Художественная специфика образа Аполлона Безобразова в романе Б.Ю. Поплавского

Автор: Ирина Нестерова

Рубрика: Литературные записки

Опубликовано: 11.09.2012

Библиографическое описание:

Нестерова И.А. Художественная специфика образа Аполлона Безобразова в романе Б.Ю. Поплавского [Электронный ресурс] // Образовательная энциклопедия ODiplom.ru

Художественная специфика образа Аполлона Безобразова в романе Б.Ю. Поплавского.

Аполлон Безобразов в системе "типов героев" в русской литературе

Несмотря на то, что Б.Ю. Поплавский является автором множества уникальных стихов, но наиболее полно и резко личность Бориса Поплавского выразилась в прозе. Б.Ю. Поплавский написал два романа. Главы из романа "Аполлон Безобразов", печатались в журнале "Числа" и "Встречи", но полностью опубликовать роман не удалось ни Поплавскому, ни его друзьям после смерти поэта. Как и второй роман Поплавского "Домой с небес", законченный в 1935 году, незадолго до смерти.

Как известно, трилогия Б.Ю. Поплавского, которая должна была состоять из частей "Аполлон Безобразов", "Домой с небес" и "Апокалипсис Терезы", осталась незавершенной. По мнению Е. Менегельдо, над первым романом автор работал с 1926 по 1932 год. Л. Ливак конкретизирует эти даты. Свой первый роман Поплавский начал писать в конце 1927 года, а его замысел относится действительно к 1926 году.

Как пишет в своей статье Елена Менегальдо "Двуликий" роман. Проза Бориса Поплавского" "Аполлон Безобразов" – роман, соответствующий условностям фантастического жанра: в нем присутствует рассказчик, повествующий от первого лица о приключившейся с ним истории, и герой, одаренный сверхъестественными способностями – дьявольской холодностью и сатанинской нечувствительностью. Действие происходит в огромных домах-лабиринтах, столь дорогих сердцу сюрреалистов, на судне без руля, путь которому сквозь бурю освещают блуждающие огни. Предметы естественного мира, таинственным образом преображенные, – ядовитые цветы, расстроенное пианино, расступающиеся перед глубокими туннелями фрески, – содействуют созданию тревожной атмосферы и в то же время раскрывают ценную информацию о стремлениях и страстях героев, попавших под пагубное обаяние Аполлона Безобразова".

Герой романа "Аполлон Безобразов", юный эмигрант Васенька, от лица которого ведется повествование, вовлечен в сообщество разновидных "мистагогов". Васенька представляет собой сферу чувств, эмоционального видения мира. Помимо Васеньки в романе присутствуют очень и интересные типажи такие как Тереза, которая, по словам критиков, таких как В. Вейдле, Л. Ливака, воплощение сострадания. Зевс – это воплощение религиозной веры, Авероэс – философии, логического постижения мира, Роберт – аскезы, самоистязания.

Прежде чем рассматривать особенности и тип героя в романе "Аполлон Безобразов", необходимо выделить фразу Л.Я. Гинзбург, согласно которой "Персонаж – человек, изображаемый литературой, – существует в различных измерениях. Он соотнесен с социальной действительностью, с существующими в ней представлениями о человеке. В плане социальном эти представления, если пользоваться современной терминологией, мыслятся как социальные роли, в плане психологическом – как типы или характеры". Именно в данном аспекте нами рассматривается главный герой романа Аполлон Безобразов.

Не случайно Б.Ю. Поплавский дал своему главному герою имя Аполлон Безобразов. Он сочетает в образе и темную, и светлую сторону. Рассказчик в романе и тянется и отталкивается от него. Более того – на этого персонажа все, в том числе и рассказчик пытаются переложить ответственность за свои неудачи, хотя сам Аполлон не делает видимых усилий для того, чтобы ему навредить

Изучая героев романа "Аполлон Безобразов" невозможно не заметить, что сюжет определен эпическим типом события: диалог-спор, обнаруживающий мировоззренческие расхождения героев, и их дальнейшее движение, связанное с преодолением границы семантического поля, отделяющей "должное" от "запретного". Расстановка персонажей в художественном континууме романа осуществлена следующим образом: Аполлон – герой, подошедший к границе, но не пересекший ее, что стало главным событием повествования; Роберт – герой, совершающий безвозвратное движение в антиполе; Тереза – героиня, совершающая возвратное движение; Тихон и Авероэс – неподвижные персонажи, не покидающие границ одного поля; Васенька – герой, не принадлежащий какому-либо пространству, герой пути.

