ODiplom // История // 29.03.2019

Индустриализация в СССР

Автор: Андрей Нестеров

Рубрика: История

Опубликовано: 29.03.2019

Библиографическое описание:

Нестеров А.К. Индустриализация в СССР [Электронный ресурс] // Образовательная энциклопедия ODiplom.ru

Индустриализация в СССР проводилась в 1928-1937 годах, когда у страны имелся огромный потенциал для масштабных изменений. Индустриализация была одним из лучших средств для укрепления страны.

СССР

Суть индустриализации в СССР

В 1925 г. состоялся 14 съезд партии, который вошел в историю как "съезд индустриализации", хотя слово "индустриализация" на съезде даже не прозвучало. Была поставлена важнейшая задача по превращению СССР из страны, ввозящей машины и оборудование в страну, производящую их.

Индустриализация является процессом внедрения крупного машинного производства в отрасли народного хозяйства, прежде всего – во все виды промышленности, и свидетельствует о важнейшем этапе социально-политического и экономического развития страны.

Курс на индустриализацию включал в себя ряд мер по налаживанию экономической независимости страны, которые должны были обеспечить приоритетное развитие тяжелой и оборонной промышленности, сократить либо ликвидировать отставание от стран Запада.

О путях реализации этих целей не утихали споры. Где взять средства для финансирования промышленности? Какие темпы индустриализации гарантируют стабильный, устойчивый рост?

Индустриализация была крайне необходима стране. От ее успеха зависело будущее СССР, поскольку без коренного переоборудования промышленности и сельскохозяйственного сектора невозможно было бы достичь независимости от западных соседей. В тех условиях техническая и промышленная независимость была гарантией свободы.

Итогом индустриализации стало возникновение грандиозной командно-административной системы, централизованной командной экономики, определившей ход развития страны на десятилетия вперед.

Главная задача, поставленная перед страной ее руководством, была выполнена несмотря на неизбежно сопутствующие трудности. СССР сохранил и упрочил свою полную независимость по отношению к капиталистическим странам Запада. Аграрная страна, которая могла бы оказаться всего лишь сырьевым придатком капиталистического мира, в предельно сжатые сроки добилась выхода на уровень самых развитых стран мира. А по темпам индустриального роста впервые превзошла и показатели развития американской экономики.

Результатом стало то, что Россия была и остается страной, не являющейся ничьим придатком, и у нее достаточно сил, чтобы сохранять свои позиции и противостоять захватчикам.

Цели индустриализации в СССР

СССР

Основные задачи индустриализации в СССР:

  • переоборудование уже имеющихся заводов и фабрик на основе новой техники;
  • создание отраслей индустрии, до этого момента отсутствовавших в стране почти полностью;
  • создание в первую очередь металлургических, станкостроительных, машиностроительных, автомобильных, тракторных, химических заводов;
  • налаживание самостоятельного производства оборудования, в том числе и двигателей, для электростанций;
  • увеличение добычи природных ресурсов, разработка имеющихся и разведывание новых месторождений угля;
  • увеличение выплавки металла;
  • создание новой военной промышленности;
  • создание материально-технической базы для выведения сельского хозяйства на новый уровень и обеспечение слияния мелких крестьянских хозяйств в колхозы.

При выполнении этих условий Россия ликвидировала бы свою технико-экономическую отсталость, достигнув экономической независимости, развив главнейшие отрасли промышленности, в том числе – оборонную.

Главной целью индустриализации было превращение СССР в одну из ведущих промышленных держав из преимущественно аграрной страны.

Обычно под "индустриализацией" понимается период именно первых пятилеток, хотя основной потенциал страны в промышленном плане был создан позднее.

Начало процесса форсированного наращивания промышленного потенциала было положено первым пятилетним планом, сроком с 1928 по 1932 гг. Одновременно были практически полностью ликвидированы капиталистические и частнотоварные формы хозяйства.

Акцент в рамках развития индустриализации делался в первую очередь на концентрации всех имеющихся ресурсов в самых передовых отраслях, являвшихся материальной основой военно-промышленного комплекса: в энергетике, металлургии, химической промышленности, машиностроении, без использования альтернативного варианта: постепенного замещения импорта промышленных изделий.

