ODiplom // История // 18.01.2016

Функциональные роли жрецов в древних цивилизациях

Автор: Ирина Нестерова

Рубрика: История

Опубликовано: 18.01.2016

Библиографическое описание:

Нестерова И.А. Функциональные роли жрецов в древних цивилизациях [Электронный ресурс] // Образовательная энциклопедия ODiplom.ru

В статье рассматриваются аспекты, связанные с реализацией функциональных ролей жрецов в древних цивилизациях.

Жречество, служители культа, почитавшиеся как посредники в общении людей с воображаемым миром богов и духов (слово "жрец" происходит от старославянского "жрьти" – приносить в жертву). Возникновение жречества связано с развитием религии.

С разложением первобытной общины, общей социальной дифференциацией выделяются и профессионалы-жрецы, присваивающие себе монопольное право сношения с духами и богами. Закрепляется преемственность жречества, иногда путём прямой наследственности жреческого звания. Складываются особые корпорации жрецов; они обычно и по происхождению и по положению близки к вождям, которые и сами зачастую выполняют жреческие функции (священные вожди, "цари – жрецы").

Такое же положение занимали жрецы и в древних государствах Америки (особенно в Мексике и Перу). В Иудее 6–1 вв. до н. э., когда не стало светской власти (царей), всё экономическое, политическое и идеологическое могущество сосредоточилось в руках иерусалимского жреца: это была "иерократическая" форма государства. Лишь в античной Греции и Риме жречество не играло самостоятельной роли – должности жрецов были выборными и замещались обычно гражданскими лицами, но и в этих государствах жрецы пользовались значительными преимуществами и оказывали влияние на политическую жизнь. То же было в Японии.

1. Жречество и жертвоприношение.

1.1 Возникновение жречества

Из всех социальных органов религии жречество имеет самое непосредственное и продолжительное влияние на культуру. Ибо жречество представляет собой религию, воплощенную в постоянном институте, который образует неотъемлемую часть структуры общества и берет на себя корпоративную ответственность за религиозную жизнь общины.

Отсюда огромная важность жречества как института культуростроительного; ибо в древности оно было единственным институтом, самосознательным в культурном отношении и обладавшим властью для контроля за всем образом жизни общества и для направления его к конечной духовной цели.

Жрец – не только религиозный вождь общины. Он также хранитель сакральных традиций и мастер сакральных техник.

С самого начала отношения между общиной и божественными силами рассматривались как область, требующая знания эксперта и технической подготовки. Наряду с вдохновенными вещаниями пророка существовали сакральные формулы и ритуалы, входившие в сферу жреца. Подобные формулы и ритуалы можно найти в самых примитивных формах культуры, известных нам, и с развитием цивилизации они росли в числе и сложности, пока наконец не образовали содержания огромного систематического корпуса знаний, являвшегося единственным занятием образованного и могущественного класса.

Существование класса этого рода тесно связано с происхождением цивилизации, ибо самые ранние из известных форм высшей культуры в Месопотамии и Египте уже обладали могущественным и высокоорганизованным жречеством. Эти культуры не являются исключением, ведь аналогичный процесс развития можно обнаружить в каждом центре архаической культуры – как в Старом, так и в Новом Свете, от Египта до Юкатана; в то же время второстепенные и, возможно, производные от них культуры менее развитого типа – в Полинезии, Западной Африке, Нью-Мексико и Флориде – демонстрируют параллельное развитие на более низком уровне.

В целом, этот жреческий тип культуры должен рассматриваться в качестве основной традиции мировой цивилизации, от которой зависят или из которой происходят все существующие формы высшей культуры. Древнейшие центры этой культуры на Ближнем Востоке – в Месопотамии и Сирии, в Египте и на Крите – находились в контакте друг с другом с доисторических времен; и уже в III тысячелетии до нашей эры всё это пространство стало цивилизованным orbis terrarum1, в котором различные центры цивилизации были взаимосвязаны, оказывали друг на друга влияние и взаимно стимулировали развитие – как материально, так и интеллектуально. Определенные контакты и весьма значительный параллелизм в развитии существовали между этим центром цивилизации и современным ему центром архаической культуры в долине реки Инд, открытом совсем недавно.

1.2. Жречество и жертвоприношение в древних культурах.

