ODiplom // Право и ТГП // 19.12.2013

Договор потребительского кредита

Договор потребительского кредита.

Договоры с участием граждан-потребителей занимают особое место и в обширнейшем массиве гражданско-правовых норм договорного права, представляя собой один из важнейших институтов гражданского права, в силу особой значимости данных общественных отношений как для конкретных граждан-потребителей, для их контрагентов по договору, так и для государства и общества в целом.

Вместе с тем проблема правового регулирования данного вида кредитования относится к числу наиболее актуальных проблем, которая не только исследуется специалистами в области банковского, предпринимательского и гражданского права, но и широко обсуждается в средствах массовой информации. Интерес к ней обусловлен в первую очередь высокой степенью социальной значимости вопроса. Круг нерешенных проблем, связанных с оказанием кредитными организациями подобного рода финансовых услуг, весьма широк. Главная из них – отсутствие комплексного правового регулирования отношений по потребительскому кредитованию.

Существующие общие нормы банковского кредитования не учитывают специфику потребительского кредитования, а некоторые неточности в формулировании приводят к различному их толкованию и проблемам в правоприменительной практике. Подобная ситуация не отвечает современным потребностям в условиях неуклонно возрастающего объема предоставления кредитов физическим лицам (потребителям).

Решение данного вопроса имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение для социально-экономического развития Российской Федерации. Так, за последнее время были предприняты попытки реализации различных национальных программ, направленных на предоставление потребительских кредитов населению на выгодных условиях в целях повышения уровня их благосостояния. Многие российские банки подключились к реализации таких проектов, как "Доступное жилье", "Народный автомобиль", "Молодая семья" и др. В частности, последний проект ориентирован на молодые семьи, желающие приобрести жилье в кредит, в связи с чем для указанной категории семей были снижены процентные ставки, облегчены условия получения ипотечных кредитов, снижен первоначальный взнос и т.д.

1. Договор потребительского кредита: общие положения

Действующее законодательство не содержит понятие "потребительского кредита".

При этом в п. "в" ст. 2 проекта Федерального закона "О потребительском кредитовании" (далее – законопроект) дано определение договора потребительского кредита, под которым предлагается понимать заключаемый кредитной организацией кредитный договор или договор на оказание финансовых услуг, связанных с использованием кредитной карты или расчетной карты с правом на овердрафт.

Данное определение видится не вполне подходящим в качестве трактовки данного договора, так как, во-первых, из буквального толкования данного определения следует, что договор потребительского кредита отождествляется с кредитным договором, а не рассматривается в качестве разновидности последнего; во-вторых, не вполне ясна и оставшаяся часть определения, исходя из которой рассматриваемый договор отождествляется с договором на оказание финансовых услуг; в-третьих, не акцентируя внимание на принципах банковского кредитования и не раскрывая специфических особенностей договора потребительского кредита (целевое назначение, субъектный состав), данное определение дает лишь наиболее общее представление о данном договоре, не отражающее его истинную правовую природу.

В связи с этим появляется возможность самостоятельно раскрыть правовую природу договора потребительского кредита и его особенности.

Для начала следует заметить, что договор потребительского кредита является не самостоятельным гражданско-правовым договором, а одной из разновидностей кредитного договора (договора банковского кредита), следовательно, к нему применяются положения § 2 гл. 42 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ), а также общие принципы банковского кредитования. Отношения потребительского кредитования также регулируются Ффедеральным законом от 2 декабря 1990 г. № 395-1 "О банках и банковской деятельности", Ффедеральным законом от 30 декабря 2004 г. № 218-ФЗ "О кредитных историях", Ззаконом РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 "О защите прав потребителей", а также разъяснениями и рекомендациями ЦБ РФ.

Потребительский кредит – новое явление в экономической и правовой жизни России, представляющее собой предоставление кредитными организациями денежных средств физическим лицам на покупку товаров или услуг, направленных для удовлетворения личных потребностей лица.

До сих пор в юридической науке ведется дискуссия о правовой природе кредитного договора, не нашедшая однозначного решения.

В частности, при рассмотрении проблемы правовой природы кредитного договора принято сравнивать его с договором займа. Некоторые авторы находят сходство между названными договорными конструкциями и подчеркивают их общие черты, другие, напротив, акцентируют внимание на имеющихся между ними различиях. На основе такого правового анализа делаются выводы либо о самостоятельном характере кредитного договора в системе гражданско-правовых договоров, либо о том, что кредитный договор является разновидностью договора займа, а также существуют и иные доводы.

Сторонники первой точки зрения обосновывали свою позицию специфическим предметом правового регулирования, особым правовым положением Госбанка СССР как стороны по договору и наличием у него административных полномочий, а также содержанием возникающих прав и обязанностей. Как представляется, указанные позиции авторов были сформированы в условиях иных экономических отношений, в эпоху плановой экономики, когда банки были государственными структурами и выполняли функции государственного контроля.

Однако среди советских ученых, занимающихся данной проблемой, существовала и иная позиция, приверженцы которой рассматривали кредитный договор как разновидность договора займа.

С принятием Основ гражданского законодательства СССР и республик в 1991г. была внесена еще большая неясность в разграничение между основополагающими категориями, приравняв кредитный договор к договору займа. Так, в соответствии с п. 1 ст. 113 Основ по договору займа (кредитному договору) заимодавец (кредитор) передает заемщику (должнику) деньги (или вещи, определенные родовыми признаками), а заемщик обязуется своевременно возвратить такую же сумму денег или равное количество вещей того же рода и качества. Данное законодательное определение (а вернее, редакция нормы, содержащей указанное определение) привело некоторых современных авторов к выводу о том, что Основы 1991г. полностью отождествляют договор займа и кредитный договор и употребляют термины "заем" и "кредит" в качестве синонимов. Например, Н.Н. Захарова пишет: "Основы гражданского законодательства Союза ССР кредитный договор приравнивали к договору займа... Практически не ясно было, в чем же отличие договора займа и кредитного договора, что на практике часто вызывало вопросы, связанные с необходимостью получения лицензии, правом заключать такой договор и т.п.".

В современной юридической науке также расходятся мнения относительно природы кредитного договора. Ряд авторов продолжают придерживаться позиции о самостоятельности кредитного договора. В частности, Е.А. Павлодский заключает: "Гражданскому законодательству известны два самостоятельных договора – займа и кредита. Эти договоры имеют много общего. Основным предметом данных договоров являются денежные средства. Договор займа более общий: его положения распространяются на кредитные отношения, если ГК не устанавливает для последних особое регулирование либо иное не вытекает из существа кредитного договора. Однако данные договоры имеют и существенные различия, что побудило законодателя к раздельному регулированию отношений, вытекающих из договора займа и кредита".

Другие авторы противоречивы в своих точках зрения. Так, например, А.А. Алексеев, исследуя правовую природу кредитного договора, пришел к выводу о том, что последний является разновидностью договора займа. Однако немногим позже автор утверждает, что законодатель выделил кредитный договор в качестве самостоятельного, сделав его консенсуальным.

Несмотря на это, все же большинство современных ученых придерживаются точки зрения о том, что кредитный договор является разновидностью договора займа.

Так, Д.А. Медведев справедливо полагает, что "кредитный договор – разновидность договора займа. В силу прямого указания закона к кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом ГК о договоре займа...". С данной позицией следует согласиться, ведь в соответствии с действующим Гражданским кодексом РФ § 2 "Кредит" отнесен к главе 42 "Заем и кредит". В соответствии же с п. 2 ст. 819 ГК РФ к отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные § 1 "Заем", если иное не предусмотрено правилами параграфа, посвященного кредиту, и не вытекает из существа кредитного договора. Следовательно, кредитный договор необходимо рассматривать в качестве разновидности договора займа.

Понимание договора банковского кредита как разновидности договора займа влечет не только возможность применения к указанным отношениям положений, регулирующих договор займа (такое применение не отрицают и сторонники самостоятельности кредитного договора, используя положения об аналогии закона), но и возможность переквалификации в случае отсутствия специфических признаков в возникающих или уже возникших правоотношениях в родовое правоотношение договора займа. Данная возможность подтверждается и судебно-арбитражной практикой.

К таким специфическим признакам следует отнести: во-первых, обязательное участие в договоре на стороне кредитора банка или иной кредитной организации, обладающих соответствующей лицензией на право осуществления подобного рода операций; во-вторых, договор носит консенсуальный характер.

Однако следует заметить, что вопрос о том, является ли кредитный договор реальным или консенсуальным, относится ли он к числу односторонне обязывающих или двусторонне обязывающих договоров, также является спорным в правовой литературе.

То или иное решение этого вопроса имеет не только теоретический, но и большой практический смысл.

Одни специалисты видят договор банковского кредита реальным и односторонне обязывающим.

Признание кредитного договора реальным и односторонне обязывающим привело бы нас к признанию того, что банк не имеет обязанности перед заемщиком по выдаче кредита, что автоматически вызывало бы ущемление прав последнего.

Другие специалисты полагают, что договор банковского кредита может быть как реальным, так и консенсуальным. Так, например, Н.Н. Захарова пишет: "В отличие от договора займа, который всегда является реальным (ст. 807), кредитный договор может быть как реальным, так и консенсуальным в зависимости от условий, установленных в договоре. Кредитный договор является консенсуальным, то есть для его заключения достаточно соглашения сторон, а передача денег и совершение других действий осуществляются с целью его исполнения, если предоставление кредита зависит от наступления определенных условий, указанных в договоре (ст. 157). Кредитный договор является реальным, то есть считается заключенным с момента передачи денег заемщику, если стороны в договоре не обусловили предоставление кредита наступлением каких-либо условий. В этом случае при заключении кредитного договора очень важно указать в нем, что считается в данном договоре моментом передачи денег, поскольку с этого момента возникают права и обязанности сторон по данному кредитному договору. Если в договоре этот момент не будет определен, то он определяется по месту заключения данного договора... Так, если кредит выдается гражданину не в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности (например, для покупки квартиры, приобретения мебели для квартиры), то деньги должны быть вручены ему наличными в месте его жительства. В договоре может быть предусмотрено и получение денег в безналичном порядке, тогда моментом передачи денег считается поступление их на указанный счет в банке (п. 1 ст. 861)".