Переход к индустриализации от НЭПа.

До 1928 г. в СССР проводилась относительно либеральная экономическая политика – НЭП. Государство контролировало тяжелую промышленность, оптовую и международную торговлю, транспорт, банки, а пищевая и легкая промышленность, сельское хозяйство, розничная торговля и сфера услуг находились, главным образом, в частных руках.

Что касается внешней политики, то страна находилась в тяжелых условиях. Руководство ВКП(б) считало, что существует высокая вероятность новой войны, и это обстоятельство требовало основательного перевооружения. Однако начать его немедленно было невозможно в силу сложного положения с тяжёлой промышленностью. А существующие темпы индустриализации явно были недостаточны. В ряде западных стран в 1920-е наблюдался экономический подъём, и разрыв между ними и СССР только увеличивался. [3]

Партийное руководство намеревалось решить вставшие перед ним проблемы с помощью планового перераспределения ресурсов между сельским хозяйством и индустриализацией, в соответствии с концепцией социализма, о чём было заявлено на XIV съезде ВКП(б) и III Всесоюзном съезде Советов в 1925 г. Выбор конкретной реализации центрального планирования бурно обсуждался в 1926–1928 гг. [9]

Серьезных разногласий в вопросе о необходимости проведения ускоренной индустриализации у советского руководства не было. Последователи В. И. Ленина постоянно вспоминали ленинскую концепцию угрозы, исходящей от капиталистического окружения, и это был весомый аргумент в пользу скорейшего развития страны. В декабре 1924 г. академик Г. М. Кржижановский, друг и соратник Ленина, председатель комиссии ГОЭЛРО, предупреждал:

"Мы не можем длительно существовать в качестве самостоятельной, в хозяйственном отношении, страны, не превращающейся в колонию мирового капитала, уклонившись от решительной и быстрейшей индустриализации и реконструкции всего нашего хозяйства".

Но, если необходимость индустриализации сама по себе никем не ставилась под сомнение, способы и сроки ее проведения стали предметом оживленных споров.

Выбор пути индустриализации

Первый путь, главным идеологом которого стал Л.Д. Троцкий, предполагал осуществление так называемой "казарменной индустриализации", или "сверхиндустриализации". Используя трудовые армии, формируемые путем мобилизации рабочих, предполагалось установить на производствах жесткую военную дисциплину. Никакая другая организация, кроме армии, полагал Троцкий, не сможет справиться с поставленной задачей. Он предлагал максимально милитаризировать труд, поскольку считал, что только принудительная государственная организация рабочих сможет помочь стране в эту тяжелейшую переходную эпоху.

Его оппонентом, сторонником принципиально иного подхода, был Н.И. Бухарин. Он считал, что необходимо ослабить нажим на частных собственников, через механизмы рынка вовлечь частные капиталы в социалистическое строительство, минимизировать разницу в темпах развития тяжелой и легкой промышленности, а также предлагал увеличить экспорт сырья и товаров, чтобы на вырученные средства закупать все необходимое за границей. То есть, он ратовал за минимизацию государственного принуждения, в отличие от Троцкого.

Третий подход, в переработанном и смягченном варианте вобравший в себя некоторые положения двух предыдущих, занял промежуточное положение между двумя крайностями. После XIV съезда ВКП(б) в декабре 1925 г. он был провозглашен официальной государственной программой индустриализации страны. И. В. Сталин сформулировал эту концепцию развития следующим образом: "Существо индустриализации состоит не в простом росте промышленности, а в развитии тяжелой индустрии и прежде всего ее сердцевины – машиностроения, ибо только создание тяжелой индустрии и собственно машиностроения обеспечивает материальную базу социализма и ставит страну социализма в независимое от капиталистического мира положение".

Ф. Э. Дзержинский всеми силами способствовал разработке и утверждению окончательной позиции руководства. Он способствовал тому, что в 1923 г. в тезисы доклада о промышленности, которые были подготовлены Троцким для XII съезда РКП(б), были внесены поправки, во-первых, о важном значении для экономики страны развития сельского хозяйства, и во-вторых, о необходимости усиления роли партийного руководства хозяйственными органами.

