы, создающей административные препоны для развития бизнеса, поддержки отечественного предпринимательства в системе международной конкуренции, легализации капиталов, полученных в результате некоторых видов теневого бизнеса. С другой стороны, в случаях злостных нарушений хозяйствующими субъектами законодательства, коррупции чиновничества и нелегальной активности олигархов государство обязано осуществить прямое вмешательство, жестко реализовать принципы диктатуры закона.

Проводимые правовые и институциональные меры не принесут полных успехов, если не будут дополнены мерами по формированию в России здоровой этической основы предпринимательства и государственной службы. Экономические процессы немыслимы без учета морально-нравственного содержания жизни граждан, оказывающего, наряду с собственно экономическими интересами, огромное влияние на мотивацию хозяйственного поведения.

В определенном смысле следует отказаться от юридического фетишизма и абсолютизации значения силы и правового характера государства в решении проблемы теневой экономики. Российские граждане проявляют чудеса изобретательности, обходя законы и укрываясь от надзирающего ока государства. Кроме того, существуют возможности ведения хозяйственной деятельности без формального нарушения правовых норм, что тем не менее нельзя считать чистоплотным и добросовестным предпринимательством и относить к обычной ("здоровой") экономике.

Среди таких практик можно отметить умышленное использование пробелов в законодательстве; правовую неурегулированность ряда аспектов предпринимательской деятельности; получение коммерческой выгоды за счет систематического невыполнения или нечеткого выполнения договорных обязательств; недобросовестную конкуренцию; нечистоплотные отношения бизнеса и власти, построенные на взаимовыгодной основе (но не обязательно связанные с получением взяток, например сговор властных структур с представителями криминала, обложение их своего рода "социальным налогом": обещание не трогать в обмен на финансирование строительства каких-либо социальных объектов: дорог, теплоцентралей, больниц и т.п.).

Вряд ли возможно существенно уменьшить масштабы теневой экономики, пока фигура отечественного предпринимателя как в России, так и за рубежом вписывается только в образ "нового русского" – беспринципного и неразборчивого в своих средствах дельца, махинатора и жулика, а государственный чиновник предстает как взяточник и казнокрад.

Основной путь ликвидации "теневого" сектора в экономике – снижение налоговой нагрузки.

Оптимальный уровень налогообложения является одним из условий устойчивого экономического роста. В российском налоговом законодательстве существуют очевидные проблемы, ограничивающие возможности экономического развития. Налоговая нагрузка на производителей продолжает на практике оставаться высокой, по мнению многих экспертов, – более 50%, вопреки официально декларируемому уровню в 31%.

Высокое налогообложение подрывает конкурентоспособность отечественной продукции. Высокий единовременный уровень обложения импорта делает невыгодным создание товарных резервов. Отсутствие определенных мобильных запасов товаров сдерживает или замедляет капитальное строительство, снижает его эффективность, что негативно сказывается в целом на развитии экономики. В дополнение к этому в стране существует налог на имущество предприятий, который ощутимо снижает рентабельность перспективных проектов, связанных с капитальным строительством, а также отрицательно влияет на кредитные возможности потенциальных инвесторов.

Однако на практике налоговая реформа в России остановилась. Предложенные поправки к Налоговому кодексу не улучшают, а по некоторым положениям даже ухудшают ситуацию.

Это отражается самым негативным образом на формировании экономической среды в стране. В массе производителей можно выделить три основные группы.

К первой из них относятся крупнейшие предприятия. Главное преимущество этих субъектов хозяйствования состоит в том, что их функционирование не обременено тяжкими долгами, неоплаченными кредитами, основные фонды получены ими, по сути дела, бесплатно. По этой причине их мотивация в деле дальнейшего экономического роста достаточно слаба.

Ко второй группе производителей нужно отнести предприятия, образующие сферу малого бизнеса. Она сформировалась в 90-е гг. На первых порах показала себя как очень динамичная структура, быстро растущая, создавшая большое число рабочих мест. Однако с конца 90-х гг. развитие малого бизнеса остановилось. Количество предприятий в этом секторе, удельный вес в экономике и число рабочих мест не увеличиваются. Основными проблемами развития данной сферы стали административные барьеры, поборы чиновничества и высокие платежи за аренду помещений и коммунальные услуги, которые не дают возможности малым предприятиям расти и развиваться. В этих условиях налоговый фактор уже не является определяющим для выживания малых предприятий и организации эффективного производства. Поэтому не приходится рассчитывать и на данную экономическую силу как на катализатор ускорения роста.