Представляется, данная позиция является ошибочной, ведь кредитные договоры зачастую заключаются под отлагательными условиями. Например, в текст договора может быть включено условие о том, что у кредитной организации возникает обязанность предоставить денежные средства с момента получения документов о государственной регистрации договора залога, заключенного в обеспечение исполнения обязательств заемщика по кредитному договору.

Что касается предоставления кредита в безналичном порядке, то данное действие не является условием для заключения реального договора, так как зачисление денежных средств на банковский счет или их снятие со счета для оплаты товаров (работ, услуг) происходит во исполнение уже заключенного ранее консенсуального кредитного договора. Поэтому условность договора не может влиять на его реальность или консенсуальность.

Также не следует рассматривать как кредитный договор, заключенный в форме предварительного договора, так как в соответствии со ст. 429 ГК РФ по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором. А это значит, что если лицу, заключившему предварительный договор, необходимо в какой-то момент немедленно получить определенную денежную сумму (в наличном или безналичном порядке), то ему все равно придется сперва обратиться к банку-кредитору и, обсудив все условия, заключить консенсуальный (основной) кредитный договор, в соответствии с которым лицо может иметь право на получение денежных средств как немедленно, так и в будущем. Подобная правовая конструкция, на наш взгляд, выглядит довольно нелепо и обременительно для заемщика, тем более что данная трактовка кредитного договора противоречит самой его конструкции. Следовательно, кредитный договор не следует рассматривать в качестве предварительного во исполнение реального договора.

Говоря о природе договора банковского кредита, следует исходить из положений ст. 819 ГК РФ, в соответствии с которой по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Из приведенного определения можно выделить следующие признаки данного договора: во-первых, кредитный договор является двусторонне обязывающим, так как порождает сложное обязательство, состоящее из двух простых. Соответственно банк обязан предоставить кредит, а заемщик вправе его требовать (первое обязательство). В свою очередь, заемщик обязан вернуть полученный кредит и уплатить проценты по нему, а банк вправе требовать выполнения указанных действий (второе обязательство). Из этого следует, что кредитный договор является каузальной сделкой; в-третьих, консенсуальность договора следует из обязательства банка предоставить кредит; в-четвертых, кредитный договор всегда возмездный, и это правило закреплено императивно, поскольку заемщик обязуется уплатить проценты за предоставленный ему кредит.

Суды также рассматривают кредитный договор в качестве консенсуального.

Из вышеизложенного можно заключить, что договор потребительского кредита, будучи разновидностью кредитного договора, также обладает указанными признаками.

Вместе с тем договор потребительского кредита относится к договору банковского кредита как вид к роду, а наличие родовидовых связей предполагает, что понятие, относимое к виду, располагая всеми основными характерными чертами рода, одновременно имеет некоторые специфические признаки (особенности), которые и позволяют выделить его в отдельный вид родового понятия.

Такими видообразующими признаками договора потребительского кредита являются:

) целевое назначение: полученный кредит должен быть использован исключительно на потребительские цели;

) субъектный состав: на стороне заемщика в договоре потребительского кредита может быть только физическое лицо – потребитель.

Обращаясь вновь к понятию договора потребительского кредита, предложенному авторами законопроекта, мы можем наблюдать его отождествление с договором на оказание финансовых услуг, связанных с использованием кредитной карты или расчетной карты с правом на овердрафт. Данная позиция представляется не вполне обоснованной и требует разъяснения.

Представляется удачным определение договора потребительского кредита как "соглашение, в силу которого банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, для удовлетворения исключительно личных, семейных, домашних и иных нужд заемщика, не связанных с осуществлением предпринимательской или иной профессиональной и социально значимой деятельности, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее". Данное понятие целесообразно включить в п. 1 ст. 819 ГК РФ.

Субъектный состав такого договора ограничивается: на стороне кредитора – банком или иной кредитной организацией, на стороне заемщика – гражданином-потребителем. К иным кредитным организациям Федеральный закон "О банках и банковской деятельности" относит небанковские организации, имеющие право осуществлять отдельные банковские операции. Их можно подразделить на расчетные небанковские кредитные организации, небанковские кредитные организации инкассации, небанковские кредитные организации, осуществляющие депозитарную деятельность, и кредитные союзы. Под гражданином-потребителем следует понимать физическое лицо, получающее кредит исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской или иной профессиональной и социально значимой деятельности.

Договор потребительского кредита является гражданско-правовым договором. Это означает, что отношения, складывающиеся между кредиторами (банками) и гражданами по поводу кредитных средств, носят частноправовой характер. Сам же договор регулируется нормами Гражданского кодекса, и при его заключении стороны пользуются принципом свободы заключаемых ими соглашений, если иное, разумеется, не предусмотрено законом.

Именно из-за этой "свободы" и возникает большинство существующих в настоящее время правовых проблем при заключении и исполнении исследуемого договора.

До недавнего времени одной из них было одностороннее изменение банками процентной ставки по кредиту.

Банки обосновывали свое право ч. 2 ст. 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", предоставляющей им в одностороннем порядке изменять процентные ставки по уже выданным кредитам в случаях, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом.

Пунктом 1 статьи 809 ГК РФ размеры и порядок выплаты процентов по кредитному договору также отнесены на усмотрение сторон. Это означает, что в отношении права банка на одностороннее изменение процентов по договору потребительского кредита коллизий между правовыми нормами не было, как не было нарушений банком гражданского законодательства при включении в договор такого права.

Своим волеизъявлением физическое лицо добровольно принимало на себя обязательство вернуть предоставленные ему денежные средства и уплатить проценты, в том числе в случае изменения банком их размера.

Данная точка зрения нашла свое отражение в Постановлении ФАС Московского округа от 1 сентября 2009г. № КА-А40/8283-09.

Суд установил, что, подписывая и подавая в банк заявление о предложении заключить договор, потребитель добровольно принял на себя и согласился с тем, что составной частью кредитного договора являются условия. Сами условия предусматривали право банка в одностороннем порядке, с уведомлением клиента в определенном порядке, изменять тарифы.

Однако иногда суды становились на сторону потребителя, руководствуясь положениями ст. 310 ГК РФ, разрешающей одностороннее изменение условий обязательства только в случаях, предусмотренных законом.

Ситуацию изменили поправки в статью 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", принятые 15 февраля 2010 года Государственной Думой Федеральным законом № 11-ФЗ. Данный Федеральный закон ввел следующие изменения:

кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять размер процентной ставки, а также порядок ее определения;

банк не вправе увеличить величину комиссионных вознаграждений в процессе действия кредита;

банк не вправе устанавливать и вводить новые комиссии в процессе обслуживания кредита;

процентные ставки по кредитам, размер комиссий по операциям устанавливаются кредитным договором и не могут быть изменены в течение срока действия кредита.

Теперь суды считают, что включенные банком в кредитный договор, заключаемый с гражданином, условия о возможности изменения в одностороннем порядке процентной ставки, приобретения заемщиком платной услуги по открытию и ведению ссудного счета и установления подсудности спора на условиях банка нарушают установленные законом права потребителя и образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ. Таким образом, условие договора о том, что кредитная организация взимает единовременный платеж (комиссию) за открытие ссудного счета и его ведение, не основано на законе и является нарушением прав потребителя.

Анализ практики показывает, что арбитражные суды признают противоречащими Закону РФ от 7 февраля 1992г. № 2300-1 "О защите прав потребителей" не только данную комиссию, но и практически все виды комиссий, взимаемые банками по договорам потребительского кредита.

Незаконной признается и комиссия за выдачу кредита (предоставление денежных средств), поскольку обязательство банка по предоставлению кредита (денежных средств) прямо закреплено в п. 1 ст. 819 ГК РФ. В постановлении ФАС Московского округа от 15 июля 2010г. № КА-А40/7068-10 по делу № А40-150613/09-119-1073 отмечено, что "поскольку выдача кредита совершается банком, прежде всего в своих интересах, то данное действие не является услугой, оказываемой заемщику, в смысле положений п. 1 ст. 779 ГК РФ, следовательно, взимание комиссии за выдачу кредита является неправомерным".

К существенными условиями кредитного договора с участием потребителя (договора потребительского кредита) следует отнести: предмет договора, включающий лимит кредитования, срок кредитования, т.е. период возврата полученных средств, в том числе материальных, при товарном кредите, размер и график осуществления платежей, размер годовой процентной ставки, полной стоимости кредита и порядок изменения годовых процентов по кредиту в случае применения переменной процентной ставки. Предметом данного договора является оказание потребительской финансовой услуги по предоставлению денежных средств для удовлетворения исключительно личных, семейных, домашних и иных нужд заемщика, не связанных с осуществлением предпринимательской или иной профессиональной и социально значимой деятельности.

Следует заметить, что существуют и другие научные взгляды, представители которых полагают, что объектом кредитования являются вещи, необходимые заемщику, для их приобретения выдается кредит и ради них заключается кредитная сделка. При этом они отмечают, что банки кредитуют сырье, основные и вспомогательные материалы, незавершенное производство, готовую продукцию, товары, находящиеся в товарообороте, и, наконец, потребительские нужды. Здесь следует согласиться с мнением одного из специалистов о том, что данная точка зрения обосновывает наличие товарного кредита, который давно признан законодателем. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 822 ГК РФ кредит может быть выдан не деньгами, а вещами, определенными родовыми признаками (товарный кредит). Но такой предмет не может выступать предметом договора потребительского кредита.

Типичной и непосредственной целью, основанием (causa) договора потребительского кредита как обязательства в целом является предоставление денежных средств для удовлетворения исключительно личных, семейных, домашних и иных нужд заемщика, не связанных с осуществлением предпринимательской или иной профессиональной и социально значимой деятельности, на условиях платности, срочности и возвратности, причем данная цель презюмируется в каждом договоре потребительского кредита.