На XIV партийной конференции, которая состоялась весной 1925 года, Дзержинский высказал соображения о необходимости эффективного использования существующих фабрик и заводов с одновременным "составлением плана создания технической базы социализма", особенно в сфере развития металлургии как важнейшей на данный момент отрасли. [7]

Истина могла родиться только в компромиссе между крайними точками зрения, как это и произошло на деле.

Изыскание необходимых средств

Для того, чтобы провести индустриализацию и развить ведущие отрасли тяжелой промышленности, стране требовались достаточные источники финансирования. По этому поводу Бухарин, повторяя точку зрения Ленина, заявлял, что прежде всего следует рассчитывать на максимальное сокращение всех непроизводительных расходов и повышение производительности труда. Он обращал внимание, что ни эмиссия, ни дополнительное налогообложение крестьянства не возымеют должного эффекта. Главными источниками накопления он считал именно качественное повышение производительности труда и сокращение расходов.

Госплан во главе с Г. М.Кржижановским планировал проведение индустриализации в четыре этапа:

  1. развитие добывающей и перерабатывающей промышленности и производства;
  2. развитие транспорта;
  3. индустриальный этап, основанный на выгодном расположении промышленных предприятий и подъеме сельского хозяйства;
  4. мощное развитие народного хозяйства на основе устойчивой энергетической базы.

Основные финансовые источники для осуществления этого плана были таковы:

  1. Экспорт зерна. Он дал наибольшую выручку в 1930 г., она составила 883 млн. руб. Увеличить этот максимум в последующие годы не удалось в связи с резким падением цен на зерно на мировом рынке. В начале тридцатых годов, когда в СССР действовала схема распределения продуктов по карточкам, экспорт зерна в сумме принес всего 389 млн. руб., в то время как продажа леса – почти 700 млн. руб. И это несмотря на то, что у крестьян зерно закупалось по максимально заниженным ценам.
  2. Займы. Эта статья дохода в 1927 г. обеспечила приток в 1 млрд. руб., а в 1935 г. – 17 млрд. руб. В 1927–1928 годах с помощью займов государство дополнительно получило 726 миллионов рублей, что составило почти половину суммы, выделенной в тот год на развитие промышленности.
  3. Продажа вино-водочной продукции. Уже к концу 1920-х годов рост цен и расширение рынков сбыта обеспечили дополнительно 1 млрд. руб.
  4. Эмиссия. Печать ничем не обеспеченных бумажных денег продолжалась вплоть до завершения первой пятилетки, что привело к росту цен и возникновению острого дефицита потребительских товаров. Эмиссия выросла с 0,8 млрд. руб. в 1929 г. до 3 млрд. руб.
  5. Продажа предметов искусства. Для получения иностранной валюты правительство заключало сделки с западными коллекционерами, распродавая культурное наследие царской России – в том числе и картины из Эрмитажа.

Капиталовложения в тяжёлую индустрию почти сразу превысили запланированную сумму и продолжали неуклонно расти. Тем временем в деревнях пока еще преобладало собственническое хозяйство, продолжался рост числа зажиточных крестьян ("кулачества"). Вне государственного контроля действовали мелкое ремесленное производство и розничная торговля, основанные на частном капитале. По этой причине государство перешло к осуществлению внедрения командно-административных методов управления. Параллельно с этим проводилась масштабная национализация частной собственности для централизованного перераспределения принадлежащих государству средств производства и предметов потребления. Из этого постепенно возникла политическая система, основанная на государственной собственности на любые средства производства при минимуме частной инициативы.

В 1923 году на XII съезде партии был выдвинут следующий лозунг: "Победоносной может оказаться только такая промышленность, которая дает больше, чем поглощает". Идея была, безусловно, вдохновляющей, но на практике отрасли тяжелой промышленности находились в куда более худших условиях, чем предприятия, выпускающие предметы широкого потребления. Результатом стало принятие закона, требующего обязательного ежегодного снижения цен на промышленные товары.