Однако первичной функцией жреца является не учение. Ею является жертвоприношение. Жертвоприношение – жизненно важная связь между народом и его богами; и жрец – специалист в жертвоприношении.

Несомненно, по своему происхождению жертвоприношение может показаться простейшим и наиболее спонтанным из всех религиозных актов, так что в прошлом его часто принимали за критерий природной религии. Так, Блаженный Августин доказывает, с одной стороны, универсальность жертвоприношения ("нет народа без жертвоприношения"), а с другой – неотъемлемое отношение жертвоприношения к идее Бога ("нет такого человека, который бы, принося жертву какому-либо существу, не считал его при этом божественным").

Но с развитием жречества как организованного социального института простой акт жертвоприношения видоизменяется в торжественный и таинственный обряд, собирающий вокруг себя целый комплекс практик и идей, часто весьма трудных для понимания, пока наконец теория жертвоприношения не становится столь же (или даже в еще большей степени) важной, сколь и сама теология – теория о природе богов.

В то же время, жертвоприношение может стать центром, вокруг которого выкристаллизовываются и организуются мифологические концепции.

Первое из утверждений Блаженного Августина практически не вызывает возражений со стороны исследователей религии, но второе – более спорно, поскольку свидетельства первобытной культуры наводят на мысль, что существует связь между жертвоприношением и теми магическими церемониями, которые связаны с увеличением пищевых припасов и не обязательно обращены к божественному существу. Самый известный пример этого – церемонии интичиумы у центральноавстралийских племен, связанные с размножением тотемных животных или растений. Подобные, хотя и менее высокоразвитые, обряды, связанные с пищевыми припасами, можно найти среди множества других народов на самых разных уровнях культуры, как, например, в охотничьей магии американских индейцев и в обрядах оплодотворения земли у земледельческих народов. Во всех этих случаях жертвоприношение и церемония являются средствами, с помощью которых человек участвует в таинственном процессе природы, вызывает и стимулирует ее творческие силы.

Где бы ни существовала развитая концепция природы божественных сил, жертвоприношение понимается как жертвоприношение богам, но там, где этой концепции нет, обряд всё же совершается в качестве сакральной мистерии, посредством которой человек входит в союз с неизвестными и безличными жизненными началами.

Институт жречества тем самым имеет двойное происхождение. С одной стороны, жрец – слуга бога, храмовый служитель и прорицатель, который удостоверяет божественную волю и закон. С другой стороны, он – специалист в жертвоприношении, без которого сила и знание сакральных обрядов не могут исполниться. Он – строитель моста и хранитель порога между миром людей и миром богов. Именно в его власти открывать и закрывать каналы, по которым божественные блага даруются общине, так что сам он в некоторой степени разделяет с богами власть и престиж.

Наиболее замечательный пример этого специализированного развития техник жертвоприношения и ритуала можно найти в религиозной культуре Индии, которая обладает уникальной непрерывной традицией, уходящей в доисторические времена. Уже тысячи лет назад эта жреческая традиция была приведена в тщательно разработанную систему, которая даже в наиболее ранних письменных формах приобретает ауру незапамятной древности. И она наделена столь выдающимся значением не только из-за своей древности и богатства документации, которой мы обладаем, но еще в большей степени из-за той интенсивности и настойчивости, с которыми следовали этой особой линии развития. Нигде эта концепция жреца как специалиста в жертвоприношении не разрабатывалась с такой тщательностью в деталях и с такой изобретательностью в спекулятивной теории. Поэзия и мифология, ритуал и магия, образование и законодательство, философия и мистицизм – всё сплелось в этой тщательно разработанной модели, в центр которой помещалось жертвоприношение и которая контролировалась и упорядочивалась жречеством. Из первобытной концепции магической действенности сакральных формул развивается спекулятивная теория творческой силы божественного слова – Брахмана, пока наконец мы не достигаем сознательной философской идентификации просветленного ума, Атмана, "Я", с Брахманом – конечной основой всех вещей и единственной трансцендентной сверхвещественной реальностью.

Всё в этом развитии, с начала и до конца, было подчинено теории жертвоприношения. Именно жертвоприношение заставляет солнце всходить и контролировать смену времен года. Благодаря жертвоприношению живут боги, и для жертвоприношения существуют люди. Через жертвоприношение они приобретают богатство и жизненный успех, силу и знание, выходящие за пределы жизни и за пределы богов и проникающие в сокровенную тайну бытия.