Самую важную роль играет Аполлон Безобразов, воплощающий по словам Д.В. Машковцева "синтетическую идею эманации идеального мира: не случайно его образ связан с символикой солнечного света, которая служит в романе знаком проявления высшей реальности".

Изучая особенности героя романа и пытаясь привязать его к определенному типу героя, в рамках русской литературы, нельзя упускать тот факт, что Аполлон – это не "образ" в традиционном смысле слова, это скорее возможность образа, способная реализоваться в том случае, если в художественной реальности романа найдется подходящая для самоидентификации Аполлона личностная "оболочка".

Именно в таком построении системы персонажей отразились мучительные для молодого поколения эмигрантских поэтов и прозаиков "поиски себя", поиски такого "героя времени", который бы находился в радикальной оппозиции к реальной истории. Б.Ю. Поплавский пытался создать образ "интеллигента-иммигранта", подчеркивая, что такой типаж постепенно исчезает. Отсюда и душевное одиночество персонажа в романе.

В романе Б.Ю. Поплавского тип героя, воплощенный в образе Аполлона противопоставлен остальным персонажам как "явление более высокого порядка, как феномен, несущий в себе след идеального мира и служащий проводником мистического начала". Он выдвигает мистическую теорию промежуточных азонов и в значительной степени актуализирует мифопоэтический подтекст романа. Именно поэтому другие герои тянутся к нему, стремясь через его посредничество обрести полноту бытия.

Герой Поплавского Аполлон Безобразов – далеко не однозначная фигура. Читая роман Б.Ю. Поплавского нельзя не заметить, что писатель наделил своего героя фамилией, которая нередко встречается в русской ономастике. Эта фамилия не лишена символического значения и невольно ассоциируется с близкой по созвучию фамилией "Карамазов" (где "Кара" значит "черный"). Это подчеркивает стремление писателя приблизить своего героя к типажам, созданным Ф.М. Достоевским в романе "Братья Карамазовы". Аполлона Безобразова характеризуют такие присущие образам Ф.М. Достоевского детали, как противоречивый портрет героя, наделенного исключительным опытом страдания и греха; меланхолическое отношение к смертельной опасности и попытка самоубийства чужими руками; закрепленность в пограничном состоянии, развивающая амбивалентную тенденцию к катастрофическому падению и покаянию, забвению и абсолютному оправданию.

Безобразный – физически или нравственно – или же лишенный всякого образа герой, однако, окрещен именем бога, воплощающего греческий идеал гармонии и красоты. Фигуру своего героя Поплавский создал под влиянием знаменательных для него образов – Ставрогина и Мальдорора. (героя "Песен предрассветной боли" Лотреамона). Аполлон – аскет, мистик, наделенный таинственной силой притяжения; он уже "по ту сторону добра и зла", отрешился от всего земного, от любви и от сострадания: это – "каменный человек".

Двойственность, намеченная уже в фамилии героя, вводится в саму ткань повествования, где литературная тема двойника, унаследованная от XIX в., получает своеобразную трактовку: по словам А.Н.Богословского, "в противостоянии героев романа. Б.Ю. Поплавский попытался представить внутреннюю борьбу, которую ему приходилось переживать в поисках духовного освобождения. В этой борьбе изощренный софист и стоик Аполлон Безобразов побеждает своего двойника, нетвердого и неуверенного в истине христианского откровения Васеньку".