Государственный план электрификации России (ГОЭЛРО)

Россия вступила на путь развития значительно позже ряда стран Западной Европы и США и существенно отставала от них по многим важнейшим характеристикам. Залежи природных ископаемых – угля, руды, нефти, газа – были огромны, но использовать их в полной мере в условиях острейшего недостатка средств не представлялось возможным. Обладая богатейшими сырьевыми ресурсами, Россия должна была найти способ употребить их на развитие своей промышленности.

Но развить мощное производство, в первую очередь отрасли тяжелой промышленности, было невозможно без внимания к электроэнергетике. Уровень оснащенности российских электростанций и их мощность вполне соответствовали западным. В начале ХХ века был внедрен в промышленное использование электропривод, начал зарождаться электрический транспорт, в городах росло использование электрического освещения.

Однако имевшиеся на тот момент в России электростанции (в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве, Баку, Риге и т.д.) никак не были связаны между собой и имели весьма ограниченный круг потребителей. Кроме того, при их разработке и строительстве еще не существовало никакого единого стандарта, поэтому значения величин тока и частот имели колоссальный разброс.

Первоначально тепловые электростанции строились не в промышленных регионах, а в местах добычи топлива – торфа и бурых углей. Торф, в частности, был непригоден для перевозки, но в центральной части России имелись его огромные запасы, поэтому вопрос, где возводить электростанции, фактически отпадал сам собой.

По мере роста электроэнергетики становилось ясно, что необходимо выработать единую общегосударственную программу, которая сможет связать развитие энергетической базы с развитием промышленности, а также решит проблемы обеспечения электроэнергией транспорта и жилищно-коммунального хозяйства. Никто не отрицал жизненно-важное значение электрификации страны и необходимость создания разветвленной системы электропередачи для связи между собой отдельных электростанций. План ГОЭЛРО предусматривал районированное развитие электроэнергетики с использованием региональных источников сырья.

Одним из виднейших поклонников электрификации был В. И. Ленин. Он считал социализм эпохой электричества, основываясь на утверждении Маркса о капитализме – эпохе пара.

Максимально возможный подъем производительности труда мог быть достигнут не только за счет интенсификации и рационализации производства, но во многом за счет замены мускульной силы человека механической и электрической энергией. Особенно перспективным это должно было стать в применении к промышленности, строительству, транспорту и сельскому хозяйству. По сути дела, план ГОЭЛРО стал первым государственным планом СССР, положив начало всей последующей системе планирования. Его реализация во многом определила дальнейшее развитие экономики страны, доказав высокую эффективность системы государственного планирования в условиях жестко централизованной власти.

План ГОЭЛРО стал одним из первых крупных успехов правительства СССР в ходе индустриализации. Его внедрение в жизнь позволило развить новые мощности и освоить новый промышленный уровень, который был абсолютно не достижим в эпоху пара и мускульной силы.

Индустриальное развитие СССР в годы первой пятилетки

На начальном этапе наращивание экономической мощи государства базировалось в основном на перераспределении максимально возможного объема имеющихся ресурсов на нужды развивающейся промышленности и упрочение государственного сектора.

В 1926 – 1928 годах развитие промышленности управлялось, по большому счету, цифрами, утверждаемыми Госпланом СССР. И хотя какие-либо новостройки никого не удивляли, все же основная финансовая масса расходовалась на переоснащение и капитальный ремонт существующих предприятий. Что же касается промышленности, то легкая и тяжелая отрасли развивались приблизительно наравне, причем порой легкая промышленность даже превосходила тяжелую по темпам роста.

В декабре 1927 г. состоялся XV съезде ВКП(б), на котором были рассмотрены и приняты "Директивы по составлению первого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР". Участники съезда старались не завышать темпы роста, опасаясь "сверхиндустриализации" в которых съезд, которая могла свести на нет все усилия по восстановлению страны. [9]

На основе этих директив был разработан проект первого пятилетнего плана, который должен был начаться с 1 октября 1928 г. и продолжаться по 1 октября 1933 г. Срок в пять лет был выбран сразу по нескольким причинам. Средняя продолжительность строительства заводов и фабрик составляла примерно этот срок. Кроме того, за пять лет могли уравновесить друг друга годы большей и меньшей урожайности, а для страны, в которой продукты первой необходимости распределялись по карточкам вследствие острейшего дефицита и в условиях постоянного роста цен, это было немаловажным фактором. Поэтому именно срок в пять лет был избран как отвечающий современным темпам технического прогресса.