Третью группу производителей составляют компании среднего бизнеса, сформировавшиеся с начала 90-х гг., т. е. с момента старта рыночных реформ в стране. Большинство этих предприятий создавались с нуля и прошли все стадии развития: от кооперативов до крупных холдингов с оборотом от сотни миллионов до нескольких миллиардов долларов. Эти компании отличаются динамизмом и высокой степенью выживаемости, потому что родились и развивались в новых рыночных условиях. Но им приходится постоянно сталкиваться с неблагоприятной экономической средой в стране. Это уже упоминавшиеся административные барьеры, фискальная и обременительная налоговая система, давление и вмешательство в бизнес силовых структур, забюрократизированность процедур развития новых проектов.

Все это наводит на мысль о том, что успешный бизнес в стране развивается не благодаря работе государственных структур, а вопреки их деятельности.

Неадекватные тарифная и налоговая системы породили в России огромный "теневой" сектор, который вызывает искажение не только внутренней статистики, но и самого характера экономических отношений. Недополучение НДС является результатом существования в экономике огромного "теневого" сектора, который порожден необходимостью обеспечения выживаемости в условиях чрезмерного налогового бремени.

В этой связи одной из важнейших задач российской экономики является ликвидация "теневого" сектора, который нарушает экономические пропорции, не позволяет построить нормальную налоговую систему, соответствующую особенностям российского хозяйства, его структуре и традициям.

Основной путь ликвидации "теневого" сектора в экономике – это снижение налоговой нагрузки. В частности, уменьшение НДС до 13% (о чем была дискуссия в начале 2005 г.) способно значительно расширить налогооблагаемую базу, повысить собираемость налога и в итоге финансовых поступлений в бюджет. Гарантией этого могут стать вполне оправданные в этом случае меры по ужесточению администрирования налога. Более низкая ставка НДС содействовала бы также общему оздоровлению ситуации на таможне, повышению собираемости таможенных платежей и ликвидации масштабных злоупотреблений в процессе возврата НДС. Снижение налога должно способствовать в долгосрочном плане ускорению темпов экономического роста, активизации процесса инвестирования и капитального строительства.

Потери бюджета в результате снижения НДС с 18% до 13% могли бы быть компенсированы отменой возврата НДС экспортерам сырья (как это практикуется в Китае), поскольку сэкономленная сумма примерно равняется возможному снижению на первых порах поступлений в бюджет. Отмена возврата НДС экспортерам сырья служила бы стимулом для развития экспорта готовой продукции.

Изменить положение можно путем введения упрощенной системы налогообложения для малого бизнеса. Если оставить предпринимателям один налог, например, 5 процентов с оборота, то половина предприятий сразу выйдет "из тени" и на четверть вырастет объем производимой легальной продукции. При этом прирост ВВП составит сразу три процента.

Таким образом, использование возможностей экономического механизма и снижения налоговой нагрузки может стать самым логичным и эффективным путем ускорения экономического роста, способным быстро дать позитивные результаты в деле выведения производства "из тени" и активизации процесса инвестирования.

Заключение

Теневая экономика – сложное многоаспектное понятие, которое включает в себя два непосредственно связанных между собой основных признака – негативная деятельность и нетрудовые доходы. Структурно в теневой экономике можно выделить три крупные, весьма специфические сферы: криминальная деятельность, нелегальное (скрытое) предпринимательство и легальную негативную (фиктивную и дефективную) деятельность в государственном секторе.

В отношении теневой экономики нужны два вида действий. С одной стороны, предстоит с ней "бороться", а это функция правоохранительных органов, которую они должны выполнить как можно лучше. С другой – вводить "тень" в стандартные размеры посредством легализации, причем так, чтобы это пошло на пользу отечественному производству.

Итак, какую же политику и действия проводить государству? Следует учесть, что основа теневого оборота и роста преступности – неучтенные доходы экономических агентов и неисполнение ими же своих обязательств. Поэтому необходимо сделать налично-денежный оборот и неуплату налогов экономически невыгодными и юридически наказуемыми. Примерная программа действий следующая:

Следует всячески стимулировать безналичный денежный оборот. Например, гражданам, получившим доходы на банковский счет и не обезналичивающим их, можно учитывать половину уплаченного ими НДС. Таким образом, НДС, акцизы и подоходные налоги при этом будут "отсасывать" деньги из теневого оборота;

Необходимо запретить бесконтрольное представление и привлечение кредитов, отчуждение собственности и принятия на себя обязательств неплатежеспособными предприятиями и гражданами;

Важно децентрализовать, укрепить судебную и правоохранительные органы, закрепив за соответствующими институтами часть налоговых доходов;

Необходимо превратить защиту прав акционеров, инвесторов и кредиторов в государственный приоритет.