В контексте русского классического романа герой романа "Аполлон Безобразов", противопоставленный всем прочим действующим лицам как фигура неординарная и сильная, наделенная мистическими чертами. Б.Ю.Поплавский исследует морфологию личности, дошедшей до самого глубокого дна. Не мефистофелевское начало, а персонифицированный в Аполлоне Безобразове онтологический нигилизм лежит в основе идейного замысла романа.

Если обратиться к философии, то в образе Аполлона Безобразова можно увидеть черты явно сформировались под влиянием философии Ф. Ницше, которого Б. Ю. Поплавский понимал как "одного из самых христианских писателей". По словам М. Ю. Галкиной, "автор наделяет Безобразова чертами Сверхчеловека, но не в духе имморализма известного героя Михаила Арцыбашева (Санина), а в духе стоического героизма "солнечного воина" А. Гингера. Как и лирический герой А. Гингера, Аполлон интуирует солярный космос, а не частную жизнь, он презирает надежду и смеется над жалостью, считая, что страдание выдает слабость человека и его обиду на мир".

То, что Б.Ю. Поплавским Аполлон Безобразов наделен чертами свойственными сверхчеловеку отталкивает от него других героев романа, при этом, не переставая притягивать их.

Характеристика Аполлона Безобразова, к которой писатель возвращается вновь и вновь, не делает этот образ вполне определенным. Причиной этому может послужить то, что, изучая образ Аполлона Безобразова, мы сталкиваемся с отражениями разных типов героев, таких как "лишний человек" в образе Печорина", так и "сверхчеловек" в творчестве Ницше.

Особенно важно, на наш взгляд, выделить сходство Безобразова и Печорина. Герой Б.Ю. Поплавского несёт в себе духовный опыт поколения, пережившего увлечение декадансом и ницшеанством, войны и революцию, эмиграцию. Как и М.Ю. Лермонтов, автор "Аполлона Безобразова" почти ничего не говорит о прошлом своего героя. Лишь один раз Аполлон Безобразов признаётся, что у него было трудное детство. Человек без биографии, он открывается в своих отрывочных признаниях, где переплетаются гедонизм и аскетизм, жажда жизни и отречение от неё, способность любить и невозможность открыть своё чувство. Его парадоксы, концентрацией которых становится объявление в газете, данное Аполлоном Безобразовым, где, в частности, говорится: "Исправляю и уничтожаю характеры, связываю с жизнью и развязываю страдающих от неё. <…> Идеализирую и уничтожаю всё…", – выражение мятущейся души. Тут нельзя не согласиться с А.С. Янушкевичим говорящим, что "в глазах других героев он "каменный человек", Люцифер, "солнечный гений, Меридианус-Даемон". Его подчёркнуто демоническая природа также восходит к Лермонтову".

В сюжете романа и в системе образов ориентация на лермонтовского "Героя нашего времени" достаточно прозрачна. Основные топосы, связанные с жизнью и судьбой Аполлона Безобразова: в лодке "на оранжевой воде", на балу, в замке-крепости, на вершине горы, где происходит поединок с Робертом, уход в неизвестность, – в той или иной мере напоминают о Тамани, водяном обществе, о пребывании в крепости, о дуэли с Грушницким "а вершине выдавшейся скалы" о странном отъезде Печорина в Персию. Да и все спутники Безобразова отражают мир лермонтовских героев. Нетрудно увидеть перекличку Тихона Богомилова с Максимом Максимовичем, Авероэса с доктором Вернером.

Вера-Тереза и обликом и поведением своим напоминает одновременно всех печоринских женщин: и Бэлу, и княжну Мери, и Веру. Васенька и Роберт воплощают разные грани Грушницкого. Сами формы повествования: и записки Васеньки, и дневник Веры-Терезы, и исповедь Аполлона Безобразова, как и у Лермонтова, способствуют проникновению в загадку главного героя.