План представлял собой комплекс тщательно продуманных, реально поставленных задач и был одобрен на XVI конференции ВКП(б), прошедшем в апреле 1929 года. Он был целиком проникнут идеей ускорения. Строительство новых производственных комплексов, возведение с нуля целых отраслей промышленности, разворачивание сотен крупных индустриальных центров, рабочих поселков, городов – все это должно было осуществиться в небывало высоком темпе. План предусматривал многократное увеличение производства огромного числа видов продукции, разработку и налаживание выпуска техники, которой в стране пока еще не было.

В качестве государственной концепции развития он был утвержден месяцем позже, в мае 1929 года и дал повод провести целый ряд мер идеологического и организационного характера, провозгласивших индустриализацию основным курсом страны. Страна начала подготовку к "великому перелому": разворачиванию широкомасштабного строительства недостающих отраслей промышленности, увеличению выпуска всех видов продукции, производству новых видов техники.

С переходом к первому пятилетнему плану началось ускоренное осуществление политики индустриализации, связанной с первоочередным развитием отраслей тяжелой промышленности. Этот запланированный шаг раскрыл эффективность плановой системы хозяйства, выявив ее прямую взаимосвязь с ростом государственной промышленности. [8]

Все, кто принимал участие в разработке программы, отмечали ее напряженность. И тем не менее, в июле–августе 1929 года после ряда обсуждений в ЦК ВКП(б) было принято решение о немедленном увеличении капиталовложений в развитие металлургии. Дальнейшие решения об изменениях количества инвестирований коснулись сельскохозяйственного машиностроения и промышленности минеральных удобрений. Осенью того же 1929 года были подведены итоги первого года пятилетки, а задания на второй год были решительно пересмотрены и существенно увеличены.

Результаты показывали, что, несмотря на многочисленные трудности, промышленность смогла перевыполнить плановые задания. Возникновение такого явления, как социалистическое соревнование, предвестника стахановского движения, помогло превысить многие важнейшие показатели, коснувшиеся не только сферы нового строительства, но и выпуска продукции. И эти результаты были получены несмотря на такие осложняющие факторы, как необходимость преодоления противоречий многоукладной экономики, недовольства рабочих, вызванного ростом безработицы и нехваткой жилья и продовольствия.

Пересмотр заданий первой пятилетки был в чем-то даже закономерен. Но даже такие сторонники ускоренной индустриализации, как председатель ВСНХ СССР В. В. Куйбышев и работник Госплана СССР экономист С. Г. Струмилин, сомневались в реальности выполнения пятилетнего плана в четыре года. А Н. И. Бухарин в своей статье "Заметки экономиста", опубликованной в газете "Правда" 30 сентября 1928 года, резко осуждал дисбаланс между развитием сельского хозяйства и промышленности. Он считал, что между всеми отраслями необходимо поддерживать разумное равновесие, не допуская перекоса в ту или другую сторону.[6]

Одновременно с пересмотром задач первой пятилетки, осенью и зимой 1929 года развернулась реорганизация управленческого аппарата промышленности. Было принято решение о создании отдельных объединений, контролирующих все вопросы, относящиеся к снабжению, производству и сбыту. Усиление плановой дисциплины и централизация хозяйственного руководства сочетались в начале 30-х годов с проведением обширного комплекса мероприятий по реструктуризации финансовой системы. Рыночные отношения отходили в прошлое, повсеместно закрывались товарные биржи, были закрыты такие известные ярмарки, как Бакинская и Нижегородская. В этот период государство переходило к централизованному распределению средств производства и предметов потребления.