Но это развитие нельзя интерпретировать как прогресс, ведущий вперед, от магии – к религии и от мифологии – к мистицизму. Напротив, религиозный элемент в большей мере высказан в религиозной поэзии Ригведы, нежели в ритуальной технике Брахманов. Однако величественная религиозная поэзия гимнов Ригведы второстепенна по отношению к технике жертвоприношения, а фантастическая теория магии Брахманов неразрывно связана с высшей метафизической интуицией Упанишад.

2 Ригведа, древнейший памятник религиозной литературы Индии, представляющий собой собрание гимнов, которые образуют часть литургии жертвоприношения. Брахманы – прозаические трактаты по ритуалу, как ему учили в великих ведических школах, а Упанишады состоят из мистических или философских вопросов и ответов, первоначально прилагавшихся к Брахманам и касавшихся их эзотерического значения. В добавление к Ригведе существовали также Самаведа, состоящая из стихов, которые пелись во время жертвоприношения сомы, Яджурведа, содержащая жертвенные формулы, и Атхарваведа – позднейшее собрание заклинаний и заговоров, в меньшей степени литургическая и более популярная по своему характеру, чем три старших Веды (Прим. К. Доусона.)

Это развитие теории жертвоприношения в области теологии теснейшим образом соотносится в области социологии с развитием института жречества, который в Индии как нигде был способен к концентрации всей интеллектуальной и социальной энергии общины на интенсивном культивировании и изучении своих специализированных функций. Это действительно замечательный пример того, что может произойти, если духовной элите предоставляют возможность развиваться свободно, словно в вакууме, без какой-либо социальной критики или контроля.

И это вдвойне замечательно, если учесть, что индийский жреческий класс не основывался, как в Месопотамии и Египте, на корпоративной организации храмового жречества. Ведь брамин по сути являлся домашним жрецом и как раз в качестве домового священнослужителя (пурохиты) вождя или царя приобрел социальный престиж и богатство. Следовательно, ведийское жертвоприношение не было официальным гражданским актом, подобно храмовым жертвоприношениям в архаическом городе-государстве. Оно в большей степени носило индивидуалистический характер, поскольку всегда направлялось интересами какого-нибудь частного лица, за чей счет совершалась церемония. Наиболее важной социальной связью была не связь между храмом и государством, как на Ближнем Востоке, но связь между брамином и его патроном. Действительно, отношение поэтов-жрецов Ригве-ды к богатству недалеко от отношения Пиндара, и благородным происхождением наделяется тот, кто финансирует его победные оды.

На первый взгляд это кажется совершенно безнадежной отправной точкой для поиска абсолютной вечной реальности, и между экстравертивным политеизмом Ригве-ды с его наивным, идущим от всего сердца желанием богатства, долгой жизни и победы, и той via negativa3, которая изложена великими мудрецами и аскетами Упанишад, существует громадная пропасть. Тем не менее мы можем проследить каждый шаг этой трансформации по ведийской литературе, и именно благодаря диалектике жертвоприношения она и была доведена до конца.

2. Роль жрецов в развитии древних цивилизаций.

2.1 Жрецы в Древнем Египте

В обязанности жрецов входило совершение ритуалов, повседневная культовая практика и посредничество между людьми и высшим миром. Как и чиновники, они составляли часть государственного аппарата. В их обиходе не было принято прямое духовное общение с паствой; их служение состояло в отправлении магических ритуалов, поскольку они были посвящены в тайну жизни и смерти.

Храмы богов составляли часть официальной государственной религии. Вершиной культовой иерархии считался фараон, и культовая практика носила сокровенный характер, поскольку только монарх имел право доступа в целлу, где находилась статуя божества. Поскольку он не мог руководить службой во всех храмах, верховный жрец выступал его представителем и совершал службы от его имени.