Демонический герой открывает своё лицо лишь к концу романа. Все его парадоксы и чудачества разбиваются на очной ставке с самим собой перед угрозой смерти. "Стыдно как-то умирать. Ведь я ничего не сделал, ничего не написал. Мне всегда казалось, что я ещё успею, что и так, "по носу", всё видно и что достаточно с особым видом пройти в воскресенье среди гуляющих, чтобы все поняли, что такое "оно". <…> Я всегда поклонялся ему, невидящему и вездесущему покровителю Антонина и Юлиана, и вот "Оно" сейчас оставило меня, и мне страшно, тяжело, холодно. Мне хочется сейчас чего-то доброго, близкого, домашнего, босого и тёплого, как нога; и как я всегда над этим смеялся. Как жалко тебе себя, Безобразов, а ты хотел умереть, улыбаясь. Незаметно пропустить смерть. Как скучно тебе и холодно умирать" – в этом признании героя романа слышны отзвуки размышлений Печорина накануне дуэли. Герой Поплавского, сбросив маску, открывает своё подлинное лицо.

Соотношение Аполлона Безобразова с Печориным позволяет говорить о нём как о "герое своего времени". Как ни пытается Васенька снизить влияние Аполлона Безобразова, ему это не удаётся. Он вынужден постоянно признавать силу его личности, магию воздействия его на других. И хотя Тереза в дневнике напишет о "Безобразовщине", "ледяной и торжествующей", однако она любит своего Люцифера и видит в нём великую силу духа.

Нельзя не согласиться с тем, что "Позы и маски Аполлона Безобразова – судорожное самоутверждение, стремление выработать философию самостояния. Его состязание с силомером – воспитание воли. Его скитания и приключения – жажда жизни. Философия Аполлона Безобразова – это смесь языческого наслаждения, стоицизма и мучительного поиска того, что он сам называет "оно".

Однако, по мнению современников Б. Ю. Поплавского, в качестве прототипами для создания образа Аполлона Безобразова были друзья автора И. Зданевич и А. Гингер, и вполне вероятно, что перед нами попытка объяснить для себя загадку вполне определенной личности. Однако на протяжении всего романа фигура эта противоречива, ее очертания расплывчаты. Создается впечатление, что автор не знает к какому типу окончательно отнести своего персонажа. Так, например, автор то сообщает, что Аполлон вообще не читал книг, то упоминает о круге его чтения.

Главная его особенность – предельная отчужденность от реальной действительности, постоянное фактическое "отсутствие", презрение к общепринятым ценностям. Окружающим он представляется "демоном", причем в романе сознательно делается акцент на "бесовской" сущности этого героя, его противостоянии Богу. Вася боится Аполлона, но не имеет сил отказаться от него и его мира.

Несмотря на то, что Аполлон Безобразов наделен Б.Ю. Поплавским безразличием ко всему окружающему, автор не дает своему персонажу жить без приключений. В романе "Аполлон Безобразов" автор подвергает главного героя испытаниям. Б.Ю. Поплавский вкладывает в структуру сюжета экспрессивное значение: "внебытийность" Аполлона, с одной стороны, наделяет его безграничным авантюрным потенциалом, с другой – лишает возможности его проявления.

Повышение интенциональности образа Аполлона Безобразова осуществляется в романе за счет "развития повествовательной формы от романа к романному комплексу повышается интенциональность образа: Аполлон Безобразов как "прекрасная идея чистой возможности" есть мистериальная тайна, потенциальная эпифания".

Внутренний конфликт, который на примере своего героя пытается разрешить, Б. Ю. Поплавский вызван неприятием автором так называемого "безличного бессмертия в Абсолюте". Говоря об этом важно понимать, что абсолют творит личность человека не во времени, а в Вечности.

В заключении параграфа подведем итог. Роман Б.Ю. Поплавского был создан в период кризиса русской интеллигенции в иммиграции. Создавая героев романа "Аполлон Безобразов" автор был обеспокоен судьбой будущих поколений. Именно это беспокойство и отразилось в неопределенности и расплывчатости образа Аполлона. Аполлон Безобразов объединяет в себя несколько типов героев: это и герои из романа "Братья Карамазовы" Ф.М. Достоевского, и Печорин из "Героя нашего времени" М.Ю. Лермонтова, и образ "сверхчеловека", созданный в трудах Ф. Ницше. Однако помимо черт присущих выше перечисленным литературным героям, Аполлон Безобразов наделен индивидуальными чертами, делающими его образ многогранным и до конца не понятым.