Для мобилизации населения в поддержку индустриализации, правительство использовало прежде всего массированную идеологическую пропаганду. Особенно активно откликнулся на нее комсомол. В те годы СССР не испытывал недостаток в дешевой рабочей силе, поскольку итоги коллективизации привели в города миллионы сельских жителей, бывших крестьян, сбежавших из деревень от голода, нищеты и произвола местечковых властей. [4]

Почти вручную, на голом энтузиазме и вере в будущее, с использованием минимума технических ресурсов возводились сотни заводов и электростанций по всей стране, прокладывались железные дороги, метро. Работа в три смены была рядовым явлением. [10]

Спустя несколько месяцев после официального начала пятилетки, уже в 1930 году было положено начало строительству около 1500 объектов. Предприятия пищевой промышленности находились в ведении Наркомснаба, в то время как тяжелая промышленность регулировалась ВСНХ СССР. Был выделен ряд объектов первостепенного значения (порядка 50-60 строек), которые должны были быть возведены в кратчайшие сроки. На них приходилась почти половина всех капиталовложений, выделявшихся на сооружение примерно 1500 предприятий. Были воздвигнуты такие промышленные гиганты, как ДнепроГЭС, металлургические заводы в Магнитогорске, Липецке, Челябинске, Новокузнецке, Норильске. Из машиностроительных заводов родились знаменитые впоследствии Уралмаш, ГАЗ, ЗИС (современный ЗИЛ), начали работать тракторные заводы в Волгограде, Челябинске, Харькове и других городах. В 1935 г. была открыта для пассажиров первая линия Московского метрополитена, общая протяжённость которой составила почти 11 км.

Индустриализация сельского хозяйства шла параллельно с промышленностью. Благодаря бурному росту отечественного машиностроения, в частности, тракторостроения, в 1932 г. СССР смог полностью отказаться от ввоза тракторов из-за рубежа, а в 1934 году сам начал выпускать на экспорт трактор "Универсал", созданный на Кировском заводе в Ленинграде. За десять предвоенных лет было выпущено около 700 тыс. тракторов, что составило 40 % от их мирового производства. [11]

Для координирования процессов производства и обучения новых специалистов привлекали к работе западных инженеров, приглашали к сотрудничеству такие успешные компании, как Siemens-Schuckertwerke AG и General Electric. По причине отсутствия нужных кадров и из-за слаборазвитой прослойки технической интеллигенции, отсутствия конструкторов, способных противопоставить что-либо западной школе, значительная часть моделей техники, производившейся в те годы на советских заводах, представляла собой копии либо модификации западных аналогов. Одновременно с привлечением к работе зарубежных специалистов в стране в срочном порядке создавалась собственная инженерная база, основывающаяся на продвижении отечественной система высшего технического образования. В 1930 г. в СССР было введено обязательное всеобщее начальное образование. Однако достигнутые успехи показались правительству скромными, и в 1930 г., выступая на XVI съезде ВКП(б), Сталин заявил о необходимости многократного увеличения заданий пятилетки. Он был убежден, что план индустриализации по множеству показателей вполне может быть перевыполнен.

Стремительная урбанизация страны способствовала ходу первой пятилетки. Число рабочих в городах увеличилось на 12,5 миллионов человек, из которых 8,5 миллионов были выходцами из деревень и сел, отправившихся в город на заработки. Однако процентное соотношение жителей городской и сельской местности еще долгое время оставалось неравным, и лишь в начале 1960-х годов в СССР доля городского населения достигла 50%.

В 1930 году капиталовложения в тяжелую индустрию вышли далеко за рамки запланированных сумм, предусмотренных пятилетним планом, и в последующие года они только увеличивались. В то же время внутренние накопления промышленности, вопреки ожиданиям, не могли достигнуть намеченных результатов. Обстоятельства складывались таким образом, что выполнение заданий, утвержденных в ходе пересмотра плана первой пятилетки, становилось проблематичным. Для увеличения притока денежных средств правительство было вынуждено размещать среди населения новые займы, поднимать обороты производство и сбыта спиртоводочной продукции одновременно с поднятием цен на них, экстренными мерами увеличивать экспорт зерна. То же цели служила и обширная эмиссия. В 1930 году денежная масса, находившаяся в обращении, возросла на 45%, ее увеличение произошло в два с лишним раза быстрее, чем рост продукции промышленности, производящей предметы потребления. Аналогичная тенденция сохранялась до конца первой пятилетки.