Для народа вход в храм был закрыт, лишь немногие избранные могли быть допущены во двор храма во время совершения церемонии. Официальные церемонии и ритуалы имели театрализованный характер. Статуи божеств путешествовали на судах от местных религиозных центров, где находились их святилища, чтобы навестить другие храмы. Такие путешествия были важными событиями, в которых простым людям отводилась роль зрителей и свиты, но никто из них не мог видеть статуи, остававшиеся скрытыми от глаз на все время пути. Во время празднеств становились очевидными социальные различия и высокий ранг фараона. Тем не менее простонародье по-своему участвовало в религиозной практике, чествуя тех же самых богов на домашних алтарях, что делало общение с ними более доступным.

Уже в Древнем царстве у алтарей великих богинь-матерей Хатор и Нейт можно найти женщин-жриц, носивших высокий титул "Хемет Нечер" – Служанка бога. Как правило, женщина чаще появляется в храме богини, нежели в святилище бога-мужчины, однако, в этом правиле есть исключения. Царица Мересанх III, супруга фараона Хафра была жрицей бога Тота, а некоторые другие царицы IV династии выполняли жреческие обязанности в храмах Мина и, наконец, самого царя. Знатные дамы, современницы этих цариц, состояли жрицами в храмах Птаха и возлагали дары к статуе фараона Хуфу. Огромное количество источников, посвященных женскому жречеству, появляется со времени Среднего царства: многочисленные "Хемет Нечер", а также жрицы других категорий выполняли в это время свои обязанности в храмах Абидоса, Коптоса, Фив и других крупных религиозных центров страны.

Устав женского жречества, был куда более "гибким", чем мужского; участие женщины в том или ином ритуале часто зависело от ее семейного положения. Дочери жрецов иногда наследовали должности своих отцов, жены сановников также часто служили в одном местных храмов, но, тем не менее, многое зависело и от самой женщины, ее желания участвовать в культе.

С начала Древнего царства в текстах встречается титул "Хенеретет", традиционно переводящийся как "затворница" или "жрица", которым обозначалась женщина, служащая в храме того или иного бога, обитательница "божественного гарема". Эти уважаемые всеми египтянами женщины жили по тем же законам чистоты, непорочности и целомудрия, что и остальное жречество. Они всегда были украшены драгоценностями, широким ожерельем усех, многочисленными подвесками и браслетами. На голове хенеретет носили большие пышные парики. Эти жрицы служили в храмах Хатор, Хора, Амона, а также участвовали в погребальных церемониях. В фиванской гробнице вельможи Кенамона, современника Аменхотепа II, сохранилось изображение держащих в руках систры женщин в длинных белоснежных платьях с перевязями, присутствующих при церемонии транспортировки статуй умершего; сопутствующая надпись поясняет, что речь идет о танце жриц-музыкантш Хатхор из Дома Жизни.

Во второй половине Нового царства их функции изменились: они уже больше не танцуют, а больше поют, нараспев читают молитвы, играют на музыкальных инструментах. Хенеретет отныне часто входили в особые храмовые музыкальные ансамбли, где помимо них состояли на службе бога профессиональные певицы шемаит, музыкантши хесит, танцовщицы ибат. Возглавляли эти ансамбли великие жрицы – "Урет Хенеретет", обычно очень знатные дамы, жены высокопоставленных сановников и верховных жрецов, воплощавшие во время культовых действий важнейших египетских богинь. Во многих храмах в эпоху Нового царства служили две верховные жрицы, обычно – супруги верховного жреца, персонифицирующие собой различные аспекты сущности женского божества: дочь и мать, Хатор и Мут-Сехмет, Исиду и Нефтиду, ублажая бога своей красотой и совершенством, поддерживая Маат музыкой и священным танцем. В религиозных текстах они олицетворяли двойственную структуру вселенной: Верхний и Нижний Египет, два глаза солнечного божества, две любые противоположности, которые дополняют друг друга и образуют своим воссоединением гармонию.

Большую роль в храмовых ритуалах играла и "Мут Нечер" – "божественная мать", титул которой впервые засвидетельствован с начала Нового царства. Чаще всего эти функции выполняла царица, родившая царствующего фараона, а потому почитавшаяся как воплощение богинь, великих небесных матерей – Исиды и Мут.

Особую роль играли жрецы Ур Хеку (жрицы – Ур-т Хекау) – "обладатель священных сил". Они были хранителями Божественной Силы, и могли передать её предметам – "освятить", а также помочь больным в исцелении. Божественная Сила, которую они получали свыше, называлась – Хека. Египтяне верили, что Божественная Сила может быть не только созидательной, она может стать разрушительной, если люди прогневают Бога непослушанием.