В судебной практике можно встретить позицию, согласно которой заявление заемщика на предоставление потребительского кредита является офертой.

Оферта представляет собой предложение заключить договор, направление которого порождает последствия в виде права адресата акцептовать ее и обязанности оферента заключить договор.

От обычного предложения ее отличают следующие условия: а) предложение заключить договор должно содержать все существенные условия договора; б) из оферты должно быть понятно, что оферент принял окончательное решение заключить договор, и адресату для заключения договора достаточно выразить встречную волю заключить договор; в) это акт волеизъявления, в котором заключена воля лица вступить в договорные отношения с одним или несколькими конкретными лицами, которым адресовано предложение заключить договор.

В отношении договора потребительского кредита использование публичной оферты недопустимо ввиду особой значимости заемщика для банка, а также того факта, что рассматриваемый договор не является публичным, в связи с чем банк не может заключить договор потребительского кредита со всяким отозвавшимся на оферту.

Заключение договора потребительского кредита, как показывает практика, происходит путем присоединения гражданина-потребителя к типовому договору потребительского кредита, что, безусловно, ограничивает принцип свободы договора (ст. 421 ГК РФ).

В пояснительной записке "К проекту федерального закона "О потребительском кредитовании" ее составители отмечают, что "исходя из буквального содержания самого заявления очевидно отсутствие волеизъявления гражданина на формулирование тех условий, на которых предлагается заключить кредитный договор, поскольку все существенные условия сделки, за исключением требуемой суммы кредита, исходят не от клиента, а от банка".

А.Г. Аксаков выражается более лаконично: "...заявление на выдачу кредита как оферта, содержащая все существенные условия кредитного договора, готовится и печатается самим банком", "случаи, чтобы клиент-заемщик, обращающийся за потребительским кредитом, формулировал эти условия самостоятельно, неизвестны".

Такая ситуация, думается, стала возможной вследствие отсутствия в российском законодательстве процедуры заключения договора потребительского кредита.

С позиции права разрешить ее возможно признанием заявления на предоставление потребительского кредита, разработанного банком, не самой офертой, а лишь предложением для заемщика делать оферту.

Отметим, что в юридической литературе также можно встретить мнение о том, что именно текст договора выполняет роль оферты.

Подтверждением того, что именно банк направляет оферту, можно найти в Порядке предоставления потребительских кредитов в торговых организациях – партнерах ОАО "АЛЬФА-БАНК". Согласно п. 1 указанного Порядка соглашением о потребительском кредите является принятое (акцептованное) клиентом предложение оферты Банка, содержащейся в Общих условиях кредитования и в Уведомлении об индивидуальных условиях кредитования.

В случае заключения договора потребительского кредита на условиях, совместно выработанных сторонами, офертой также следует признать текст договора.

Как отмечает В.В. Витрянский, "в роли акцептанта при различных вариантах заключения кредитного договора... может выступать как кредитор, так и заемщик, вернее, тот из них, который ставит свою подпись в оформленном и подписанном другой стороной проекте договора".

В соответствии с п. 1 ст. 434 ГК РФ договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма.

Согласно ст. 820 ГК РФ договор потребительского кредита, как и договор банковского кредита, должен быть заключен в обязательной письменной форме, ибо несоблюдение такой формы влечет его недействительность (договор является ничтожным).

Следовательно, договор потребительского кредита будет считаться заключенным с момента достижения сторонами соглашения по всем существенным условиям договора в письменной форме.

Специальный характер названных правил о форме данного договора проявляется в том, что, во-первых, исключается применение норм о форме договора займа (ст. 808 ГК РФ), допускающих заключение договора в устной форме, в частности, с последующим подтверждением факта его заключения распиской или иным аналогичным документом заемщика; во-вторых, предусматриваются более жесткие последствия несоблюдения данной формы договора потребительского кредита по сравнению с теми последствиями, которые предусмотрены общими положениями о форме сделки: в соответствии с п. 1 ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки не влечет ее недействительности, однако лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не запрещает приводить письменные и другие доказательства.

Других дополнительных требований к форме договора потребительского кредита не содержится, а это значит, что к нему применяются без изъятий общие положения о письменной форме всякого гражданско-правового договора, содержащиеся в п. 2 ст. 434 ГК РФ. Согласно указанным общим положениям договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от сторон по договору.

Однако все же в большинстве случаев договоры потребительского кредита заключаются в форме единого документа за подписями кредитора в лице уполномоченных лиц и заемщика-потребителя.

Законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования к форме договора – совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью – и предусмотрены последствия несоблюдения этих требований (п. 1 ст. 160 ГК РФ). Например, стороны могут предусмотреть, что при несоблюдении этих условий договор будет считаться незаключенным. Если такие последствия не предусмотрены, применяются последствия несоблюдения простой письменной формы сделки. Следует отметить, что хотя Гражданский кодекс РФ не содержит императивного требования о наличии печатей в договоре и оставляет решение этого вопроса на усмотрение сторон, но отсутствие печати (как, впрочем, и отсутствие единого документа, закрепляющего выдачу кредита) неизменно вызывает непонимание у государственных органов.

Стороны по соглашению между собой могут придать нотариальную форму любой сделке, для которой такая форма не требуется, и в этом случае несоблюдение нотариальной формы влечет недействительность сделки (ст. 165 ГК РФ). В банковской практике нотариальное оформление договора потребительского кредита не предусмотрено. Однако, если в договор включены условия о залоге недвижимости (ипотечный кредит), такой договор должен быть обязательно нотариально удостоверен и зарегистрирован в установленном порядке (ст. 339 и ст. 164 ГК РФ).

2. Права и обязанности кредитной организации и заемщика в рамках содержания и исполнения договора потребительского кредита

Для полного и всестороннего раскрытия данного вопроса целесообразно разделить весь комплекс прав и обязанностей кредитора на два вида: до момента заключения договора потребительского кредита и с момента такового.

Основным правом кредитной организации до заключения договора потребительского кредита является право на отказ от предоставления потребительского кредита, так как реализация этого права изначально позволяет избежать "проблемных" кредитных отношений.

Данное право предусмотрено п. 1 ст. 821 ГК РФ, согласно которому кредитор вправе отказаться от предоставления заемщику предусмотренного кредитным договором кредита полностью или частично при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок.

Сразу же отметим, что данное право у кредитора может возникнуть не только до заключения договора, но и после. Это возможно в случае предоставления денежных средств частями (например, в виде кредитной линии) и когда какую-то сумму заемщик-потребитель уже получил. Подобное право также следует из п. 2 ст. 328 ГК РФ.

Указанное положение не является абсолютно новым для российского законодательства. Похожее правило содержалось в ГК РСФСР 1922 г. Статья 219 устанавливала, что лицо, обязавшееся по предварительному договору дать взаймы, может требовать расторжения предварительного договора, если впоследствии имущественное положение контрагента значительно ухудшится, в частности, если он будет признан несостоятельным или приостановит платежи.

Договор потребительского кредита всегда заключается в том предположении, что ко времени, назначенному для его исполнения, имущественная состоятельность заемщика-потребителя не уменьшится настолько, чтобы для кредитора могла возникнуть серьезная угроза потери суммы кредита.

Гражданский кодекс РФ, предоставляя кредитору подобное право, не дает какого-либо примерного перечня обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленные заемщику денежные средства будут возвращены в срок. К таким обстоятельствам можно отнести, например, отсутствие трудовой деятельности у заемщика-потребителя, поскольку, как правило, это является основным источником его доходов, из которых погашается долг перед кредитной организацией.

Кроме того, кредиторы разрабатывают различного рода системы анализа кредитоспособности потенциального заемщика-потребителя, дабы предостеречь себя от заключения договора потребительского кредита с "сомнительными" клиентами.

Следует согласиться с Р.И. Каримуллиным в том, что обстоятельства, "очевидно свидетельствующие о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок" (п. 1 ст. 821 ГК РФ), все же должны удовлетворять следующему требованию: они должны указывать на то, что в срок не будет возвращена предоставленная заемщику сумма кредита, т.е. основная сумма долга. Угроза возникает для надлежащего исполнения заемщиком только одной его обязанности, но не другой – по уплате процентов. При отсутствии угрозы для основного долга обстоятельства, свидетельствующие о том, что проценты не будут уплачены своевременно или вообще не будут уплачены, не дают кредитору возможности отказаться от предоставления кредита.

Перечисленные кредитором обстоятельства должны быть очевидными не только для него самого, но и для заемщика, так как бремя доказывания угрожающих возврату кредита обстоятельств лежит на кредиторе, ибо именно он ссылается на них, отказывая заемщику в предоставлении денежных средств.

До заключения договора потребительского кредита кредитор также обременен обязанностью предоставить достоверную и полную соответствующую информацию потенциальному заемщику-потребителю, необходимую для заключения договора потребительского кредита. Соответственно, с данной обязанностью кредитора корреспондирует право заемщика-потребителя на получение подобной информации.

Данная информация включает в себя несколько составляющих.

Согласно ст. 8 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" при осуществлении банковских операций кредитная организация обязана по требованию физического или юридического лица предоставить лицензию на осуществление банковских операций.

Применительно к потребительскому кредитованию данную обязанность более детально конкретизирует п. 2 ст. 9 Закона РФ "О защите прав потребителей", согласно которому если вид деятельности исполнителя (в нашем случае кредитная организация) подлежит лицензированию, то до сведения потребителя должна быть доведена информация о виде деятельности исполнителя, номере и сроке действия лицензии, а также информация об органе, выдавшем исполнителю данную лицензию.

Кредитор обязан до заключения договора предоставить информацию об условиях предоставления, использования и возврата потребительского кредита. Эта обязанность вытекает из ст. 10 Закона о защите прав потребителей, в соответствии с которой исполнитель обязан своевременно предоставить потребителю необходимую и достоверную информацию об услугах, обеспечивающую возможность их правильного выбора.

