ODiplom // История // 18.01.2016

Династия Рябушинских

Автор: Ирина Нестерова

Рубрика: История

Опубликовано: 18.01.2016

Библиографическое описание:

Нестерова И.А. Династия Рябушинских [Электронный ресурс] // Образовательная энциклопедия ODiplom.ru

Особенности российского предпринимательства на примере династии Рябушинских.

В последние годы возрос интерес общества к истории российского предпринимательства, осмыслению его опыта; ощущается стремление к возрождению традиций предпринимательства, накопленных в дореволюционный период, к познанию истинных черт российского предпринимательского класса, лучшие представители которого отличались деловой хваткой, предприимчивостью, размахом, многосторонней деятельностью на ниве благотворительности и меценатства. В этих условиях необходимо знание системных представлений о зарождении и становлении российского предпринимательства от истоков до настоящего времени в контексте исторических условий развития России.

В начале XX века не было в России человека, который бы не знал фамилии Рябушинских. Начав торговлю в XIX веке, малограмотный Михаил Яковлевич, основатель династии, и предположить не мог, что через сто лет его потомки будут всемирно известными предпринимателями, банкирами, учеными и меценатами, а в народе их назовут "русскими Ротшильдами".

1. Предпринимательство в дореволюционной России

Предпринимательская деятельность в России имеет многовековую историю. В древнерусских летописях Х в. упоминается о купцах – жителях городов, занимающихся торговлей, и "гостях" – торговцах из заморских стран. В "Истории государства Российского" Н. М. Карамзина рассказывается: "В X веке жило множество россиян в Цареграде, которые продавали там невольников и покупали всякие ткани. Звериная ловля и пчеловодство доставляли им множество воску, меду и драгоценных мехов, бывших вместе с невольниками главным предметом их торговли. Они ходили на судах не только в Болгарию, в Грецию, Хазарию или Тавриду, но и в самую отдаленную Сирию. Черное море, покрытое их кораблями, или, справедливее сказать, лодками, было названо Русским". В этот период в городах образуются купеческие общества, купцы и "гости" становятся любимыми героями русского фольклора. Монголо-татарское нашествие надолго задержало развитие страны. Но уже к XIII–XIV вв. начали возрождаться русские города, вместе с ними – промысел и торговля, а также и купечество.

К концу XVI в. уже существовали три купеческие корпорации, имевшие выборных руководителей и пользовавшиеся определенными правами. В 1653 г. вводится первый в истории страны Торговый Устав, устанавливающий единый торговый налог. По этому уставу иностранные купцы облагались более высокими пошлинами, чем российские. Правление Петра I дало мощный толчок экономическому развитию России, превращению ее в первоклассную мировую державу. Формируется единый всероссийский рынок, развиваются производительные силы, растет народное благосостояние. В Манифесте 16 апреля 1700 г. Петр I провозглашает: "С самого вступления нашего на престол все старания и намерения наши клонились к тому, чтобы все подданные наши приходили в лучшее и благополучнейшее состояние". Петр твердой рукой проводит в жизнь главную идею самодержавия: "Государь никому на свете о своих делах ответу дать не должен". Это дало возможность установить строгий порядок, столь необходимый для управления огромной страной. Но даже в те времена силовые, командно-административные методы управления были не единственными.

Первые русские предприниматели-капиталисты выросли из купечества с началом развития капитализма в начале XVIII в. Значительная часть их стала владельцами фабрик и заводов. Государство оказывало этим предпринимателям существенную материальную поддержку, помогало организовывать производство. В этот период складываются торгово-промышленные династии Морозовых, Прохоровых, Рябушинских, Третьяковых и многие другие. Их предприятия, вплоть до октябрьского переворота 1917 г., сохраняли, как правило, семейный характер.

Конец XIX и начало XX в. были для России годами экономического роста. Особенно быстро развивалась промышленность и торговля. Торгово-промышленный оборот Европейской России составлял тогда около 10 млрд рублей. Чтобы представить себе масштабы этой цифры, отметим, что средний ежемесячный заработок основной массы трудового населения страны составлял тогда около 7 pyб. на человека, учитель получал 20–25 руб. в месяц, килограмм хлеба стоил 3–5 коп., за 1 коп. можно было купить порцию мороженого. Только в Московской губернии действовало 53 тысячи предприятий. В стране быстрыми темпами развивались добывающая и обрабатывающая промышленность: горнозаводская, железоделательная, сахарная, текстильная. Правительством С. Ю. Витте была проведена денежная реформа. Россия быстро ликвидировала разрыв в развитии экономики по сравнению с развитыми странами Запада. Многие российские предприятия того времени завоевали себе славу лучших в мире. Развитие предпринимательства в России имело ряд особенностей. В истории экономики отмечается, что на русской почве меньшее значение, чем в европейских странах, и особенно в США, придавалось личному богатству, не было принимавшего там уродливые формы культа денег, поклонения "золотому тельцу". Не отмечалось столь характерного для молодого бизнеса стремления нажиться нечестным путем, продать товар подороже во что бы то ни стало.