2. Отражение религиозно-философских аспектов в образе Аполлона Безобразова

В 20-м веке экзистенциальная философия, как религиозная, так и атеистическая была своего рода явлением, но явлением закономерным. Она, безусловно, нашла широкое отражение в художественной литературе. "Нужно было существовать. Существовать в Боге, и искать его в себе, во вне, отринув реалии. Существовать в водовороте своих желаний. Главное – понять себя, выйти из бессмысленности жизни, разорвать круг одиночества, заброшенности. В жанре экзистенциального романа внимание сосредоточено на внутреннем мире личности, потерявшей все связи с обществом, все свои общественные ориентиры, определения и функции".

Жанр экзистенциальной прозы невольно акцентирует читательское внимание, прежде всего на том, что экзистенциализм направлен против рационализма, не способного действительно понять ни человека, ни мир, разделяющий их и анализирующий их отдельные стороны и отношения, упуская целое. Экзистенциальное же мышление познаёт человека в единстве телесных, эмоциональных и духовных сил. Но это с точки зрения аспектов философии. Говоря же о романе Б. Ю. Поплавского "Аполлон Безобразов", важно отметить, что он выделяется тем, что сталкивает два философских направления экзистенциализма на просторах жизненных реалий, переживаемых героем, и невольно развенчивает отрицательные стороны идей обоих.

Будучи серьезным литературным произведением, роман Б.Ю. Поплавского "Аполлон Безобразов" часто характеризуется как исследование демонического начала в человеке и мире. Важными элементами романа являются: неподвижность как символическое выражение небытия и переплетение эпоса и лирики, вымысла и исповеди, сна и яви.

М. Ю. Галкина утверждает что "в творчестве Б. Ю. Поплавского можно обнаружить следы различных религиозно-философских систем. Осознанный "политеизм", разнообразие форм религиозной жизни, сопоставление разных мистических традиций лежит в основе романной дилогии Б. Поплавского". С этим высказыванием нельзя не согласиться, так как в образе мышления Аполлона Безобразова отражены элементы античной философии.

В основе сюжетной схемы романа "Аполлон Безобразов" лежит инициатический сценарий обретения бессмертия. Смерть и воскресение, события, повторяющиеся в судьбах двух самых популярных мистериальных богов (Осириса и. Диониса), в повествование проникают с отрицательным модусом: "Аполлон Безобразов не умирает и не перерождается, но пройденный им путь обратным образом повторяет этот мистериальный сюжет. Герой, который пытался преодолеть смерть, отказавшись от жизни, встречается со смертью, переживает смерть в момент убийства соперника".

Исходя из вышесказанного, очевидно, что Б.Ю. Поплавский наделил Аполлона Безобразова совершенно отличным от других персонажей романа мировоззрением. Интерпретация Безобразовым притчи о воскресении Лазаря отражает его собственный опыт: чьей-то властью, более волящей, чем воля человека, он (как и Лазарь) насильно изъят из небытия и водворен обратно в жизнь. После разыгравшейся в горах драмы его существование мыслится как продолжающееся уже в постистории. Личный апокалипсический опыт героя связан не с выходом из реальности, а, напротив, с приближением к ней: имперсоналист Безобразов не смог "заснуть на кресте". На спекулятивную теорию иллюзорности мира, которую он исповедовал, начала влиять правда индивидуальной жизни.

Важно отметить, что в мировоззрении Аполлона Безобразова Божество не противопоставлено миру, как в христианстве, а слито с миром в тотальном синкретизме. Его космологическая система синтезирует различные представления об абсолютной самости, первоначальной причине всего.