Данную статью Закона РФ дополняет и конкретизирует специальное банковское законодательство. В частности, абз. 7 ст. 30 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" обязывает кредитные организация до заключения договора потребительского кредита предоставить заемщику-потребителю информацию о полной стоимости кредита.

В соответствии с п. 2.1 указания ЦБ РФ № 2008-У информация о полной стоимости кредита должна включать в себя платежи заемщика по кредитному договору, связанные с заключением и исполнением кредитного договора, размеры и сроки уплаты которых известны на момент заключения кредитного договора, в том числе:

по погашению основной суммы долга по кредиту;

по уплате процентов по кредиту;

сбор (комиссия) за рассмотрение заявки по кредиту (оформление кредитного договора);

комиссия за выдачу кредита;

комиссии за открытие, ведение (обслуживание) счетов заемщика (если их открытие и ведение обусловлены заключением кредитного договора);

комиссии за расчетное и операционное обслуживание;

комиссии за выпуск и годовое обслуживание кредитных и расчетных (дебетовых) карт;

платежи заемщика в пользу третьих лиц, если обязанность заемщика по таким платежам вытекает из условий кредитного договора, в котором определены такие третьи лица.

Кроме специальной информации, связанной с заключением договора потребительского кредита, кредитная организация также обязана предоставлять информацию о себе как о юридическом лице: фирменное наименование, место нахождения (адрес), режим работы и т.д. (ст. ст. 8, 11 Закона о защите прав потребителей).

Более того, за введение физических и юридических лиц в заблуждение путем непредоставления информации либо путем предоставления недостоверной или неполной информации кредитная организация несет ответственность (абз. 2 ст. 8 Федерального закона "О банках и банковской деятельности").

Так, наиболее актуальной проблемой, связанной с предоставлением недостоверной или неполной информации кредитной организацией потенциальным заемщикам-потребителям, является реклама соответствующих банковских услуг.

В настоящее время в российском законодательстве отсутствуют специальные требования к рекламе условий потребительского кредитования, что негативно влияет на возможность заемщиков-потребителей выбора услуги на рынке кредитования.

Согласно п. 7 ст. 5 ныне действующего Федерального закона от 13.03.2006г. № 38-ФЗ "О рекламе" не допускается реклама, в которой отсутствует часть существенной информации о рекламируемом товаре, об условиях его приобретения или использования, если при этом искажается смысл информации и вводятся в заблуждение потребители рекламы.

Применительно к потребительскому кредитованию в банковской сфере существенной должна являться информация, способная не только повлиять на решение потребителей обратиться за получением кредита, но и обмануть их ожидания, сформированные рекламной информацией, относительно самой возможности получения кредита, получения необходимой суммы кредита, а также стоимости предоставления кредита. Так, согласно ч. 3 ст. 28 Закона о рекламе, "если реклама услуг, связанных с предоставлением кредита, пользованием им и погашением кредита, содержит хотя бы одно условие, влияющее на его стоимость, такая реклама должна содержать все остальные условия, определяющие фактическую стоимость кредита для заемщика и влияющие на нее".

Примером правоприменительной практики служит Постановление ФАС Поволжского округа от 9 ноября 2006 г., в котором судебная инстанция признала законным привлечение к административной ответственности банка за нарушение положений ст. ст. 6 и 17 Закона "О рекламе" № 108-ФЗ. Как следует из материалов дела, в газете "Пресс-Экспресс" от 23 января 2006 г. в рекламе кредитного договора "Народный кредит" опубликована реклама деятельности банка, в которой указаны условия кредитного договора: сумма кредита, процентная ставка – 18%, срок от 1 до 3 лет. Остальные условия договора не публиковались. В соответствии с абз. 4 ст. 6 Закона "О рекламе" недобросовестной является реклама, которая вводит потребителей в заблуждение, в том числе в связи с отсутствием в рекламе части существенной информации. В результате ФАС установила, что судами первой и апелляционной инстанций правомерно указано, что наличие ежемесячной комиссии за ведение ссудного счета в размере 0,8% и санкций за просрочку платежа в размере 500 руб. нельзя не признать существенной информацией для потребителя, так как она влияет на сумму конечных расходов потребителя по данному договору.

Новый Закон о рекламе трансформировал понятие недобросовестной рекламы и в значительной степени усилил регулирование рекламы финансовых услуг, в том числе предоставления потребительских кредитов. С его принятием в случае аналогичных вышеуказанным нарушений судами применяется ст. 28 "Реклама финансовых услуг".

В соответствии с п. 1 ст. 819 ГК РФ с момента заключения кредитного договора для кредитора возникает обязанность предоставить заемщику денежные средства в размере и на условиях, предусмотренных договором.

Данная обязанность кредитора является важнейшей, так как ее исполнение влечет начало начисления процентов на предоставленную денежную сумму и служит одним из оснований для истребования кредитором этой суммы.

Кредит предоставляется кредитором во исполнение принятого на себя обязательства. В этом заключается существенное отличие договора банковского кредита от реального договора займа, считающегося заключенным с момента передачи его предмета (п. 1 ст. 807 ГК РФ).

Порядок предоставления потребительского кредита установлен Положением ЦБ РФ № 54-П, согласно п. 2.1.2 которого предоставление (размещение) банком денежных средств физическим лицам осуществляется в безналичном порядке путем зачисления денежных средств на банковский счет клиента-заемщика – физического лица, под которым в целях настоящего Положения понимается также счет (помимо расчетного счета клиента) по учету сумм привлеченных банком вкладов (депозитов) физических лиц в банке либо наличными денежными средствами через кассу банка.

Предоставление (размещение) средств в иностранной валюте физическим лицам осуществляется уполномоченными банками в безналичном порядке.

Из п. 2.2 Положения следует, что предоставление банком потребительских кредитов осуществляется следующими способами:

) разовым зачислением денежных средств на банковские счета либо выдачей наличных денег заемщику – физическому лицу;

) открытием кредитной линии, т.е. заключением соглашения/договора, на основании которого клиент-заемщик приобретает право на получение и использование в течение обусловленного срока денежных средств;

) кредитованием банком банковского счета клиента-заемщика (при недостаточности или отсутствии на нем денежных средств) и оплаты расчетных документов с банковского счета клиента-заемщика, если условиями договора банковского счета предусмотрено проведение указанной операции;

) другими способами, не противоречащими действующему законодательству и настоящему Положению.

Из смысла нормы п. 2.1.2 Положения следует, что Банк России устанавливает запрет на предоставление кредита заемщику-потребителю, минуя его банковский счет или его руки, а именно: если у потенциального заемщика-потребителя отсутствует банковский счет, а у банка нет кассы для выдачи наличных (например, в торговом зале, куда гражданин пришел за покупкой и где оформляют кредит), выдача кредита становится невозможной.

Подобный порядок до сих пор вызывает дискуссию в научной литературе. Одни авторы полагают, что он противоречит действующему законодательству. В частности, Н.Ю. Рассказова, комментируя в целом п. 2.1 Положения, отмечает, что этот порядок исключает возможность предоставления кредита заемщику путем оплаты кредитором его долгов, без зачисления денежной суммы на счет заемщика.

Другие авторы считают, что средства, составляющие кредит, должны быть перечислены на расчетный счет заемщика, и только из них могут быть оплачены его денежные обязательства.

Перечень способов предоставления денежных средств, закрепленных в Положении, не является исчерпывающим. Однако формулировка "другими способами, не противоречащими действующему законодательству и настоящему Положению" порождает теоретический вопрос, имеющий практическое значение, о возможности исследования правил п. 2.1 Положения ЦБ РФ на соответствие общегражданскому законодательству.

Установление правил, касающихся порядка предоставления и погашения кредитов, реализовано Банком России в рамках полномочий, которыми он наделен в силу Федерального закона от 10.07.2002г. № 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)". Согласно данному Закону (ст. 4) Банк России устанавливает правила проведения банковских операций, которые согласно ст. 7 Закона обязательны для федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, всех юридических и физических лиц. Учитывая частноправовой характер банковских операций, а следовательно, и тех отношений, которые опосредуют такие операции, можно сделать вывод о том, что Банк России осуществляет регулирование частноправовых отношений в пределах, предусмотренных Законом о Банке России. Поскольку ГК РФ не отдает приоритет в урегулировании отношений, возникающих из кредитного договора, специальному банковскому законодательству, нормы Положения ЦБ РФ № 54-П должны соответствовать Гражданскому кодексу РФ.

В письме Банка России от 29 мая 2003 г. № 05-13-5/1941 (далее – письмо) указывается: "...Статья 819 "Кредитный договор" однозначно определяет состав субъектов в отношениях, возникающих при заключении кредитного договора, – банк-кредитор и заемщик, а также предмет кредитного договора – предоставление банком-кредитором денежных средств (кредита) заемщику и исполнение заемщиком обязательств по кредитному договору, в том числе по уплате процентов за пользование кредитом. То есть ст. 819 "Кредитный договор" ГК РФ не предусматривает взаимоотношений ни банка-кредитора, ни физического лица-заемщика с третьими лицами (например, торговой организацией), что подтверждается решением Верховного Суда от 1 июля 1999г. № ГКПИ 99-484 и Определением Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 17 августа 1999 г. N КАС99-199". На основании приведенного Банк России определяет, что дальнейшие взаимоотношения заемщика по кредитному договору с третьими лицами, не являющимися стороной по кредитному договору (в том числе с организациями торговли), при использовании полученного кредита на цели, определенные в кредитном договоре, не являются предметом кредитного договора, а регулируются, в частности, ст. 488 "Оплата товара, проданного в кредит" либо ст. 822 "Товарный кредит". В данном письме указывается, что оплата кредитной организацией приобретенных физическим лицом потребительских товаров не является кредитной операцией. Учитывая приведенное, а также сложившуюся практику делового банковского оборота, Банк России установил, что нормы Гражданского кодекса РФ, содержащиеся в гл. 22 "Исполнение обязательства", 23 "Обеспечение исполнения обязательства", 24 "Перемена лиц в обязательстве" и 26 "Прекращение обязательства", не могут быть в полной мере применены к обязательствам банка по предоставлению кредита. Содержание приведенного письма интересно и тем, что в нем Банк России примерно определяет и схемы, на которых может основываться практика кредитования банками физических лиц при приобретении ими потребительских товаров. Все приведенные схемы сводятся лишь к одному: получить потребительский кредит, минуя банковский счет физического лица, невозможно.