Хорошим предпринимателем считался тот, кто умел наживать деньги за счет ускорения оборота товара, лучшего обслуживания покупателя. Для многих российских предпринимателей было свойственно отношение к своему делу не только как к источнику личного богатства, но как к важной миссии, возложенной на него Богом или судьбой, – подавляющее большинство предпринимателей России были глубоко верующие люди. В прямой связи с этими качествами находится и широчайшая благотворительная деятельность российских промышленников и купцов. Свидетельства тому – существующие и поныне Морозов-ский и Щукинский музеи европейской живописи, Третьяковская галерея, Бахрушинский театральный музей, Художественный театр Станиславского и Немировича-Данченко, опера Зимина, другие замечательные явления культуры, созданные на деньги благотворителей-меценатов. Вместе с тем следует иметь в виду, что самобытность российской экономики не мешала ей развиваться в русле мирового экономического процесса со всеми присущими ему атрибутами рынка.

Уже в 1703 г. была организована первая в России Санкт-Петербургская биржа. K началу Первой мировой войны более ста бирж существовало уже во всех крупных городах страны. Быстро развивалась банковская деятельность. Заслуженной всемирной славой пользовалась Нижегородская ярмарка. Российские предприниматели были для своего времени прекрасно образованы. Образцовыми учебными заведениями мирового класса считались в начале нашего века Петербургский политехнический институт с его экономическим факультетом, Московский, Киевский и Харьковский коммерческие институты. В стране успешно работало 250 средних коммерческих училищ (первое было открыто в Москве в 1773 г.), в которых обучали десятки тысяч будущих предпринимателей и управляющих. Вплоть до Октябрьской революции заслуженной всемирной славой пользовались хлопчатобумажные предприятия Морозовых, кожевенное и суконное производства Бахрушиных, промышленные предприятия Третьяковых, текстиль Прохоровых (знаменитая "Трехгорка"), машины и судостроение Путиловых, железные дороги Мамонтовых, химические заводы Ушковых, гастрономия братьев Елисеевых и многое-многое другое.

Незаслуженно забытый, выброшенный после октября 1917 г. "за ненадобностью" многовековой опыт российских предпринимателей – купцов, фабрикантов и банкиров – сегодня очень бы нам пригодился. В нем наша отечественная специфика рыночных отношений, многочисленные свидетельства тому, что при надлежащих условиях российские предприниматели и управляющие предприятиями могут ни в чем не уступать лучшим мировым образцам. Одной из интересных особенностей российского предпринимательства был его семейный характер. Приведем в качестве примера краткие данные о некоторых наиболее ярких династиях русских предпринимателей. Пять поколений семьи Морозовых внесли огромный вклад в развитие российской экономики, в промышленность, торговлю, культуру.

2. Возникновение династии Ребушинских

По данным Димитриевской приходской церкви Ребушинской слободы (в 3 верстах от Боровска) значится, что в 1786 году 1 ноября у служителя Якова Денисова родился сын Михаил. Крещен того же числа, восприемники были: боровский мещанин Матвей Евтеев и Ребушинской слободы служительская жена Евфимия Ермолаева.

Из того же источника видно, что семья Якова Денисова в 1789 году состояла из следующих лиц:

Денис Кондратьев 76 лет (родился в 1713 году)

Яков Денисов (сын его) 56 " 1733

Евдокия Евтеева (жена Якова) 44 " 1745

Агафья (дети их) 19 " 1770

Василий " 17 " 1772

Домника " 13 " 1776

Иван " 10 " 1779

Артемий " 5 " 1784

Мария " 4 " 1785

Михаил " 3 " 1786

По записи П. М. Рябушинского известно, что дед его Яков Денисов был по прозванию Стекольщиков, по занятию резчик по дереву. Фамилия Стекольщиковых и до настоящего времени сохранилась в слободе Ребушинской, и все ее представители происходят от двух старших сыновей Якова Денисова.

Из прозвания "Стекольщиковым" служителя Якова Денисова, бывшего резчиком по дереву, видно, что отец его, служитель Денис Кондратьев, был стекольщиком и этим ремеслом служил Пафнутиевскому монастырю.

Денису Кондратьеву, родившемуся в 1713 году, пришлось в течение своей долгой жизни испытать все последствия тех перемен, которые совершались в отношениях монастыря к служительской слободе, под влиянием распоряжений правительства, клонившихся к отнятию земельной собственности у монастырей.