Реализация предполагаемых мер приведет к снижению объема кредитных и фондовых операций при обеспечении их эффективности и надежности. Многократно возрастут масштабы безналичных расчетов – это для финансовой элиты. Государство получит прирост бюджетных доходов и расходов. Менеджеры обретут перспективу упрочения своего положения легальным образом вместо вынужденной тактики разворовывания остатков имущества предприятия. Подавление налично-денежного и безналичного платеже-расчетного оборота приведет к увеличению потребности в безналичной рублевой массе и облегчит решение проблем дедоллоризации экономики и стабилизации рубля.

Нет нужды доказывать, что криминальное общество не в силах обеспечить внедрение инноваций и экономический рост; хуже того, разрушая систему снабжения населения социальными благами (прежде всего образования, здравоохранения, социального обеспечения), оно обрекает себя на деградацию. В то же время такая система может быть относительно устойчива только при задействовании внешних источников со всеми вытекающими негативными последствиями.

Программа интеграции теневого капитала с легальным – лишь одна, но обязательная составляющая нового курса в экономической политике, суть которого – во всемерном поощрении отечественного товаропроизводителя.

В настоящее время легализация теневых капиталов, направляемых в легальную экономику – едва ли не единственный (в смысле реальной возможности мобилизации) источник крупномасштабного инвестирования в народное хозяйство. Правительство загнало предпринимателя "в тень", и теперь обязано предоставить последнему возможность из нее выйти. Карательные меры к теневикам-предпринимателям приведут к безвозвратной потере для страны огромных капиталов, в создание которых тем или иным путем вложен труд практически каждого россиянина. Заставить эти средства работать для общего дела – задача, достойная истинных реформаторов.

Выработка эффективной политики относительно теневой экономической деятельности требует комплексного социально экономического и экономико-правового подхода. Прежде всего, здесь нужны два типа действий. С одной стороны, предстоит с ней бороться, и это – функция правоохранительная органон. С другой стороны, придется вводить теневую деятельность и стандартные размеры посредством легализации, причем так, чтобы это пошло на пользу отечественному производству.

Список литературы

1. Белкина С.Е. Роль государства в сокращении теневого сектора в переходный период // Проблемы устойчивого развития экономики / РАГС.: С.Н. Чудновская, Ю.Н. Барышников. – М.: РАГС. – 2003. – №5. – С. 45-48

2. Губанов С. Рост отсталости и отсталость роста.// Экономист.-2005. – № 3.- С. 13-29

3. Дмитриев Ю.И. Теневая составляющая экономики России // Вестник ПАГС им П.А. Столыпина. – 2004. – №7. – С.49-56

4. Елисеева И.И. Определение объемов торговой деятельности на основе макроэкономических показателей // Вопросы статистики. – 2004. – №4. – С.18-22

5. Красавина М.Н. Научные подходы к оценке масштабов теневой экономики в финансово-кредитной сфере и меры по их снижению // Деньги и кредит – 2005. – №6. – С.62-68

6. Курс экономической теории / Под общ. Ред. М.Н. Чепурина, Е.А. Киселевой. – М.: Инфра-М, 2002.

7. Курс экономической теории. Общие основы экономической теории, микроэкономика, макроэкономика, переходная экономика: Учебное пособие / Под общ. Редакцией А.В. Сидоровича. – М.: МГУ им. Ломоносова, "ДИС", 2002.

8. Осаковский В. Влияние реформирования ЕСН на теневую экономику: негласный сговор и конфликт интересов // Вопросы экономики – 2005. – №5. – С.89-99

9. Семина Г. Роль теневых экономических отношений в хозяйственной жизни общества // Экономика и управление. – 2003. – №3. – С. 105-106

10. Системный анализ актуальных проблем экономики / Сборник научных трудов Института системного анализа Российской Академии Наук. Под ред. д.э.н., проф. М.Г. Завельского. – М.: Эдиториал УРСС. 2004.

11. Социально-экономические проблемы России: Справочник. / ФИПЭР. – СПб.: Норма, 1999.

12. Тарасов М. Усиление роли государства по ограничению теневой экономики России // Проблемы теории и практики управления. – 2004 – №4. – С. 32-37

13. Экономическая теория: Учебник по общ. Ред. В.И. Видяпина и Г.Г. Журавлевой. – М.: Инфра-М, 2005.