Подобную позицию отстаивает и Ассоциация российских банков.

Таким образом, на настоящий момент позиция Банка России, Ассоциации российских банков, подкрепленная решением Верховного Суда РФ, в принципе исключает возможность получения кредита потенциальным заемщиком-потребителем, минуя банковский счет последнего, путем направления кредита третьим лицам.

Что касается Положения ЦБ РФ № 54-П, несмотря на то что оно является нормативным актом и принято по вопросам, отнесенным к полномочиям Банка России, его правила не могут устанавливать иной порядок предоставления кредита, в частности, в отношении определения места исполнения обязательства (ст. 316 ГК РФ).

Так, право сторон на определение надлежащего места исполнения обязательства соответствует оговорке диспозитивной нормы абз. 1 ст. 316 ГК РФ, согласно которой "если место исполнения не определено законом, иными правовыми актами или договором, не явствует из обычаев делового оборота или существа обязательства, исполнение должно быть произведено". Указав на банковский счет, который не подпадает под термин "банковский счет клиента-заемщика", стороны тем самым реализуют право на иное определение места исполнения обязательства, отличного от места исполнения, определяемого через общую конструкцию абз. 5 ст. 316 ГК РФ, согласно которой надлежащее место исполнения определяется как место жительства кредитора в момент возникновения обязательства, а если кредитором является юридическое лицо – как место его нахождения в момент возникновения обязательства".

Место исполнения кредитного обязательства, отличного от банковского счета заемщика-потребителя, может определяться из существа обязательства. В первую очередь это касается целевого кредита, существо которого определяется через содержание п. 1 ст. 814 ГК РФ: "Если договор займа заключен с условием использования заемщиком полученных средств на определенные цели (целевой заем), заемщик обязан обеспечить возможность осуществления заимодавцем контроля за целевым использованием суммы займа". В качестве цели такого кредита может выступать, в частности, оплата потребительских товаров. Достижение цели в таких случаях может быть обеспечено, если банк-кредитор обеспечит перемещение денежных средств не на банковский счет заемщика-потребителя, а на счет третьего лица (торговых организаций), что будет соответствовать исполнению кредитного обязательства надлежащему субъекту в надлежащем месте.

Следовательно, кредит будет считаться предоставленным заемщику-потребителю не только в случае зачисления суммы кредита на его банковский счет, открытый в банке-кредиторе, или выдачи заемщику-потребителю денежных средств через кассу банка, но и в случае зачисления суммы кредита на любой другой банковский счет, как принадлежащий, так и не принадлежащий заемщику-потребителю, открытый как в банке-кредиторе, так и в любом другом банке.

С момента предоставления заемщику-потребителю денежных средств у кредитора помимо права на возврат кредита и уплаты причитающихся процентов появляются и иные права, вытекающие из договора потребительского кредита.

В связи с тем что договор потребительского кредита изначально предполагается в качестве целевого, на него распространяются правила ст. 814 ГК РФ о целевом займе. В частности, кредитор имеет право контроля за целевым использованием предоставленных заемщику-потребителю денежных средств. В случае невыполнения последним условия договора о целевом использовании суммы потребительского кредита кредитор вправе потребовать от заемщика-потребителя досрочного возврата суммы кредита и уплаты процентов.

Кредитор вправе уступить свое право требования возврата кредита и уплаты процентов другой кредитной организации, имеющей соответствующую лицензию.

Помимо обязанностей, вытекающих из договора потребительского кредита, кредитор также обременен иными публично-правовыми обязанностями, непосредственно связанными с заключением кредитных договоров, а именно:

) в соответствии с п. 3 ст. 5 Федерального закона "О кредитных историях" кредитные организации обязаны предоставлять всю имеющуюся информацию, указанную в Законе, в отношении всех заемщиков, давших согласие на ее предоставление, хотя бы в одно бюро кредитных историй, включенное в реестр бюро кредитных историй;

) в соответствии со ст. 26 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" кредитные организации обязаны соблюдать банковскую тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов.

договор потребитель кредит заемщик

В отличие от кредитора, у заемщика-потребителя до заключения договора потребительского кредита существует лишь одно право – на достоверную информацию о кредиторе и об оказываемых услугах. Данное право корреспондирует с обязанностью кредитора предоставить соответствующую информацию, о которой говорилось ранее.

Следовательно, все основные права и обязанности у заемщика потребителя возникают с момента заключения договора.

В современной литературе существует определенная дискуссия относительно объема обязанностей заемщика. Так, например, В.В. Витрянский полагает: "В соответствии со ст. 819 ГК РФ обязанности заемщика по кредитному договору состоят в возврате полученной денежной суммы и уплате процентов, начисленных на сумму кредита. Каких-либо иных обязанностей, которые проистекали бы из особенностей кредитного договора как отдельного вида договора займа, специальные правила о кредитном договоре, содержащиеся в ГК РФ (§ 2 гл. 42), не предусматривают".

На данное обстоятельство обращает внимание и Е.А. Суханов: "Обязанности заемщика состоят в возврате полученного кредита и уплате предусмотренных договором или законом процентов за его использование. Порядок, сроки и другие условия исполнения этой обязанности типичны для любых заемных отношений и потому предусмотрены нормами об исполнении своих обязанностей заемщиком по договору займа".

Иные авторы полагают, что круг обязанностей заемщика значительно шире. В частности, Л.Г. Ефимова среди таковых определяет: "...обязанность принять кредит, вернуть предоставленный кредит в установленный в договоре срок, уплатить обусловленные проценты, обеспечить наличие и сохранность обеспечения своих обязательств, не уклоняться от банковского контроля за обеспечением кредита и состоянием его финансово-хозяйственной деятельности, соблюдать целевой характер кредита". "Указанный перечень обязанностей заемщика, – отмечает Л.Г. Ефимова, – является примерным... Однако условия о возврате полученного кредита и об оплате процентов должны присутствовать в каждом кредитном договоре, без их согласования он не может считаться заключенным".

Вместе с тем отметим, что наличие на стороне заемщика основной обязанности по возврату полученных денежных средств и уплаты процентов на них ни у кого не вызывает сомнения.

Данная обязанность заемщика предусмотрена ст. ст. 819 и 810 ГК РФ, в которых устанавливается, что обязанность по возврату возникает у заемщика в отношении такой же суммы, какая им была получена от кредитора.

Полученные денежные средства возвращаются заемщиком-потребителем по истечении срока, на который он был предоставлен. Срок возврата кредита обычно определяется календарной датой или истечением определенного периода. Но этот срок может быть определен и указанием на событие, которое должно наступить. Например, в случае предоставления кредита на время обучения в вузе (образовательный кредит) начало срока может быть связано с моментом окончания учебы.

Если же в договоре отсутствуют условия о порядке и сроках исполнения заемщиком-потребителем своих обязанностей, указанные условия соответствующего обязательства, вытекающего из договора потребительского кредита, считаются определенными диспозитивными нормами ГК РФ, регулирующими порядок, сроки и место исполнения заемщиком обязательств по договору денежного займа (например, ст. 810 ГК РФ).

Кроме того, в п. 3.1 Положения ЦБ РФ N 54-П устанавливается, что в случаях, когда кредитным договором не определен срок возврата заемщиком суммы основного долга либо указанный срок определен моментом востребования (наступлением условия/события), то возврат суммы основного долга должен быть произведен заемщиком в течение 30 календарных дней со дня предъявления кредитором официального требования об этом (не позднее следующего рабочего дня за днем наступления условия/события), если иной срок не предусмотрен соответствующим договором.

Однако подобное правило действует до тех пор, пока не будет принят специальный закон о потребительском кредитовании, поскольку, как было доказано нами ранее, срок договора потребительского кредита будет закреплен в качестве существенного условия, а значит, без определения данного условия договор будет считаться незаключенным.

Потребительский кредит считается возвращенным с момента передачи его кредитору или зачисления денежных средств на его банковский счет, если иное не предусмотрено договором потребительского кредита.

Место нахождения юридического лица определяется в соответствии со ст. 54 ГК РФ местом его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица не установлено иное. Поскольку юридическое лицо обязано хранить свои денежные средства на расчетных счетах в банке, по общему правилу местом исполнения денежного обязательства является место, где находится банк, в котором открыт расчетный счет кредитора.

Значение точного определения места исполнения обязательства заключается в том, что именно с этим понятием тесно связано понятие момента исполнения обязательства, а от этого зависит оценка своевременности его исполнения.

Порядок возврата заемщиком-потребителем банку предоставленного кредита и уплаты процентов на него также установлен Положением ЦБ РФ и представляет собой:

списание денежных средств с банковского счета заемщика-потребителя;

перевод денежных средств через органы связи или кредитные организации;

взнос денег в кассу кредитора;

удержание из сумм, причитающихся на оплату труда клиентам-заемщикам, являющимся работниками данной кредитной организации.

Возврат денежных средств в иностранной валюте может быть осуществлен только в безналичном порядке.

Несмотря на то что договором, как правило, предусматривается определенный способ погашения кредита, заемщик-потребитель вправе исполнить обязательство любым другим способом, поскольку для банка имеет значение лишь своевременное и полное исполнение обязательства.

Отметим, что на данный момент существует распространенная практика погашения кредита через платежных агентов, под которыми следует понимать юридическое лицо или индивидуального предпринимателя, осуществляющих деятельность по приему платежей физических лиц. Платежным агентом является оператор по приему платежей либо платежный субагент.