Денис Кондратьев застал еще время, когда монастырь содержал за свой счет служителей; ему пришлось и приспособляться в течение долгого переходного времени к новым условиям, когда нужно было, служа монастырю, платить оброк в Коллегию экономии и, наконец, совершенно отделиться от монастыря и, получив земельный надел, обратиться в "экономического" крестьянина.

Малый надел в Ребушинской слободе не мог давать достаточно средств для содержания большой семьи, и резьба по дереву являлась подсобным промыслом, повидимому, связанным с временными нуждами монастыря в такого рода мастерах, так как в дальнейшем этот промысел не сохранился в фамилии Стекольщиковых.

В семье было много детей. Старшие, как и отец, должны были заняться ремеслом, а двое младших ушли в торговлю. Уже в 1802 году они оба были купцами третьей гильдии и вели самостоятельную торговлю в холщовом (Михаил) и ветошном ряду (Артемий).

Самым первым из известных представителей был стекольщик Денис. Его сын, Яков Денисов, был резчиком по дереву и работал в монастырском хозяйстве. Жена Якова скупала чулки по деревням и продавала их в Боровске.

В семье было много детей. Старшие, как и отец, должны были заняться ремеслом, а двое младших ушли в торговлю. Уже в 1802 году они оба были купцами третьей гильдии и вели самостоятельную торговлю в холщовом (Михаил) и ветошном ряду (Артемий).

Нашествие французов разорило Михаила Яковлевича, и он приписался в мещанство. Лишь спустя 12 лет, в 1824 году, он вновь стал купцом, но уже под другой фамилией – Ребушинский. Фамилию он сменил, перейдя в раскол, а называться стал так по слободе, в которой он жил в Боровске. Со временем, и довольно быстро, Рябушинские превратились в Рябушинских, но Михаил Яковлевич всегда подписывался по-старому.

Сначала Михаил Яковлевич торговал холщовым товаром, потом хлопчатобумажными и шерстяными изделиями, но всегда мечтал основать собственное производство. Накопив капитал, в 1846 году он основал небольшую фабрику в собственном доме в Москве, в Голутвинском переулке. Он производил шелковые и шерстяные изделия.

Когда подросли сыновья, Михаил Яковлевич одну за другой основал фабрики шерстяных и хлопчатобумажных изделий в Медынском (Насоновскую) и Малоярославском (Чуриковскую) уездах Калужской губернии. Он вел большую торговлю в России – Москве, Нижнем Новгороде, на Украине – и в Польше. В это же время были совершены первые банковские операции Рябушинских.

После смерти любимой жены Евфимии Степановны, происходившей из богатых купцов Скворцовых, Михаил Яковлевич постепенно начал отходить от дел, передав фабрики в руки сыновей – Ивана, Павла и Василия. Иван рано умер, и наследство Михаил Яковлевич оставил в нераздельную собственность Павлу и Василию.

Павел управлял фабриками и заботился об их обеспечении сырьем, станками, красками, дровами. Василий занимался финансовой документацией, ведением коммерческих дел и бухгалтерией. Павел Михайлович, возглавив дело, усиленно развивал фабричное производство, построил четырехэтажное здание ткацкой фабрики рядом с домом. Техническую сторону дела он знал досконально, поэтому самую ответственную работу – прием товара – он выполнял сам. Он же устанавливал и цены на товары.

Семейная жизнь Павла Михайловича сначала не складывалась. По настоянию родителей женившись на Анне Семеновне, бывшей на несколько лет старше него, он не чувствовал себя счастливым. К тому же не было наследников: единственный сын умер во младенчестве, а потом рождались только дочери. Осознав, что живет не так, как ему хотелось бы, Павел Михайлович в 1863 году развелся с женой и долгое время оставался холостяком.

С начала 1860-х Павел Михайлович начал активно заниматься общественной деятельностью. В 1860 году он избран в члены шестигласной распорядительной Думы Москвы как представитель от Московского купечества, в 1864-м – в комиссию по пересмотру правил в мелочном торге, в 1866-м – депутатом городского собрания и членом коммерческого суда. В 1871 и 1872 годах его выбирали в члены учетного и ссудного комитетов Московской конторы Государственного банка, с 1870 по 1876 год он был выборным Московского биржевого комитета.

Таким образом, Павел Михайлович Рябушинский стал одним из признанных лидеров московских предпринимателей.