В результате в стране появилась принципиально новая система управления, которая получила название "административно-командной" и благополучно существовала вплоть до второй половины 80-х годов. Она обеспечивала изыскание средств для нового строительства, для бесплатного предоставления предприятиям фондов, для законного существования и развития нерентабельных предприятий и даже планово-убыточных отраслей. [8]

В конце 1932 г. было торжественно объявлено об успешном и досрочном выполнении первой пятилетки. Подводя итоги, Сталин сообщил, что по выпуску валовой продукции (в рублях) промышленность по существу выполнила план досрочно – за 4 года 3 месяца, причем, тяжелая индустрия на 108%.

Оценивая имеющиеся достижения и намечая направление последующих действий, на XVII конференции ВКП(б) в Директивах к составлению второго пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР на 1933 – 1937 гг. было указано: "Развернутая в первом пятилетии работа по превращению СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, в страну, самостоятельно производящую машины и оборудование, будет завершена и окончательно обеспечит за СССР "экономическую самостоятельность, оберегающую СССР от превращения его в придаток капиталистического мирового хозяйства" (XIV съезд ВКП(б))".

Реализация этой задачи в первую очередь зависела от дальнейшего развития экономики, которая, в том числе, была завязана на подъем тяжелой индустрии. Кроме этого, планировалось уделить большое внимание культуре и материальному благосостоянию трудящихся. По предварительным оценкам, уровень народного потребления должен был вырасти в 2-3 раза.

В январе 1933 г. на объединенном Пленуме ЦК и ВКП(б) был проведен всесторонний анализ итогов первой пятилетки. Достигнутые успехи рассматривались как "основы индустриализации", заложившие фундамент для дальнейшего, еще более успешного хода индустриализации в течение второй пятилетки, задачи для которой также ставились на этом пленуме. Характеризуя основные направления развития советской экономики, намеченный на ближайшее пятилетие, Пленум счел целесообразным, чтобы промышленность увеличивала среднегодовой прирост продукции в размере 13-14%. [5]

Bтоги первых лет индустриализации, несмотря на выявившиеся недоработки плана, были все-таки положительными. Нельзя не учитывать то, что именно в те годы были заложены основы для тех промышленных гигантов, которые действуют и по сей день. Это было важнейшее время в истории страны, помимо развития технической базы, в людей закладывалось и новое самосознание.

Индустриальное развитие СССР в годы второй пятилетки

После торжественного и досрочного завершения первой пятилетки Сталин отметил, что необходимость подхлестывать страну отпала и темпы промышленного строительства можно снизить. На XVII съезд ВКП(б), был разработан план второй пятилетки, который предусматривал снижение темпов прироста промышленности с 30% до 17%. Новый план охватывал, в отличие от первого, 120 различных отраслей промышленности, тогда как в предыдущем внимание уделялось лишь 50. Однако в ходе разработки плана обнаружилось, что далеко не все его составители обладают способностью реально оценивать трудности дальнейшего роста экономики и обстоятельства, от которых зависит успешное преодоление встающих задач. Некоторые из государственных деятелей выдвигали требование не просто продолжить форсированное развитие тяжелой промышленности, но и в еще большей степени ускорить темп. В ответ нарком тяжелой промышленности Г.К. Орджоникидзе резко раскритиковал это предложение и внес поправку в проект резолюции съезда. Поправка, определяющая среднегодовые темпы прироста промышленной продукции на вторую пятилетку в 16,5% против 18,9 по наметкам Госплана, получила единодушную поддержку.

Что касалось соотношения темпов роста промышленного производства средств производства и предметов потребления, то этот вопрос также был пересмотрен заново. В предыдущие года за счет ускоренного развития тяжелой промышленности в сравнительно короткий срок был создан мощный фундамент для технической реконструкции всех отраслей народного хозяйства. На данном этапе предстояло закрепить достигнутый результат путем завершения строительства материально-технической базы, что позволило бы обеспечить существенный подъем народного благосостояния. Среднегодовой темп роста средств производства определялся в 14,5%.