Однако в связи с участившимися случаями внесения денежных средств фальшивыми денежными купюрами, а также в связи с соблюдением Федерального закона от 07.08.2001г. № 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" был принят Федеральный закон от 03.06.2009г. № 103-ФЗ "О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами", который вступил в силу 1 января 2010г.

Из п. 2 ст. 1 данного Закона следует, что его положения не применяются к отношениям, связанным с деятельностью по проведению, в частности, безналичных расчетов, а также расчетов, осуществляемых в соответствии с законодательством о банках и банковской деятельности. Следовательно, производить возврат заемщиком денежных средств в счет погашения потребительского кредита через платежных агентов будет невозможно.

Помимо возврата основной денежной суммы заемщик-потребитель также обязан уплатить проценты на нее. С формальной стороны проценты за пользование заемными денежными средствами представляют собой "количественное увеличение имущества в собственности".

В юридической литературе относительно правовой природы процентов за кредит сложилось единообразное мнение, определяющее их как плату за пользование заемными денежными средствами. Так, В.В. Витрянский отмечает: "Проценты... по своей правовой природе являются платой за пользование заемными средствами, которая с экономической точки зрения представляет собой компенсацию заимодавцу утраченной последним возможности... получить прирост, который дало бы ему использование суммы займа в имущественном обороте".

Е.А. Павлодский также полагает, что "...проценты, начисленные за период реального пользования заемными средствами, являются платой за использование чужих денежных средств".

Аналогичной позиции придерживается и судебно-арбитражная практика, о чем может свидетельствовать одно из разъяснений, содержащихся в совместном Постановлении Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14, согласно которому при рассмотрении споров, связанных с использованием заемщиком обязанностей по возврату банковского кредита, суды должны учитывать, что проценты на сумму займа, уплачиваемые заемщиком в размере и в порядке, которые определены в п. 1 ст. 809 ГК РФ, являются платой за пользование денежными средствами и подлежат уплате должником по правилам об основном денежном долге (п. 15).

При определении размера процентов по потребительским кредитам следует руководствоваться Постановлением Пленумов ВС и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8, согласно п. 51 которого в отношениях между организациями и гражданами Российской Федерации подлежат уплате проценты в размере единой учетной ставки Банка России по кредитным ресурсам, предоставляемым коммерческим банкам (ставка рефинансирования). Проценты подлежат уплате за весь период пользования чужими денежными средствами по день фактической уплаты этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не определен более короткий срок.

В отношении возврата кредита и уплаты процентов возникает вопрос о возможности исполнения третьим лицом данной основной обязанности заемщика-потребителя.

Отметим, что ст. 309 ГК РФ закрепляет общий принцип исполнения обязательств: "Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями".

Следовательно, можно предварительно заключить, что общее правило надлежащего исполнения обязательства предполагает в части субъектного состава исполнение надлежащим должником надлежащему кредитору и в надлежащей форме. Правило об исполнении третьим лицом обязательства должника относится к специальным положениям обязательственного права: допускает исключение из общего правила, признавая тем самым возможность исполнения надлежащим образом надлежащему кредитору ненадлежащим должником (третьим лицом).

Конечно, правило о возможности исполнения третьим лицом обязательств должника небезусловно и предполагает ряд требований к его применению, в частности, с точки зрения субъектного состава надлежащее исполнение обязательства зависит от связанности обязательства с личностью должника. Так, в гражданском праве принято выделять:

обязательства (in faciendo), ценность которых зависит от личности исполнителя (классический пример: выполнение научно-исследовательских работ);

обязательства (in non faciendo), ценность которых не зависит от личности исполнителя.

Правовым основанием для исполнения обязательства третьим лицом выступает ст. 313 ГК РФ.

Необходимо учитывать, что указанная норма (исполнение третьим лицом обязательства должника) подлежит применению в совокупности с положениями ГК РФ об отдельных обязательствах. В данном случае, когда мы рассматриваем исполнение третьим лицом обязательств должника по кредитному договору, речь идет о дополнительном применении положений главы 42 "Заем и кредит".

Кредитные отношения обладают определенными особенностями: во-первых, наличие специального субъекта (банк или иная кредитная организация), который "обязуется предоставить денежные средства (кредит) в размере и на условиях, предусмотренных договором"; во-вторых, кредитный договор может устанавливать сугубо денежное обязательство.

В соответствии с п. 2 ст. 819 ГК РФ к отношениям по кредитному договору применяются правила о займе, если иное не предусмотрено правилами о кредитном договоре и не вытекает из существа кредитного договора.

Следуя п. 1 ст. 819 ГК РФ, при анализе стадии исполнения денежного обязательства необходимо обратить внимание на то, что данная норма не определяет порядок (условия) исполнения кредитного договора должником, но содержит ссылку на предусмотренные договором условия относительно исполнения обязательств кредитора.

В соответствии со ст. 810 ГК РФ законодателем определено общее правило займа и кредита, согласно которому заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа. Если иное не предусмотрено договором займа, сумма займа считается возвращенной в момент передачи ее заимодавцу или зачисления соответствующих денежных средств на его банковский счет.

В отношении порядка исполнения третьим лицом обязательств должника следует заметить, что третье лицо должно исполнить обязательство в соответствии с тем порядком (способом), который предусмотрен ст. 810 ГК РФ или кредитным договором для должника. Тем самым исполнение третьим лицом обязательств должника не влечет изменения порядка (и) или способа исполнения обязательств должника перед кредитором.

Для исполнения третьим лицом обязательств должника перед кредитором необходимо соблюдение правил относительно возможности квазизамены должника в субъектном составе основного исполняемого обязательства (должник – кредитор) на третье лицо. Поэтому очень важно рассмотреть вопрос о значимости личности должника для кредитора.

Гражданский кодекс РФ предписывает, что исполнение третьим лицом обязательств должника возможно, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично (п. 1 ст. 313).

Обращаясь к правовым нормам, регулирующим правоотношения, вытекающие из кредитного договора, необходимо, прежде всего, упомянуть о том, что гл. 42 ГК РФ предусматривает особенности правового положения специального субъекта на стороне кредитора, в отношении же должника закон не содержит каких-либо специальных правил о его правовом статусе и тем более правил о зависимости исполнения кредитного обязательства от личности должника. Более того, ГК РФ констатирует лишь основные обязательства должника, вытекающие из кредитного договора, как то: возврат полученной денежной суммы, уплата процентов на нее и др.

Следовательно, ГК РФ, определяя особенности правоотношений, вытекающих из кредитного договора, не содержит ограничений относительно применения правила об исполнении третьим лицом обязательств должника перед кредитором.

Таким образом, по договору потребительского кредита допускается возможность исполнения третьим лицом обязательства за заемщика-потребителя.

В отношениях, вытекающих из договора потребительского кредита, от заемщика не требуется совершения каких-либо специальных действий по принятию от банка-кредитора суммы кредита.

Обязательство по принятию кредита не может возникнуть в силу исполнения обязательства по его предоставлению. Не может оно возникнуть и одновременно с последним и существовать параллельно ему. В противном случае пришлось бы вести речь о том, что исполнение каждого из них, но независимо друг от друга порождает обязательство по возврату кредита. Нельзя предположить ситуацию, в которой обязательство по предоставлению кредита считалось бы выполненным, а обязательство по его принятию невыполненным.

Среди дополнительных обязанностей заемщика-потребителя, вытекающих из договора потребительского кредита, следует также назвать: обязанность целевого использования кредита и, как следствие, обязанность заемщика обеспечить кредитору возможность осуществлять контроль за целевым использованием денежных средств.

Следует отметить, что право заемщика-потребителя на отказ от получения кредита не может быть осуществлено в любой момент. Возможность его реализации поставлена законом в зависимость от предварительного уведомления кредитора. Уведомление должно быть не только сделано заемщиком, но и получено кредитором в приемлемый срок до выдачи кредита или его перечисления.

Помимо основного права заемщика-потребителя на получение кредита следует также рассмотреть и иные права:

право на отказ от получения потребительского кредита;

право на досрочный возврат денежных средств.

Действующее законодательство предоставляет право заемщику-потребителю досрочно вернуть кредит и проценты, но только с согласия кредитора (п. 2 ст. 810 ГК РФ).

Данное правило исходит из того, что кредитная организация является коммерческим юридическим лицом, следовательно, она рассчитывает на получение заранее определенной прибыли в виде процентов. Кредитор имеет свой интерес в том, чтобы кредит был возвращен своевременно, т.е. не только не позже, но и не раньше, чем наступил срок, предусмотренный договором.

В соответствии с п. 2 ст. 810 ГК РФ согласие кредитора должно касаться самого возврата, а не условий по его осуществлению.

3. Ответственность за нарушение обязательства потребительского кредитования

В связи с тем что действующее законодательство признает договор потребительского кредита двусторонне обязывающим, ответственность за его нарушение может быть возложена и на заемщика, и на кредитора.

Однако, прежде чем рассмотреть ответственность каждой из сторон в отдельности, необходимо подчеркнуть, что в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязательств стороны договора могут быть привлечены к ответственности на основании общих положений гражданско-правовой ответственности за нарушение договорных обязательств. Имеются в виду прежде всего нормы о возложении на должника, не исполнившего или ненадлежаще исполнившего свое обязательство, обязанности возместить кредитору причиненные ему убытки (п. 1 ст. 393 ГК РФ), а в случаях, предусмотренных законом или договором, – уплатить неустойку (ст. ст. 330, 394 ГК РФ).

Указанные законоположения применяются при наличии общих оснований и условий ответственности, которые не нуждаются в специальном комментарии применительно к вопросу об ответственности за нарушение договора потребительского кредита.

Привлечение сторон к ответственности в определенной мере зависит от степени виновности сторон в несвоевременном исполнении условий возврата (предоставления) средств. Виновным может быть не только заемщик-потребитель, но и кредитор. Так, Н.Н. Захарова, освещая вопрос об ответственности сторон за нарушение договора банковского кредита, пишет: "Основанием ответственности является вина (умысел или неосторожность) стороны, которая не исполнила условий договора или исполнила их ненадлежащим образом (п. 1 ст. 401 ГК РФ), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности".