А Павел Михайлович, дождавшись появления наследников, с удовольствием занялся их образованием. Сам он в детстве получил недостаточно знаний, поэтому был вынужден заниматься самообразованием. Он не хотел, чтобы дети повторили его судьбу, предпочитая подготовить их как следует заранее. Итак, Рябушинский нанимал гувернеров-иностранцев, особое значение придавая изучению иностранных языков. Чтобы дети знали и семейное дело, летом их отправляли на фабрику, где они могли познакомиться с проблемами и интересами фабричной среды. По окончании школьной учебы для продолжения образования Павел Михайлович отправил сыновей за границу. Все дочери Рябушинских закончили пансионы.

Дети вдохновили Павла Михайловича на новые, грандиозные проекты: он решил укрупнить свое производство, сосредоточив его в одном районе. Для этого несколько старых фабрик продали, а вместо них была куплена фабрика на реке Цне на станции Вышний Волочок. В районе Вышнего Волочка Павел Михайлович активно скупал леса для обеспечения фабрики топливом.

В 1874 году сгорела фабрика в Чурикове, но ее не стали восстанавливать, на ее месте построили крупные красильно-отбелочную, аппретурную и ткацкую фабрики, а также казармы для рабочих семей и каменную больницу. В 1891 году было построено еще и училище на 150 человек.

В 1880–90-х годах Павел Михайлович вел учет первоклассных торговых векселей. Это новое для купца дело заинтересовало его, постепенно он все больший упор стал делать на банковские операции. Позднее его сыновья основным видом деятельности будут считать именно банковское дело, которое и принесет им громкую славу.

Скончался Павел Михайлович в возрасте 78 лет в окружении многочисленного потомства. Александра Степановна, его лебедушка, пережила мужа всего на год с небольшим, несмотря на значительную разницу в возрасте.

После смерти отца фабриками стал заниматься Павел Павлович, который занял пост директора-распорядителя. Ему помогали братья Сергей и Степан. Они в широких масштабах развили банковскую деятельность и в 1902 году основали банкирский дом, во главе которого встали братья Владимир и Михаил. В 1912 году они преобразовали свой частный банкирский дом в крупнейший Московский банк, основной капитал которого перед войной составлял 25 млн рублей.

3. Павел Павлович Рябушинский

Третье поколение русских предпринимателей – особая веха в истории страны. В отличие от своих отцов, они уже получили отменное европейское образование (братья Рябушинские, к примеру, окончили Московскую практическую академию коммерческих наук, знали два-три европейских языка) и пришли на нажитое родовое богатство. В большинстве своем эти люди были умны, активны, готовы к масштабной деятельности и широкой благотворительности. Но и эпоха – начало ХХ в. – выдалась нестабильная, тяжелая. Промышленный переворот привлек в города и городки огромные массы не подготовленного к мобильной и автономной городской жизни сельского населения.

Они селились на окраинах, в бараках, бытовые условия там были ужасные, устоев – никаких, и масса вечно полуголодного, необразованного, не имевшего культурных интересов населения предместий постоянно оказывала давление на центр города. "Здесь часто бывают пожары. Застава горит" – эти строки великой русской поэтессы можно было бы поставить эпиграфом к эпохе.

Когда заводят речь о пролетариате, о "классе в себе" и о "классе для себя" и всей прочей марксистской казуистике, часто забывают, какая реальность встает за этими терминами. В общественную жизнь врывались не старые рабочие люди, с которыми привыкли иметь дело купцы и промышленники середины ХIХ в., но оторванная ото всех корней и принципов молодежь, легко становившаяся добычей всякого рода агитаторов и провокаторов. Европу, а вместе с ней и Россию, ожидало несколько десятилетий нестабильности. Для России всё закончилось трагически. Владимир Рябушинский с печалью заметил уже в эмиграции: " Расхождение верхов и низов, гибельное для самого существования собственности в России, завершилось разрывом при внуках основателя рода... Старый русский купец хозяйственно погиб в революции, как погиб в ней старый русский барин."

Павел Павлович Рябушинский принял в управление отцовское Товарищество на границе ХХ в., когда, казалось бы, никто и подумать не мог о надвигающихся испытаниях. Мировой экономический кризис не затронул "текстильщиков", русского по происхождению капитала: страдали только "петербуржцы, западники", те, кто был крепко связан с финансовыми институтами. Рябушинские, напротив, входили в сердцевину "национальной группы", ориентировались на русский рынок и вели себя на нем дерзко и агрессивно.

К началу десятых годов Павел Павлович возглавлял уже крупнейшую финансовую монополию, аппетиты которой намного переросли пределы производства и продажи тканей. Всюду, где только возможно, его "Средне-Российское акционерное общество" противостояло иностранцам: геологическая разведка на Севере, в районе Ухты, лесодобыча и лесозаготовка, расширяющиеся интересы в нефтяной промышленности, первые шаги отечественного машиностроения, автомобильная и авиационная отрасль – этот перечень далеко не полон. Возможности были огромными, амбиции – еще больше.