2.2. Жречество в культурах Месопотамии

Шумерские жрецы были обособленным сословием, происходившим из знатных фамилий. Звание жреца было наследственным, кандидат в жрецы должен был быть здоров и не иметь физических недостатков.

Чаще всего правитель был и первосвящеником, т. е. высшим жрецом, осуществлявшим на земле связь между Небом и людьми.

Вавилонские жрецы были учеными и самыми образованными людьми своего времени. Служили жрецы и жрицы в основном при храмах, которые имели форму ступенчатых башен. Жрецы знали астрономию, земледелие, математику, магию, мантику, медицину, искусство заклинаний и заговоров, времяисчисление, метрологию, религию, мифологию и др. До сих пор сохранились в различных музеях мира мистические произведения халдеев, записанные на клинописных табличках, это заклинания против злых демонов, астрологические расчеты, различные лечебно-магические наставления. Халдейские астрономы знали, что солнечный год составляет З65 и 1/4 суток, умели предвычислять солнечные затмения. Судьбы народов и государств вычислялись по положению небесных светил. По звездам вычисляли перспективы войны и мира, урожая и неурожая, судьбы правителей и простых людей, дожди и наводнения, голод, болезни и т. д.

Вавилонские жрецы широко использовали транс во вредоносной и военной магии, например, изготовив изображение врага, жрец входил в транс и, четко визуализировав всю картину боя, представлял себе, как враг отступает и гибнет. Выйдя из транса, жрец брал изображение, разворачивал его лицом вниз и сжигал.

Вавилонские жрецы, согласно легендам, унесли с собой сверхдревнюю тайную трансовую культуру, заимствованную ими от какой-то працивилизации, погибшей в Индийском океане двенадцать тысяч лет назад.

Часть халдейской трансовой культуры была заимствована иудеями во время вавилонского пленения (VI век до н. э.) и вошла позднее в каббалу – древнееврейскую трансовую культуру.

2.3 Жрецы в Древней Америке

В древней Америке существовало четыре крупных культуры – ацтеки, майя, чибча, кечуа-инки.

Жрецы служили при храмах, которые имели вид многоступенчатых пирамид (теокалли) с открытой площадкой наверху. Жрецы знали иероглифическое; письмо, астрономию, вели сложное летоисчисление и знали календарь. Кроме этого они были главными носителями культуры, религиозных традиций и истории своего народа. Жрецы пользовались великим авторитетом среди населения, они принадлежали к знати и владели большими участками земли вокруг храмов. Будущие жрецы воспитывались и обучались в специальных школах, они были дисциплинированы, хорошо и разносторонне образованы. Существовала строгая иерархия в служебном положении жрецов при определенном храме. Наиболее крупные храмы были посвящены следующим богам: Кетцалькоатлю ("оперенная змея") – изображавшемуся в виде белого старика с длинной бородой; Тецкатлипоку ("дымящееся зеркало") – олицетворявшему Солнце;

Уитцилопочтлю – богу войны, требовавшем человеческих жертво-приношений; Итцамну – богу неба, создателю письменности и всех знаний; Кукулкану – мифическому родоначальнику одной из; правящих династий майя; Бочику – богу Солнца, чибча-мунсков; Виракоча – покровитель инков и др.

Древние индейцы считали, что у каждого человека есть мистический двойник в виде животных (нагуаль), смерть которого вызывает и смерть человека – это трансовое поверье называется нагуализм. Многие племена и народы верили в посмертное существование душ, поэтому существовал сильный мистический культ предков (уака).

Искусство транса у древних индейцев выражалось в умении " гадать, Следует отметить, что в цивилизациях Центральной и Южной Америки преобладало искусство черной магии. Индейские маги изобрели специальный способ подчинения себе стихийных духов и с их помощью они добивались любых целей. Кроме того, они могли управлять мозгом любого человека на расстоянии через специальные заклинания. Индейские маги умели создавать говорящие человеческим языком фетиши.