Однако данное рассуждение не учитывает, что для банка исполнение обязательства по выдаче кредита во всех случаях связано с осуществлением им предпринимательской деятельности, поэтому ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение такого обязательства никак не может строиться на началах вины в силу п. 3 ст. 401 ГК РФ, который прямо предусматривает ответственность лица, не исполнившего или ненадлежащим образом исполнившего обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности.

В отличие от кредитора, ответственность заемщика-потребителя напрямую зависит от наличия вины в его действиях (бездействии).

Однако вопрос о наличии или отсутствии вины должника в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства (а должник при отсутствии вины – освобождается от ответственности) возникает лишь в том случае, если в результате соответствующих действий (бездействия) должника наступила невозможность исполнения обязательства. В случае, когда должник не исполняет обязательство, несмотря на то что имеет возможность его исполнить, его вина очевидна. В этом смысле с точки зрения гражданского права не имеет значения, имел ли должник намерение причинить кредитору убытки либо просто не проявил необходимую степень заботливости и осмотрительности, диктуемую условиями имущественного оборота, и в результате не принял меры, необходимые для исполнения своего обязательства.

Теперь рассмотрим вопрос об ответственности кредитной организации за нарушение своих обязанностей.

Кредитор может быть привлечен прежде всего к имущественной ответственности.

Следует отметить, что некоторые авторы настаивают не только на обязанности банка возместить заемщику причиненные убытки, но и на применении в этом случае ответственности в виде процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами, предусмотренной ст. 395 ГК РФ. Например, Н.И. Соловяненко пишет: "К имущественной ответственности за неисполнение своих обязанностей может быть привлечен и кредитор, в частности за немотивированный отказ от предоставления кредита, предоставление его в меньшей сумме или с нарушением сроков. Заемщик вправе в соответствии с п. 1 ст. 395 ГК РФ начислять на сумму долга проценты за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства, а также требовать возмещения убытков в сумме, не покрытой процентами (п. 2 ст. 395)".

Думается, подобный подход противоречит правовой природе обязательства по предоставлению кредита (не являющегося долговым денежным обязательством) и не поддерживается судебно-арбитражной практикой (п. 1 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 13/14). Поэтому основной формой ответственности, которая может быть возложена на кредитора за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по предоставлению кредита (естественно, только в том случае, если это не явилось следствием правомерного отказа банка от предоставления кредита по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 821 ГК), следует признать возмещение убытков, причиненных заемщику.

Кроме того, кредитным договором может быть предусмотрена ответственность банка за непредоставление или несвоевременное предоставление кредита заемщику в форме неустойки, что избавляет последнего от необходимости доказывать как факт наличия убытков и их размер, так и причинную связь между нарушением договора со стороны банка и указанными убытками. Вместе с тем, как и в случае с убытками, при правомерном отказе банка от выдачи кредита заемщик лишается возможности привлечь кредитора и к ответственности в форме неустойки: как известно, кредитор не вправе требовать неустойки, если должник не несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства (п. 2 ст. 330 ГК РФ).

Вместе с тем поскольку на потребительское кредитование распространяется Закон РФ "О защите прав потребителей", то именно положения данного Закона имеют приоритет применительно к данному виду кредитования.

Так, за нарушения прав заемщиков-потребителей кредитор несет ответственность, предусмотренную законом или договором (п. 1 ст. 13 Закона). Поскольку ответственности банков, предусмотренной законом, для данного вида кредитования нет, применяемая к банку неустойка может быть предусмотрена только договором. Поэтому в данном случае неприменим п. 6 ст. 13 Закона, согласно которому при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд вправе взыскать с исполнителя за неисполнение в добровольном порядке требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу последнего.

Убытки, причиненные заемщику-потребителю, подлежат возмещению в полной сумме сверх неустойки, причем уплата неустойки и возмещение убытков не освобождают кредитную организацию от обязанности предоставить кредит.

В данном случае речь может идти о применении к банку ответственности за несвоевременное предоставление кредита, о непредставлении заемщику-потребителю соответствующей информации, о включении в договор потребительского кредита условий, ущемляющих права заемщика как потребителя.

Вдобавок ко всему заемщик-потребитель также вправе потребовать с банка компенсацию морального вреда (ст. 15 Закона).

Помимо традиционных форм гражданско-правовой ответственности (возмещения убытков и уплаты неустойки), содержащиеся в Гражданском кодексе РФ (гл. 42) правила о кредитном договоре с учетом норм о договоре займа содержат только одно специальное положение, касающееся ответственности заемщика по договору займа (кредитному договору). Речь идет о п. 1 ст. 811 ГК РФ, согласно которому, если иное не предусмотрено законом или договором займа (кредитным договором), в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК РФ, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата заимодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных п. 1 ст. 809 ГК РФ (плата за пользование чужими денежными средствами).

Согласно абз. 2 п. 51 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 предусмотренные п. 1 ст. 395 ГК РФ проценты подлежат уплате только на соответствующую сумму денежных средств и не должны начисляться на проценты за пользование чужими денежными средствами, если иное не предусмотрено законом.

Однако довольно быстро позиция судебных инстанций по данному вопросу изменилась.

Так, в соответствии с абз. 4, 5 п. 15 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 проценты, предусмотренные п. 1 ст. 811 ГК РФ, являются мерой гражданско-правовой ответственности. Указанные проценты, взыскиваемые в связи с просрочкой возврата суммы займа, начисляются на эту сумму без учета начисленных на день возврата процентов за пользование заемными средствами, если в обязательных для сторон правилах либо в договоре нет прямой оговорки об ином порядке начисления процентов. На сумму несвоевременно уплаченных процентов за пользование заемными средствами, когда они подлежат уплате до срока возврата основной суммы займа, проценты на основании п. 1 ст. 811 ГК РФ не начисляются, если иное прямо не предусмотрено законом или договором.

В соответствии со ст. 395 ГК РФ размер указанных процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части.

В отношениях между организациями и гражданами Российской Федерации подлежат уплате проценты в размере единой учетной ставки Центрального банка Российской Федерации по кредитным ресурсам, предоставляемым коммерческим банкам (ставка рефинансирования).

В случаях, когда кредит предоставлен в иностранной валюте и отсутствует официальная учетная ставка банковского процента по валютным кредитам на день исполнения денежного обязательства в месте нахождения кредитора, размер процентов определяется на основании публикаций в официальных источниках информации о средних ставках банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, предоставляемым в месте нахождения кредитора. Если отсутствуют и такие публикации, размер подлежащих взысканию процентов устанавливается на основании представляемой истцом в качестве доказательства справки одного из ведущих банков в месте нахождения кредитора, подтверждающей применяемую им ставку по краткосрочным валютным кредитам.

Зачастую на практике в кредитные договоры включаются условия, согласно которым заемщик в случае нарушения срока возврата кредита обязан уплатить банку повышенные проценты. Относительно правовой природы данных процентов в юридической литературе можно встретить разные мнения.

Так, Н.Н. Захарова полагает, что "проценты, уплачиваемые заемщиком за пользование кредитом, в том числе и в повышенном размере, по своему характеру являются установленной договором платой за пользование заемными средствами, а не неустойкой".

Рассматривая вопрос о природе повышенных процентов за пользование банковским кредитом, Л.Г. Ефимова выделяет "пять возможных вариантов решения вопроса о природе повышенных процентов за пользование банковским кредитом", которые можно рассматривать как:

неустойку за нарушение срока возврата кредита;

вознаграждение за предоставленные клиенту заемные средства, которые он обязан уплачивать после истечения срока возврата кредита;

разновидность процентов за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства;

сложный правовой институт, который состоит из процентов, являющихся вознаграждением за пользование средствами банка, и неустойки за нарушение срока возврата кредита в части, превышающей проценты за пользование кредитом;

сложный правовой институт, состоящий из платы за пользование заемными денежными средствами и процентов как формы ответственности за неисполнение денежного обязательства в сумме, превышающей эту плату.

Н.Н. Арефьева, анализируя правовую природу повышенных процентов, приходит к выводу, что "на основании анализа правовой природы повышенных процентов, взимаемых банком за просрочку возврата кредита, можно сделать вывод, что указанные проценты имеют сложный характер: состоят из обычных процентов и неустойки".

В соответствии с абз. 3 п. 15 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 13/14 в случаях, когда в договоре займа либо в кредитном договоре установлено увеличение размера процентов в связи с просрочкой уплаты долга, размер ставки, на которую увеличена плата за пользование займом, следует считать иным размером процентов, установленных договором в соответствии с п. 1 ст. 395 ГК РФ.

Таким образом, арбитражная практика рассматривает повышенные проценты как сложный правовой институт, состоящий из платы за пользование заемными средствами и процентов как формы ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства.

При рассмотрении вопроса о взыскании повышенных процентов необходимо также обратить внимание на то, что согласно Постановлению Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 13/14 при наличии в договоре условий о начислении при просрочке возврата долга повышенных процентов, а также неустойки за то же нарушение (за исключением штрафной) кредитор вправе предъявить требование о применении одной из мер ответственности, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства (п. 15).

В данном случае интересным представляется вопрос о правомерности взыскания кредитными организациями по договорам потребительского кредита повышенных высоких размеров неустойки за несвоевременное исполнение своего обязательства заемщиком-потребителем по возврату кредита и процентов за пользование им.

Данная проблема связана с тем, что банки зачастую начисляют неустойку, при этом проценты имеют разные величины, например 2% годовых с суммы просроченной задолженности за каждый день просрочки либо 38% годовых от суммы просроченного платежа за каждый день просрочки. В результате неустойка постепенно может превышать размер самого кредита, и даже многократно.

Так, в Тындинском райсуде по иску банка о взыскании задолженности по потребительскому кредиту в качестве неустойки заявлена сумма 2907575 руб. 37 коп. при величине кредита 500000 руб. Данная практика получила достаточно широкое распространение в банковской сфере, и ограничителем этому является только понятие справедливости у банка (возможен отказ от части неустойки), а также деятельность судов, которые в порядке ст. 333 ГК РФ рассматривают вопрос соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств.