По словам Яновского В. "некоторые мотивы религиозно-философской концепции Аполлона Безобразова дублируют раннехристианский эзотерический гнозис, но основная идея этого гнозиса – Христос-Спаситель – исключена из учения Безобразова. Аполлон считает Христа либо слабаком, не сумевшим преодолеть детерминизм мира, либо мошенником. Отсюда пессимизм космологических и антропологических представлений героя: сотворение мира – случайность, как и сотворение человека. Мир – всего лишь иллюзия, сон Бога, и человек как субъект этого сна, в свою очередь грезящий о Боге, тоже иллюзорен".

Неприятие Аполлоном Безобразовым христианства как сильной религии является еще одним аспектом конфликта между главным героем и другими персонажами романа. Своеобразие восприятия религии Аполлоном ставит его особняком от других героев либо же противопоставляет его им.

Телеологический аспект этой космогонии заключается в том, что бытие принимается единственно как движение к заданной цели ― к изначальному небытию, и весь, по сути дела, трагичный сценарий мира сводится к тотальному исчезновению, абсолютной онтологической аннигиляции.

Опираясь на философию, Б.Ю. Поплавский создает целостный портрет на основе античных образцов, таких как: публичность души, способной к социальной мимикрии, т.е к актерству; публичность тела, перенявшего форму скульптурной завершенности, говоря другими словами атлетизм; атараксия как проявление силы духа и суицидальное намерение как перспектива достойного завершения жизни ― таковы особенности стоической доктрины и античного миросозерцания вообще. Однако глубокое проникновение Безобразова в греко-римскую метафизику приближает его к эллинистическому восприятию до определенного предела. Мировоззрение Аполлона пантеистично, но в нем нет свойственного античности исходного синтеза реального и идеального начал, поэтому живой, энергичный языческий пантеизм здесь приобретает вид онтологического нигилизма.

Изучив особенности образа Аполлона Безобразова нельзя не согласиться с М.Ю. Галкиной, которая в своей диссертации указывает на то, что "в контексте русского классического романа герой, противопоставленный всем прочим действующим лицам как фигура "люциферического одиночества", задает прочтение метафизики образа Николая Ставрогина (герой романа Ф.М. Достоевскоого) в новых культурно-исторических условиях.".

Аполлона Безобразова характеризуют такие присущие образам Ф.М. Достоевского детали, как противоречивый портрет героя, наделенного исключительным опытом страдания и греха; меланхолическое отношение к смертельной опасности и попытка самоубийства чужими руками; закрепленность в пограничном состоянии, развивающая амбивалентную тенденцию к катастрофическому падению и покаянию, забвению и абсолютному оправданию.

Небытие Аполлона Безобразова – это осознанная экзистенциальная установка. Он отказывается от личного спасения как от малоинтересного довеска к неубедительной концепции личного Бога, но когда пробует отказаться от жизни – выйти вон из музыки бытия – то терпит катастрофу. Так возникает главный идейный оксюморон романа – трагедия несостоявшегося небытия, и герой открывается в своем имплицитно жертвенном образе: гора, где не умирает Аполлон, приобретает значение Голгофы, а безобразность, безличность героя – значение кенозиса. Принятие небытия становится своеобразным подвигом, последней via crucis личности.

В образе Аполлона Безобразова очень четко проходит "линия гедонизма", характерная для античной философии. В начале XIX века гедонизм входит в русское культурное сознание на правах определённой философской и мировоззренческой системы.

Б.Ю. Поплавский устами главного героя романа "Аполлон Безобразов" формулирует принцип стоического гедонизма: "Ибо за прекрасным до счастья таится прекрасное до боли, понять которое – погибнуть". Таким же "поведенческим текстом" для Аполлона Безобразова оказывается "Этика" Спинозы, в которой было, по мнению Шеллинга, объективировано "созерцание самого себя" и утверждалось: "Блаженство есть не воздаяние за добродетель, а сама добродетель!".