2.4 Место жрецов в Древней Индии

Высокий уровень культуры, достигнутый народами Индии ещё в древности, сложность форм производства и общественной жизни очень рано вызвали попытки осмысления всего окружающего. Развитие древнеиндийской философии носило сложный и противоречивый характер. Философия продолжала тесно переплетаться с мифами и религиозными верованиями, которым правящие классы стремились придать законченный систематический характер. Поэтому господствующим направлением в философии было идеалистическое, тесно связанное с брахманистским и буддийским богословием Брахманистская философия представляет собой сложную смесь различных, иногда противоречивых учений и взглядов. Для неё характерно учение о первичной сущности, мировой душе – брахме, которая в процессе саморазвития создаёт богов и весь видимый мир. Для буддийской философии характерен крайний субъективный идеализм: реально существует только субъект, весь окружающий его мир – иллюзия (майя).

Против господствующей идеалистической философии выступали древнейшие индийские философы-материалисты, отражавшие оппозиционные к официальной идеологии взгляды свободных общинников и городских низов. Древнейшим материалистическим учением, существовавшим, вероятно, ещё в VI–V вв. до н. э., было учение чарвака. Последователи этого учения отрицали авторитет Вед, утверждали, что мир извечно материален, что чувственное восприятие – единственный источник познания и единственное средство доказательства. Они отрицали возможность раздельного существования души и тела, бессмертия души и переселения душ К учению чарвака примыкали другие материалистические учения (частика, локаята), также отрицавшие реальность всего, что не может быть воспринято чувствами, отрицавшие, следовательно, возможность существования потустороннего мира, формулировавшие атомистические взгляды. Сторонники материалистических учений высмеивали брахманистские обряды, жертвоприношения, суеверия.

2.5 Роль жрецов в социальном развитии общества

Жрецы управляли сознанием масс, и за тысячелетия своей "духовной" практики нашли механизмы воздействия на коллективное бессознательное, то есть те инструменты которые заставляют людей подчиняться добровольно. Основное правило подобной власти заключается в том, что, формируя мотивы поведения человека, управляешь и самим поведением.

Проанализируем эти механизмы более подробно.Основной элемент любых культово-магических операций заключается в вере участников этих обрядов в серьёзность и действенность всего происходящего. Один из главнейших принципов любой магии заключается в том, что она действует лишь тогда, когда в нё верят.

Карл Маркс сказал, в своё время, гениальную фразу – "Идея становится материальной силой, когда овладевает массами"

Перефразировав его можно добавить – " для любых человеческих объединений, искренняя вера в истину каких либо абстрактных принципов, становится источником силы и власти"

Таким образом, можно сделать, вывод, что магия действительно способна оказывать реальное физические воздействия но на социум и отдельных личностей, но относится она не к сфере манипуляции потусторонними силами, а к области управления человеческим сознанием. То есть, когда человек искренне верит в силу ритуала, то на него он действительно способен производить физические воздействия, допустим, излечивать от болезни.

Магические верования есть социальный инструмент – любая магия это явление, относящееся к социальной власти в первую очередь, а отнюдь не потусторонней.

О связи магии и власти прекрасно знали народы традиционных культур – у полинезийцев (племена маори) есть понятие "мана", это магическая сила и сверхъестественные свойства, которыми наделены "сильные мира сего" – колдуны, жрецы, вожди. У обычных соплеменников она почти отсутствует. Таким образом, понятием "мана" у полинезийцев обожествляется прежде всего земная – социальная власть.

У всех народов, включая современность, есть традиция приписывать великим историческим деятелям какие – либо сверх человеческие качества, например необычную гениальность или сверхъестественное предвидение, согласитесь это и есть "мана".

Таким образом, комплекс жреческих ритуальных манипуляций, ставящих целью воздействие на коллективное сознание можно назвать – социальной магией, основной стержень её искренняя масс вера в её действенность.

Управление верой, искусственное её вызывание вот главная тайна жреца. Какова же методика этого древнейшего искусства? Это прекрасно можно изучить на основе этнографического материала и сведений о древнейших культах.