Представляется, что, установив сумму подлежащих уплате процентов, суд обязан оценить ее соразмерность причиненным нарушением обязательства убыткам в соответствии с п. 2 ст. 333 ГК РФ. Первоначально Президиум ВАС РФ высказался отрицательно относительно возможности уменьшения суммы взыскиваемых процентов усмотрением суда, но настойчивость должников взяла свое, и применимость указанной нормы к процентам в настоящее время является бесспорной (п. 7 Постановления ВС РФ и ВАС РФ № 13/14).

При применении ст. 333 ГК РФ суды учитывают компенсационную природу неустойки, период просрочки исполнения договорных обязательств, а также отсутствие каких-либо доказательств наличия у истца негативных последствий, наступивших от ненадлежащего исполнения ответчиком обязательств. При этом согласно п. 4 Обзора практики применения арбитражными судами ст. 333 ГК РФ критериями для установления несоразмерности неустойки в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки; убытки, вызванные нарушением обязательств; длительность неисполнения обязательств и др.

С учетом указанных обстоятельств при расчете неустойки судами, как правило, применяется ставка рефинансирования ЦБ РФ. Следовательно, это тот минимум, на который всегда может рассчитывать кредитор.

Так, в соответствии с Постановлением ФАС Северо-Кавказского округа от 31 августа 2005 г. высокий процент неустойки, отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих наличие у истца соразмерных начисленной неустойке убытков, дают основания для ее уменьшения приближенно к размеру процентов по кредитам коммерческих банков. Проценты коммерческих банков по кредитам являются отражением минимального размера потерь, понесенных истцом в связи с неисполнением ответчиком договорных обязательств.

Применительно к вопросу об уменьшении неустойки представляется необходимым упомянуть позицию Конституционного Суда РФ, который в одном из своих определений указал, что в п. 1 ст. 333 ГК РФ речь идет не о праве суда, а о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного размера ущерба, причиненного нарушителем.

В заключение отметим, что в случаях, когда кредитные договоры содержат определенные дополнительные условия (о возвращении кредита по частям, о целевом использовании суммы кредита, об обеспечении обязательств заемщика), нарушение указанных условий может повлечь для заемщика и иные негативные последствия, не связанные с применением гражданско-правовой ответственности. Подобные нарушения служат основанием возникновения на стороне кредитора права требовать от заемщика досрочного возврата суммы кредита и уплаты всех причитающихся кредитору процентов по кредитному договору.

Выводы

В действующем законодательстве определение договора потребительского кредита отсутствует.

Договор потребительского кредита можно определить как соглашение, в силу которого банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, для удовлетворения исключительно личных, семейных, домашних и иных нужд заемщика, не связанных с осуществлением предпринимательской или иной профессиональной и социально значимой деятельности, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Можно выделить следующие признаки договора потребительского кредита: договор является двусторонне обязывающим, договор потребительского кредита является каузальной сделкой; данный договор является консенсуальным; он всегда возмездный; полученный кредит должен быть использован исключительно на потребительские цели; стороне заемщика в договоре потребительского кредита может быть только физическое лицо – потребитель.

Кредитный договор, а вместе с ним и договор потребительского кредита необходимо рассматривать в качестве разновидности договора займа. В соответствии с действующим Гражданским кодексом РФ § 2 "Кредит" отнесен к главе 42 "Заем и кредит". В соответствии же с п. 2 ст. 819 ГК РФ к отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные § 1 "Заем", если иное не предусмотрено правилами параграфа, посвященного кредиту, и не вытекает из существа кредитного договора. Кроме того, на потребительское кредитование распространяется Закон РФ "О защите прав потребителей".

Литература

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008г. № 6-ФКЗ, от 30.12.2008г. № 7-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. – 2009. – № 4. – Ст. 445.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994г. № 51-ФЗ (ред. от 06.04.2011) // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996г. № 14-ФЗ (ред. от 07.02.2011) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

4. Федеральный закон от 02.12.1990г. № 395-1 (ред. от 11.07.2011) "О банках и банковской деятельности" Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 6. – Ст. 492.

. Федеральный закон от 15.02.2010г. № 11-ФЗ "О внесении изменений в статью 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" // Собрание законодательства РФ. – 2010. – № 8. – Ст. 775.

. Федеральный закон от 10.07.2002г. № 86-ФЗ (ред. от 27.06.2011) "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 28. – Ст. 2790.

. Федеральный закон от 30.12.2004г. № 218-ФЗ (ред. от 11.07.2011) "О кредитных историях" // Собрание законодательства РФ. – 2005. – № 1 (часть 1). – Ст. 44.

. Федеральный закон от 07.08.2001г. № 115-ФЗ (ред. от 27.06.2011) "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 33 (часть I). – Ст. 3418.

. Федеральный закон от 03.06.2009г. № 103-ФЗ (ред. от 27.06.2011) "О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами" // Собрание законодательства РФ. – 2009. – № 23. – Ст. 2758.

. Федеральный закон от 13.03.2006г. № 38-ФЗ (ред. от 18.07.2011) "О рекламе" // Собрание законодательства РФ. – 2006. – № 12. – Ст. 1232.

. Закон РФ от 07.02.1992г. № 2300-1 (ред. от 18.07.2011) "О защите прав потребителей" // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. – № 15. – Ст. 766.

. Положение о порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения) (утв. Банком России 31.08.1998г. № 54-П) // Вестник Банка России. 1998. № 70-71.

. Указание Банка России от 13.05.2008г. № 2008-У "О порядке расчета и доведения до заемщика – физического лица полной стоимости кредита" // Вестник Банка России. 2008. № 28.

. Письмо Банка России от 29.05.2003г. № 05-13-5/1941 "О порядке предоставления кредитными организациями денежных средств" // Бизнес и банки. 2003. № 36.

. Проект от 5 декабря 2008г. № 136312-5 Федерального закона "О потребительском кредитовании

16. Алексеев А.А. Правовое регулирование банковского кредитования физических лиц: Дис.... канд. юрид. наук. – М., 2008.

17. Арефьева Н.Н. Договор банковского кредитования: Дис....канд. юрид. наук. – Волгоград, 2000.

18. Баканова О. Специальные права заемщика-потребителя при расторжении договора потребительского кредита // Право и экономика. – 2010. – № 2. – С. 69-73.

19. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований: в 5 томах. – М.: Статут, 2006. – Т. 1. – 736 с.

. Внуков Н.А. Договор потребительского кредита как вид потребительского договора // Право и экономика. – 2011. – № 4. – С. 21 – 25.

. Гражданское право: учеб. для вузов по специальности "Юриспруденция": в 3-х т. – Т. 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю. К. Толстого. – М.: Проспект, 2006. – 846 с.

. Гражданское право. Часть первая. Учебник для ВУЗов / Отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев. – М.: Юристъ, 2008. – 719 с.

. Гражданское право. В 4-х томах. Том 1. Общая часть / Под ред. Е.А. Суханова. – 3-е изд. – М.: ВолтерсКлувер, 2007. – 720 с.

. Каримуллин Р.И. Права и обязанности сторон кредитного договора по российскому и германскому праву. – М., 2001.

. Катвицкая М.Ю. Банковские заемные средства: условия предоставления, гарантии обеспечения возврата. – М.: Деловой двор, 2009. – 165 с.

. Киричук А.А. Оферта в договоре потребительского кредита // Налоги. -2010. – № 41. – С. 23-26.

. Киричук А.А. Специфика договора потребительского кредита // Юрист. 2008. – № 10. – С. 12-15.

. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. – В 2-х томах. – Том 1. – Части I, II ГК РФ / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. – М.: Юрайт, 2010. – 928 с.

. Кукушкин В.М. К проекту федерального закона "О потребительском кредитовании" // Банковское право. – 2011. – № 1. С. 13-16.

. Макогон А.Н. Правовой анализ конструкций договора займа и кредита // Юридический аналитический журнал. – 2003. – № 3. – С. 104-107.

. Павлодский Е.А. Договоры организаций и граждан с банками. – М.: Статут, 2000.

32. Петров Д. Ненадлежащая реклама банковских услуг // ЭЖ-Юрист. – 2005. – № 39. – С. 16-18.

. Пристансков Д.В. Отдельные проблемы гражданско-правового регулирования банковского кредитования: Дис....канд. юрид. наук. – СПб., 2006.

. Пыхтин С.В. "Комиссионные проблемы" договоров потребительского кредита // Банковское право. – 2011. – № 1. – С. 23-26.

. Сарнаков И.В. Потребительское кредитование в России: теория, практика, законодательство. – М.: Юриспруденция, 2010. – 232 с.

. Сарнаков И.В. Правовая природа договора потребительского кредита // Банковское право. – 2010. – № 5. – С. 22-26.

. Сарнаков И.В. Существенные условия договора потребительского кредита // Право и экономика. – 2010. – № 8. – С. 24-32.

. Сбитнев В. Потребитель и банки // ЭЖ-Юрист. – 2008. – № 2. – С. 13-15.

. Ситдикова Л.Б., Сахарова Ю.В. Критерии классификации потребительского кредитования // Юридический мир. – 2011. – № 1. – С. 35-38.

. Соломин С.К. О возможности исполнения кредитного обязательства третьему лицу // Закон. – 2008. – № 8. – С. 166-169.

. Трофимов К.Т. Банковский кредит и залог денег // "Черные дыры" в российском законодательстве. – 2004. – № 4. – С. 16-18.

. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 13, Пленума ВАС РФ № 14 от 08.10.1998г. (ред. от 04.12.2000) "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" // Вестник ВАС РФ. – 1998. – № 11.

. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996г. "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Вестник ВАС РФ. – 1996. – № 9.

. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14 июля 1997г. № 17 "Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации" // Вестник ВАС РФ. – 1997. – № 9.