Говоря о религиозно-философских аспектах создания образа Аполлона Безобразова нельзя упустить символику сна. Сон символичен во многих религиях. Философы различных эпох и направлений уделяют ему особое внимание, как единице неизведанной и таинственной. Кроме того, сон – это одна из самых характерных категорий утопического сознания и доминантная черта утопии. Во сне обнаруживаются идеальные представления о потерянном рае и золотом веке. Вместе с тем сон является продолжением реальных впечатлений. В романе Б.Ю. Поплавского мотив сна устойчив и содержателен. В "Аполлоне Безобразове" чередуются сны-прозрения и сны-кошмары, но в них миражность и призрачность актуализируют идею бессмысленности жизни и смерти во сне.

В высших сферах, откуда проявляется Аполлон Безобразов, движение осуществляется не как конкретное перемещение от точки к точке, а, скорее, как вязь "мыслеобразов". Все действие в романе, связанное с главным героем, как бы уводится в сон и существует по законам сна.

Для Аполлона Безобразова не актуальна формула "жизнь есть сон". Он исповедует концепцию "жизнь есть смерть", а сон становится выражением этого состояния. Не случайно в романе Б. Ю. Поплавского возникает страшная притча: "Помню, я читал где-то у араба Альгазеля, что раз, выходя из ворот какого-то города, Иисус увидел человека, который спал на земле, завернувшись в плащ. Разбудив его, Иисус: "Что ты спишь и не думаешь о царстве небесном?" А тот ему: "Не беспокой меня, я давно уже умер и к этой жизни, и к райской". И сказал Иисус ему: "Тогда спи, спи, мой друг".

По словам А.С. Янушкевича: "Утрата иллюзий и "золотых снов" – центральная идея романа "Аполлон Безобразов". И в её зеркале острее встаёт судьба русского гедонизма, его кризис и его трагедия".

"Сон смешного человека" Ф.М. Достоевского органично входит и в "сновидческий текст" "Аполлона Безобразова". Этот факт основан на том, что для Б.Ю. Поплавского сон является понятием философским. В своих дневниках, которые Н.А. Бердяев называл "документом современной души, русской молодой души в эмиграции", Б.Ю. Поплавский говорил о необходимости "бороться за жизнь среди астральных снов". "Астральные сны" Аполлона Безобразова в романе Б.Ю. Поплавского – это его "поведенческий текст": в них он пытается прозреть природу своего существования. "Бытие есть воображение, принятое за реальность, посреди которого вообразивший родился сам, как герой своего сна. Однако во сне же он начинает подозревать, что он спит. Поняв это, он начинает пробуждаться от сна; пробудившись, исчезает как тема сна, вместе с обстановкой и героем сна. Однако он не имеет места в бодрствовании, ибо он и сон, субъект и объект рождаются и умирают вместе, а трансцендентальное сознание субъекта невозможно. Однако оно есть истина"

Герой Б.Ю. Поплавского испытывает, говоря словами М.М. Бахтина, "универсальное равнодушие и предощущение небытия", что приводит его к мысли о самоубийстве. Именно религиозно-филосовский подтекст характера Аполлона Безобразова позволяет разглядеть причины этого равнодушия ко всему окружающему и увидеть в нем болезнь целого поколения русской эмиграции.

В заключении параграфа выделим основные религиозно-философские аспекты образа Аполлона Безобразова. Важное место в мировоззрении героя занимает античная философия. К христианству Безобразов относится пренебрежительно.

В своём романе Б.Ю. Поплавский создал образ "героя своего времени", современного ему человека, отрешённого от внешнего мира, живущего в собственном микрокосме, пытающегося в одиночку определить свои позиции перед Богом, страшно одинокого и боящегося себе в этом признаться.

Тема абсолютного равнодушия ко всему в мире, характерная для "Сна смешного человека" как, в пространстве романа Б.Ю. Поплавского – важная, но не единственная.

Выводы

Роман "Аполлон Безобразов был создан Б.Ю. Поплавским в тяжелое для русской эмиграции время. Это отразилось на общей атмосфере романа "Аполлон Безобразов". В образе главного героя автор пытался отразить беспокойство по поводу морального, духовного и интеллектуального развития будущих поколений русской интеллигенции в эмиграции.