И всё же главное, что выделяло П.П. Рябушинского из среды его коллег и партнеров, – острое, почти болезненное самосознание, чувство ответственности за наследственное дело и за страну. Он, пожалуй, был первым, кто во всеуслышанье заявил: предприниматели – люди, способные обеспечить достаток и процветание, и есть истинные хозяева грядущей России.

Но даже не предпринимательство, а именно политика стала средоточием деятельной страсти П.П. Рябушинского. Кодекс своих убеждений он сформулировал еще в начале века. Он соединял последовательный патриотизм и не менее последовательное преображение страны, исходя из национальных интересов. Именно из конкретных интересов, а не неких абстрактных принципов.

При этом опыт его семьи, его старообрядчества удивительно уживались с пытливым любопытством, открытым взглядом на современность. Так, настаивая на развитии гражданского общества и укреплении политических свобод, он в то же время предлагал отделиться от Запада "железным занавесом" (Павел Павлович первым ввел в оборот это замечательное выражение), бороться за рынки, искать себе партнеров и соперников не в Европе, "где нас никто не любит и не ждет", а на Востоке, "где непочатый край работы".

Говорят, что в начале века он часто встречался с идеологом раннего евразийства князем С.С.Ухтомским, посылал своих эмиссаров в Монголию и Китай, искал контактов, хозяйственных и политических...

В годы кризиса 1905–1907 гг. П.П. Рябушинский окончательно уходит в публичную политику. Он – выборный Московского биржевого комитета, член министерской Комиссии по упорядочению быта и положения рабочих в промышленных предприятиях Империи, активно, "как средствами, так и трудами", участвует в движении за права старообрядцев.

Характерно, что именно на старообрядческом съезде 1906 г. в Нижнем Новгороде Рябушинский впервые представил свое виґдение переустройства России, основанное на единстве и целостности государства, преемственности государственной власти, эволюционирующей в сторону развитого парламентаризма, отмене сословных преимуществ, свободе вероисповедания и неприкосновенности личности, "замене старого чиновничьего аппарата другим – народным, доступными для народа учреждениями", всеобщим бесплатным образованием, наделении крестьян землей и исполнении "справедливых желаний рабочих относительно порядков, существующих в других государствах с развитой промышленной жизнью".

Необходимо отметить, что некоторые пункты этой программы актуальны и по сей день. В нашем демократическом обществе мы, возможно, назвали бы ее "праволиберальной", а современники именовали "буржуазистской".

После стабилизации 1907 г. Павел Павлович участвует в создании Партии Прогрессистов, издает одну из самых популярных ежедневных газет – "Утро России", вместе с П.Б.Струве проводит ежемесячные совещания с лучшими умами страны – разрабатывает долгосрочную стратегию экономического развития.

Павел Павлович Рябушинский сознательно строил свой образ – активного, мобильного, понимающего свой и более широкий государственный интерес русского капиталиста. В нем поразительным образом уживались своеобразная деловая этика старообрядческой среды, широкая натура русского купца и благотворителя с железной цепкостью образованного предпринимателя ХХ в.

Сохранился любопытнейший документ: "Отчет и баланс П.П. Рябушинского на 1 января 1916 года". Павел Павлович владел имуществом на общую сумму в 5 002 тыс. рублей, в том числе акциями Московского банка на 1905 тыс., семейной текстильной фирмы на 1066 тыс., типографии, где печаталось "Утро России" – 481 тыс., и домом на Пречистенке, оцененным в 200 тысяч рублей.

Годовой доход Павла Павловича составлял около 330 тысяч, причем директорское жалованье в банке и различных семейных компаниях – около 60 тысяч.

Из расходов, помимо 24 тысяч на содержание семьи, 84 тысячи ушло на покрытие дефицита "Утра России", 30 тысяч – на другие издательские проекты. До 20 тысяч истратил Павел Павлович и на различные пожертвования (десять тысяч – старообрядческому журналу, пять тысяч – декадентскому издательству).

Годы Гражданской войны Рябушинский провел в Крыму, а затем оказался в эмиграции, во Франции.

Но и там он не терял веры в Россию, и в 1921 г., выступая на съезде Русского финансово-промышленного и торгового союза, предрек: "Дурной сон закончится. Наступит пробуждение Отечества. Я не знаю, когда это случится, через год или через век. Но тогда на прежнем или вновь родившемся торгово-промышленном классе будет лежать колоссальная обязанность – возродить Россию. Нам надо научить народ уважать собственность, как частную, так и государственную, и тогда он будет бережно охранять каждый клочок достояния страны."

