Цифровые права

Автор: Ирина Нестерова ✔ 18.12.2019

Нестерова И.А. Цифровые права // Энциклопедия Нестеровых

Цифровые права это новое для российского законодательства понятие, появившееся в законодательстве в 2019 году. Несмотря на огромную актуальность, правовые нормы, регламентирующие цифровые права требуют серьезной коррекции.


Понятие и сущность цифровых прав

цифровые права

В век цифровых технологий необходимо адекватное правое регулирование прав граждан, их обязанностей и особенностей коммерческой деятельности в цифровом пространстве. Сейчас под цифровыми правами понимается определенная совокупность прав каждого человека на доступ к цифровым медиа, на использование компьютеров, сотовой связи, Интернета с целью получения или передачи информации. Цифровые права, как и любые другие, нуждаются в правовом регулировании. В этой связи внесение в Гражданский Кодекс новелл о цифровых правах является как никогда актуальным.

Президент РФ подписал Федеральный закон от 18.03.2019 № 34-ФЗ "О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации". Его цель – предусмотреть в ГК РФ основные положения в сфере цифровой экономики.

Формулировка термина "цифровые права" в Гражданском Кодексе выглядит следующим образом:

Цифровые права – обязательственные и иные права, содержание и условия, осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам. Осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу [1].

Обладателем цифрового права признается лицо, которое имеет возможность распоряжаться этим правом. Осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу.

К содержанию

Правовое регулирование цифровых прав

Цифровые права трудно назвать абсолютно новым понятием. С ними связан Федеральный закон № 90-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О связи" и Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", также известный как закон "О суверенном Рунете", который предусматривает создание инфраструктуры для работы российского сегмента Интернета в изоляции. Для этого провайдерам нужно будет установить технические средства, которые будут определять источник передаваемого трафика и при помощи которых пропуск трафика можно будет блокировать.

Цифровые права планируется включать в число общегражданских. Однако на этом поприще сейчас ведутся яростные дискуссии обоснованные несовершенством новых правовых норм и отсутствием примеров судопроизводства.

Закон № 34-ФЗ призван регламентировать цифровые права не только в общем, но и в процессе предпринимательской деятельности и при заключении договоров. Так, в законе указано, что отношении купли-продажи цифровых прав применяются положения § 1 "Общие положения о купле-продаже" главы 30 "Купля-продажа" части второй ГК РФ.

Очень важной особенностью регламентации цифровых прав является тот факт, что переход цифрового права на основании сделки не требует согласия лица, обязанного по такому цифровому праву. Это значительно облегчает процесс совершения сделки.

Важным аспектом реализации цифровых прав является цифровая среда.

Цифровая среда

Цифровая среда

Закон закрепляет право на заключение договоров в Интернете. Это приравнено к посменному волеизъявлению. Например, когда на интернет-странице или в мобильном приложении описаны условия для нажатия клавиши "ОК", из которых следует, что такого нажатия достаточно для выражения волеизъявления – это считается аналогом письменного волеизъявления.

Новый закон вносит определенность в сферу использования "самоисполняемых" сделок или так называемых смарт-контрактов.

Смарт-контракт не является отдельной сделкой, это всего лишь условие об автоматическом исполнении любого гражданско-правового договора.

В настоящее время такие условия договоров распространены в банковской сфере и в электронной торговле.

Закон запрещает составление завещания с использованием электронных либо иных технических средств. Это крайне важный пункт, который снижает вероятность мошенничества.

К содержанию

Защита цифровых прав

Нормы, внесенные в Гражданский Кодекс Российской Федерации, направлены на защиту цифровых прав граждан РФ. Большинство людей, пользующихся компьютером, даже не подозревают, как легко нарушаются их права, как часто они невольно дают согласия на то, что совершенно им не нужно.

Одним из элементов защиты цифровых прав в новых новеллах ГК РФ является постановка и решение вопроса связанного с легализацией сбора и обработки значительных массивов обезличенной информации. Для этого в новой статье 783.1 ГК РФ вводится конструкция договора об оказании услуг по предоставлению информации. При этом закрепляется, что договором может предусматриваться обязанность не совершать действия, в результате которых передаваемая информация может быть раскрыта третьим лицам.

Упомянутый ранее март-контракт также выступает роли меры по защите прав участников сделок. Обособленная модель смарт-контракта, которая предусматривает существование договора в традиционной письменной форме, призвана обеспечить открытость и безопасность договора. Кроме того, дополнительно к такому договору часть его условий может быть внесена в смарт-контракт. Чтобы смарт-контракт был не пустым звуком, а эффективным инструментом в законодательство добавлено правило, по которому сделка может предусматривать исполнение её сторонами обязательств при наступлении определённых обстоятельств путём применения информационных технологий. Другими словами, исполнение произведёт сама информационная система.

К содержанию

Проблемы регулирования цифровых прав в РФ

Основной проблемой регулирования цифровых прав в РФ в свете принятого Закона, вносящего дополнения в Гражданский Кодекс РФ, является недостаточная актуализация норм к современным реалиям, запоздалость ряда новелл и слишком большая компромисность. Так например много вопросов вызывает пункт про завещания который отражен в п. 1 ст. 1124 ч. третьей Гражданского Кодекса РФ. Цель этой нормы состоит в том, чтобы изъять составление завещаний из-под действия вновь вводимых норм об электронной форме как о надлежащей письменной. Однако проблемы могут возникнуть с нотариусами, которые поймут данную новеллу буквально.

Недостаточно проработаны аспекты регулирования цифровых прав договорных отношений в рамках договорных отношений. Вопросы вызывает понятие смарт-контракт, так как в полной мере не раскрыта его правовая природа. Не совсем ясны права и обязанности сторон.

В итоге принятые поправки в ГКРФ не позволили в полной мере урегулировать весь спектр правоотношений в цифровом пространстве. Предложенные правовые нормы определяют лишь основы их правового регулирования.