Б.Ю. Поплавский отчетливо противопоставляет образ Аполлона всем остальным героям романа. Автор посредством описания создает его образ как явление более высокого порядка, как феномен, несущий в себе след идеального мира и служащий проводником мистического начала. Именно устами Аполлона Безобразова Б.Ю. Поплавский выдвигает мистическую теорию промежуточных азонов и в значительной степени актуализирует мифологический подтекст романа.

В своем романе Б.Ю. Поплавский ставит сложную задачу перед Аполлоном. Так называемой сверхзадачей Безобразова было восстановить цельность, неразделенность миропорядка путем духовного "симбиоза" с одним из представленных в романе человеческих психотипов, и тем самым найти путь к преодолению несовершенства человеческой природы. Однако ни один из типов человеческого отношения к миру не дает возможности реализоваться на уровне связи с мистическим бытием, и потому "программа" герой так и не осуществляет свою сверхзадачу.

Литература

1. Адамович Г. Одиночество и свобода. М.: Республика, 1996.

2. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. - М.: Советский писатель, 1963

3. Богословский А. Н. Искатель духовной свободы. Борис Поплавский. Домой с небес. Романы. Вступительная статья, составление, подготовка текста и примечания Л. Аллена. Санкт-Петербург. "Logos"- 1993

4. Галкина М.Ю. О генезисе образа Аполлона Безобразова в романной дилогии Бориса Поплавского // Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики: материалы Международной научной конференции / Под ред. С.В. Стацук. – Тольятти: Волжский университет им. В.Н. Татищева, 2007. – Ч. 1. ─ С. 391-401.

5. Галкина М.Ю. Пирамида света и тьмы в романной прозе Б. Поплавского // Малоизвестные страницы и новые концепции истории русской литературы ХХ века. — М.: МГОУ, 2008. — Вып. 5: Литература русского зарубежья. — С. 69-73.

6. Галкина М.Ю. Художественно-философские аспекты прозы Бориса Поплавского. Дис. канд. филологических наук - М.: 2010.

7. Гинзбург Л.Я. О литературном герое.- Л.: 1979.

8. Кочеткова О.С. Идейно-эстетические принципы "парижской ноты" и художественные поиски Бориса Поплавского, автореф. дисс. канд. филологических наук - М.: 2010

9. Машковцев Д.В. Образ главного героя как проводника мистического начала в романе Б. Поплавского "Аполлон Безобразов" // Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова. – 2010. – Т. 16, № 1. – С. 49-51

10. Образ главного героя как проводника мистического начала в романе Б. Поплавского "Аполлон Безобразов" // Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова. – 2010. – Т. 16, № 1. – С. 49-51

11. Поплавский Б. Ю. О мистической атмосфере молодой литературы в эмиграции // Поплавский Б. Собр. сочин. – Т. 3.

12. Поплавский Б.Ю. Аполлон Безобразов

13. Шеллинг Ф.В.Й. Сочинения: В 2 т. М.: Мысль, 1987. Т. 1.

14. Шикирова М.Р. Дилогия Б. Ю. Поплавского "Аполлон Безобразов" и "Домой с небес": столкновение экзистенциальных направлений. // Филологические науки. Вопросы теории и практики Тамбов: Грамота, 2010. № 2 (6). C. 195-198

15. Яновский В. Необыкновенное десятилетие (интервью) // Антология Гнозиса. Современная русская и американская проза, поэзия, живопись, графика и фотография. – СПб.: Медуза, 1994. – Т. 1. – С. 333-334.

16. Янушкевич А.С."Козлиная песнь" К. Вагинова и "Аполлон Безобразов" Б. Поплавского: судьба русского гедонизма // Русская литература в XX веке: Имена, проблемы, культурный диалог. Вып. 5: Гедонистическое мироощущение и гедонистическая этика в интерпретации русской литературы XX века. Томск: Изд. Томского ун-та, 2003. С. 94-122.