4. Судьба представителей династии Рябушинских

Другой Рябушинский – Дмитрий Павлович – посвятил себя науке. Он основал и стал первым директором устроенного им аэродинамического института в Кучино. Позднее построил гидродинамическую лабораторию на реке Пехорке. Он написал ряд выдающихся научных трудов в области аэродинамики и воздухоплавания.

В 1916 году Дмитрий Павлович создал 70-мм пушку, напоминающую открытую трубу на треноге. Орудие Рябушинского было предшественником динамореактивных и более поздних газодинамических безоткатных орудий.

Он стал ученым с мировым именем, профессором, членом-корреспондентом Французской академии наук.

После революции Дмитрий Павлович по собственной инициативе отдал аэродинамический институт государству, после чего эмигрировал во Францию, где он и умер (в Париже в 1962 году). Во Франции он работал в области аэродинамики и пропагандировал российскую науку.

Николай Павлович Рябушинский стал литератором. Он автор многих рассказов и повестей, пьес и стихов. Наибольшую известность он приобрел как издатель литературно-художественного журнала символистов "Золотое руно". Увлекался он и живописью (о чем современник писал: "Богатство мешало ему быть только художником"), имел неплохой вкус и некоторое время занимался антикварным делом.

По заказу Николая Павловича в начале XX века близ Петровского парка была возведена роскошная дача, получившая название "Черный лебедь" и прославившаяся не только своей архитектурой и коллекцией картин, но и шумными приемами для московской богемы.

Николай Павлович собирал полотна как старых мастеров, так и современников, причем основную часть собрания составляли картины художников, группировавшихся вокруг "Золотого руна". Кроме того, в его коллекции были известные скульптуры О. Родена.

По инициативе Николая Павловича в 1907 году открылась выставка московских символистов "Голубая роза". На выставку были приглашены известные пианисты, здесь же читали стихи В. Брюсов и А. Белый.

В 1909 году Николай Павлович разорился и был вынужден продать часть своей коллекции с аукциона. Потом ряд полотен погубил пожар на вилле "Черный лебедь". После этого пожара уцелел лишь портрет В. Брюсова кисти М.А. Врубеля и полотна, находившиеся в московском особняке Рябушинского.

После октября 1917 года Николай Павлович состоял на государственной службе консультантом и оценщиком произведений искусства, но в 1922 году он эмигрировал. Его коллекция была национализирована и поступила в Государственный музейный фонд.

Николай Павлович поселился в Париже. Он имел несколько антикварных лавок и магазинов в Ницце, Париже, Биаррице, Монте-Карло и не без успеха занимался торговлей. Умер Николай Павлович в Ницце в 1951 году.

Михаил Павлович, как и другие братья, увлекался искусством, старался поддерживать его развитие. Он финансировал несколько художественных выставок, выделял средства служащим Третьяковской галереи, в 1913 году входил в состав Комитета по организации посмертной выставки В.А. Серова.

Собирать свою коллекцию картин русских и западноевропейских художников Михаил Павлович начал в 1900 году, особую любовь он питал к произведениям молодых русских живописцев. Некоторые полотна он покупал на выставках.

По традиции московских коллекционеров, свое собрание Михаил Павлович намеревался передать в дар Москве. В 1917 году он сдал свою коллекцию на хранение в Третьяковскую галерею, где и остались его картины после национализации. Часть этого собрания в 1924 году была передана в Музей нового западного искусства.

В настоящее время картины из собрания М.П. Рябушинского находятся в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, Киевском музее русского искусства, Художественном музее им. А.Н. Радищева в Саратове.

Когда в январе 1918 года был создан "Союз деятелей художественных хранилищ", Михаил Павлович стал его казначеем, но сотрудничество с новой властью не состоялось. В 1918 году Михаил Павлович вместе с братьями эмигрировал и поселился в Лондоне, где открыл отделение банка Рябушинских и стал его директором. К 1937 году его банк прекратил существование, Михаил Павлович занялся сначала импортом товаров из Сербии и Болгарии в Англию, а после Второй мировой войны стал комиссионером в мелких антикварных лавках. Умер он в 1960 году, на восьмидесятом году жизни.

Иконами интересовались почти все Рябушинские. Степан Павлович, продолжая традиции деда, Михаила Яковлевича, с 1905 года собирал иконы и был одним из признанных авторитетов в этом вопросе. Иконы привозили ему со всей России. Степан Павлович покупал их большими партиями, выбирал себе самые ценные, а остальные жертвовал старообрядческим храмам.

Все свои иконы Степан Павлович располагал в домашней молельне, не украшая ими стены кабинета или гостиной. Став одним из пионеров научного исследования икон, он составил и издал описания многих из них, например иконы Божьей матери Одигидрии Смоленской. Степан Павлович Рябушинский получил звание ученого-археолога и был избран почетным членом Московского археологического института.