Ещё один ключевой инструмент власти из жреческого арсенала это тайна, потому, что главная тайна, преследующая человека, это загадка смерти. Жрец всегда утверждает, что эта тайна ему известна, и он хранит ответ на неё. А, зная о том, что после смерти, жрец естественно претендует на то, что ему известен и смысл жизни. Именно поэтому в обществах, где была сильна жреческая власть, столь большую роль играл погребальный культ. Эти хитрецы всегда придумывали сложные системы потустороннего мира и утверждали, что без их посредничества человеческая душа никак не сможет там сориентироваться и занять подобающего ей места. Соответственно настоящий жрец должен быть обязательно хранителем тайн, больших и малых. Потому что даже самая небольшая тайна хранит в себе частичку самой великой и грозной из всех тайн – загадку смерти. Любой секрет это уже кусочек культовой власти, а хранитель его пусть немного, но жрец.

С обладанием тайной сильно связана ложь. Значительная часть культовых служителей, издревле отдавали себе отчёт о том, что вся система их власти это всего лишь манипуляция, и сами не верили в тот идейный продукт, который преподносили массам. Но, осознавая, что своим существованием они выполняют важную социальную функцию, вынуждены были скрывать это. Поэтому среди жречества всегда распространены были эзотерические (скрытые) учения и философия, догматы которых сильно отличались от внешней экзотерической стороны их учений. Основные принципы своей философии жречество всегда держит в секрете.

Выводы

Жрецы считались посредниками между богами и людьми. При культе предков не было надобности в содействии жрецам: каждый глава семьи (или родоначальник) являлся жрецом этого культа, возносил молитвы, совершал возлияния и жертвоприношения своим домашним (или родовым) богам. Возникновение особого класса жрецов было вызвано появлением общественных жертвоприношений, но в особенности необходимостью специальной подготовки к отправлению культа, для которого, по мере его развития, складывалась известные правила. У всех первобытных народов мы встречаем кудесников, за которыми признается дар вступать в сношения с невидимыми духами и даже принуждать их к послушанию.

В процессе дифференциации общества жрецы послужили ячейкой, из которой развилось сословие, а местами и каста жрецов. Могущественные касты жрецов мы находим у целого ряда африканских племен, но особенного развития они достигли в древних теократиях Индии и Египта. У иранцев существовала священная каста Атгарвал, вполне соответствовавшая в древности одноименной касте Индии; и та, и другая состояли, как указывает их название, из жрецов-огнепоклонников, которые впоследствии стали называться магами.

Роль жрецов в древнем мире была очень высока. Они являлись основой образования и развития цивилизаций. Несмотря на жестокость в начале жрецы несли с собой стабильность и знания. Однако в более поздний период жречество стало препятствием для развития общества. В силу своей привязанности к неограниченной власти они мешали развитию прогрессивных идей.

Основа власти жрецов в различных обществах –это умение влиять на людей опираясь на людское невежество. Будучи высокообразованными жрецы обладали даром убеждения и успешно использовали свои знания как опору дя власти.:поддерживающим единство культур. Методы в разных культурах различны, но суть одна- жрецы являлись культурным стержнем.

Для поддержания власти жрецы использовали ряд инструментов, особенно важным являлся символ. Символ есть важнейший элемент жреческой власти. Жрец это не кто иной, как создатель символов их повелитель и толкователь. Категории мифа всегда доводятся до масс в виде символов, разнообразие их огромно – музыка, изображения, предметы, письменность, литература, танец, скульптура и т. д. Даже у неандертальцев, судя по материалам археологических раскопок их погребений, были символические обряды. Возможно, человек даже мыслит символами (но это тема уже другого исследования), и жрец, оперируя, символами управляет человеческим сознанием.

Литература

1. Satapatha Brahmana XII, iv. 3. 5. ("Sacred Books of the East". Oxford, 1882-1900. Vol. XLIV. P. 189. Перевод Акашева П.Г. 1990

2. Авдиев В. И. История Древнего Востока ОГИЗ, Государственное издательство политической литературы, 1948 г.

3. Доусон К. Религия и культура М.: Орион 2009

4. История древнего Востока. Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации Главная редакция восточной литературы издательства "Наука", 1988 г.

5. Камышин К.Н. История Древнего Египта – М.: Прогресс 2006

6. Кузищин В.И.История Древнего Востока – М.: Высшая школа, 2007

7. Никольская К. Д., И. С. Клочков, О. В. Томашевич, Г. А. Ткаченко История и культура Древнего Востока. Энциклопедический словарь- М.: Российская политическая энциклопедия, 2008 г.

8. Самсонов С.О. Индейцы Северной и Южной Америки М.: РУДЕН 2000