Одним из первых С.П. Рябушинский начал реставрировать иконы, для чего устроил у себя дома реставрационную мастерскую.

В 1911–12 годах Степан Павлович экспонировал свою коллекцию на выставке "Древнерусская иконопись и художественная старина" в Петербурге. В 1913 году Степан Павлович выступил как организатор крупнейшей выставки древнерусского искусства в честь 300-летия дома Романовых.

После революции 1917 года Степан Павлович эмигрировал и поселился в Милане, где управлял суконной фабрикой. Иконы из его собрания поступили в Государственный музейный фонд, откуда впоследствии разошлись по разным музеям.

Уже в эмиграции по инициативе Владимира Павловича Рябушинскими было создано общество "Икона", которое он же и возглавил. Это общество много сделало для популяризации русской иконы и русской иконописи за рубежом.

Младший брат, Федор Павлович, прожил всего 27 лет, но и он успел оставить заметный след в истории и приобрести репутацию покровителя науки. В 1908 году по его инициативе Императорское русское географическое общество организовало большую научную экспедицию для исследования Камчатки. На это дело Федор Павлович пожертвовал 250 тысяч рублей. После его смерти вдова, Т.К. Рябушинская, продолжала субсидировать обработку и издание материалов экспедиции.

Но не всем Рябушинским удалось избежать "красного террора": по приговору ленинградской тройки НКВД штатным палачом капитаном Матвеевым были убиты 1111 узников Соловецкой тюрьмы особого назначения. Среди убитых была и Александра Алексеева – сестра миллионеров Рябушинских.

5. Роль династии Рябушинских в развитии российского предпринимательства

История торгово-промышленной и финансовой династии Рябушинских являет собой яркий пример сочетания личных и общественных интересов, частной деловой энергии и общенациональных экономических потребностей.

Главным делом семьи Рябушинских было банковское. Основанный в 1902 г. Банкирский дом братьев Рябушинских к 1911 г. имел оборот около 1,5 млрд рублей. В начале нашего века Рябушинские создали целый ряд столь нужных стране предприятий: лесо- и торфоразработочное, писчебумажное, стекольное, льноперерабатывающее. В 1916 г. Рябушинские заложили в Москве автомобильный завод. В 1917 г. была открыта крупная типография.

Семья Рябушинских активно занималась меценатстством. Например Федор Павлович Рябушинский оставил о себе память как инициатор и организатор научной экспедиции по изучению Камчатки. С целью лучшего ознакомления с Сибирью он пригласил А. А. Ивановского прочесть ему полный курс географии, антропологии и этнографии Сибири, Федор Павлович отнесся к этому курсу с громадным интересом; во время лекций он аккуратно вел записки и заметки; немедленно приобретал рекомендуемые для прочтения книги и основательно знакомился с ними; в конце концов у него составилась обширная библиотека книг о Сибири, как русских, так и иностранных, а также большое собрание географических карт и атласов. В первой половине курса, когда давалась подробная характеристика Западной Сибири, Федор Павлович особенно заинтересовался Алтаем, его природою и кочевым населением. В это время впервые у него зародилась мысль снарядить научную экспедицию в Алтай и он хотел осуществить ее в ближайшее же лето. Но когда в дальнейшем развитии курса Федор Павлович познакомился с нашими дальневосточными окраинами, наибольшее его внимание привлекла к себе Камчатка. Он был поражен, как мало она изучена, он удивлялся, как может оставаться необследованным такой обширный край, равный по площади всей Пруссии, край с такой своеоб разной природой. Мысль об организации Камчатской экспедиции всецело овладела Федором Павловичем, и он деятельно стал готовиться к ее осуществлению. Прежде всего он познакомился с организациями крупных иностранных экспедиций и в особенности с экспедицией американца Джезупа на крайний северо-восток Сибири.

Затем он начал вырабатывать план собственной экспедиции в Камчатку, причем на первых же порах ему пришлось убедиться, что выработка этого плана – дело чрезвычайно большой трудности как за отсутствием необходимых данных в литературе и за невозможностью добыть эти данные на месте в Камчатке. Одно время Федор Павлович совсем уже решил самому сделать предварительную, рекогносцировочную поездку в Камчатку, что несомненно намного облегчило бы дальнейшую работу исследования. Но быстро развивавшийся туберкулез легких помешал осуществить эти планы.

На Камчатскую экспедицию Ф. П. Рябушинский пожертвовал 200 000 руб. По его мысли она должна была поставить своей целью возможно подробное и разностороннее исследование полуострова Камчатки, а потому для достижения этой цели необходимо было участие значительного числа специалистов, выбор которых и определил успех задуманного Федором Павловичем дела.

Известность как меценат получил Николай Павлович Рябушинский (1877 – 1951). Не имея склонности к предпринимательству, после смерти отца он вышел из состава "Товарищества мануфактур П. М. Рябушинского с сыновьями" и, получив свою долю наследства, посвятил себя меценатству. На его средства издавался иллюстрированный журнал по вопросам искусства и литературы "Золотое руно": он выходил в 1906–1909 годах и объединял представителей символизма: Блока, Брюсова, Бальмонта, Гиппиус, Мережковского. На страницах этого журнала печатались Бунин, Андреев, Белый, Волошин, Чуковский. Участвовать в этом проекте Рябушинский пригласил художников Сомова, Лансере, Остроумову, Бакста, Бенуа. "Золотое руно" имело большой формат, печаталось золотым шрифтом в две колонки – на русском и французском языках.

На свои средства Николай Рябушинский устраивал художественные выставки. Первым его опытом была вошедшая в историю русского искусства серебряного века выставка "Голубая роза". В ней участвовали шестнадцать художников: Кузнецов, Уткин, Судейкин, Сапунов, Сарьян, Н. и В. Милиоти, Крымов, Арапов, Феоктистов, Фонвизин, Дриттенпрейс, Кнабе, скульпторы Матвеев и Бромирский. На этой выставке Рябушинский представил и свои работы. После "Голубой розы" была организована еще серия выставок, устраивавшихся при финансовой помощи Рябушинского и под маркой его журнал.

К концу 1909 года издатель "Золотого руна" разорился. Не окупающиеся расходы, связанные с журналом, с выставками, подорвали его состояние. Однако главной причиной был карточный проигрыш. После этого Рябушинский отошел от меценатства. Некоторое время он состоял на государственной службе в качестве консультанта и оценщика произведений искусства, в 1922 году эмигрировал во Францию, где владел сетью антикварных магазинов.

Братья Николая Рябушинского, в меньшей степени занимавшиеся благотворительностью, были серьезными коллекционерами, собиравшими не только живопись (приобреталась в основном на выставках), но и скульптуру, мелкую пластику, мебель, фарфор и иконы. Так, к 1909 году в собрании Михаила Рябушинского (1880 – 1960) было около 100 картин русских и западноевропейских художников. Русская живопись была представлена работами старых мастеров: Левицкого, Тропинина и др. Однако основу собрания составляли полотна современных Рябушинскому художников: Серова, Бенуа, Васцецова, Врубеля. Головина, Кустодиева, Репина, Сарьяна, Сомова, Маковского, Поленова, Верещагина. Западноевропейская часть коллекции Михаила Рябушинского включала полотна французских художников Боннара, Дега, Писарро, Моне, Коро и др.

Выводы

Необходимо отметить, что только опираясь на предпринимательство и частную инициативу, русское государство сумело освоить безбрежные просторы нашей страны. Политическое освоение гигантских территорий, осуществляемое Российским государством, шло параллельно с их экономическим освоением русскими предпринимателями, тяжелым самоотверженным трудом.

В дореволюционной России предпринимательство развивалось динамично. Одной из самых известных династий в российском предпринимательстве была династия Рябушинских.

Их вклад в экономику дореволюционной России огромен. Несмотря на утрату своих капиталов и предприятий, лишившись Родины, Рябушинские, тем не менее, остались в истории как необыкновенно одаренная, отличавшаяся удивительной деловой энергией и предприимчивостью, спаянная взаимной поддержкой и доверием семья российских предпринимателей. Опиравшиеся в деловой практике на отечественные хозяйственные традиции, Рябушинские одними из первых заявили о том, что предпринимательство в России – это нечто большее, чем торговая, промышленная или финансовая деятельность. Это неотъемлемая часть культурной, научной и политической жизни страны, ее интеллектуального потенциала и исторического наследия

Литература

1. Игнатенко Е.Н. Великие предприниматели дореволюционной России – М.:Проспект, 2005

2. Илларионова Е.В. История российского предпринимательства – М.: Изд. центр ЕАОИ, 2008.

3. История предпринимательства в России. Кн. 2. Вторая половина XIX – начало ХХ вв. М.: Норма, 2009

4. Козимский А.Р. История меценатства в России- М.: Норма, 2008

5. Платонов Олег 1000лет российского предпринимательства- М.: Велес, 2008

6. Радаев В.В. Два корня российского предпринимательства: фрагменты истории // Мир России. 1995. Т.4. №1.

7. Севрюгин Г.Н. История предпринимательства в России- М.: Инфра-М, 2007