Основы тяжелой индустрии, заложенные к началу второй пятилетки, позволили получить значительный прирост объема промышленной продукции и его существенное преобладание над валовой продукцией сельского хозяйства. Однако одно это не являлось полноценным решением задач индустриализации. Первая пятилетка обеспечила достойный старт, который необходимо было использовать, не потеряв достигнутых преимуществ. И основным отличием нового курса должно было стать не закладывание основ, а завершение технической реконструкции всего народного хозяйства и упрочение импортной независимости.

Основное отличие индустриализации СССР в годы второй пятилетки состояло в том, что подобная колоссальная работа по завершению технической реконструкции народного хозяйства планировалась при довольно ограниченном притоке новых кадров. В рамках всего народного хозяйства намечался прирост на 26%, в том числе по крупной промышленности – на 29%. Одновременно съезд утвердил задание поднять производительность труда в промышленности на 63% против 41 в первой пятилетке. Тем самым была принята установка на то, чтобы производительность труда "стала решающим фактором выполнения намеченной программы увеличения продукции во втором пятилетии". [6]

Количество крупных промышленных предприятий, возникших в годы второй пятилетки, достигло 4.5 тысяч. В их числе были такие гиганты, как Уральский машиностроительный завод, Челябинский тракторный завод, Ново-Тульский металлургический и другие заводы. Число новых электростанций, шахт, домн исчислялось десятками.

В середине 30-х годов появилось выражение, прочно вошедшее в лексикон каждого советского человека: "Кадры решают все". Специалистов, получивших подготовку в высших учебных заведениях, было около 1 млн. человек. Инженерно-технический и управленческий аппараты росли быстрыми темпами. Руководящие посты занимала молодежь, примерами для подражания и символами героизма становились коммунисты и комсомольцы. К примеру, 26-летний Яков Гугель возглавлял Магнитострой. Энтузиазм и вера в победу вдохновляли людей работать по 12-16 часов в сутки.

Стахановское движение было естественным продолжением имеющегося хода индустриализации, а также являлось закономерным развитием социалистического строительства. Свое название оно получило в честь своего основоположника – забойщика донбасской шахты "Центральная – Ирмино" А. Г. Стаханова. Он добыл за смену 102 тонны угля – при том, что норма выработки составляла 7 тонн за смену. За этот выдающийся рекорд правительством было принято решение предоставить герою квартиру, оборудованную мебелью за счет шахты, и выдать премию в размере месячного оклада. Стахановское движение развернулось по всей стране, за короткое время оно охватило все отрасли промышленности, включая транспорт, строительство и сельское хозяйство. Газеты пестрели сообщениями о новых, все более поразительных достижениях ударников и передовиков производства. Рекорд самого Стаханова вскоре был не единожды перекрыт: шахтер Горбатюк выработал в смену 405 тонн угля, Н. А. Изотов добыл 607 тонн за смену, забойщик Борисов дал почти 800 тонн, побив все рекорды и перевыполнив норму в 46 раз. 14–17 ноября 1935 состоялось Первое Всесоюзное совещание стахановцев в Кремле, на котором было особо выделена значимость стахановского движения в рамках индустриализации [2].

Всей страной был взят курс не на выполнение, а на перевыполнение плана. К августу 1936 г. около четверти рабочих принимали участие в движении, спустя два года это количество увеличилось вдвое. Однако такой рьяный энтузиазм способствовал появлению непредвиденных проблем. Народное хозяйство не справлялось с таким грандиозным приростом продукции сверх плана, излишки, не находя использования, оседали на складе. В погоне за количеством качество было упущено из виду, и процент бракованной продукции, выданной стахановцами на-гора, неуклонно рос.

По всей стране с востока на запад и с севера на юг прокладывалась разветвленная сеть железных дорог, строительство велось и за Полярным кругом. Однако для сооружения объектов в тяжелых условиях находилось довольно мало добровольцев, и тогда в запланированных для строительства местах появились десятки лагерей с сотнями тысяч заключенных. Это был новый подход к решению кадрового вопроса – создание армии не просто дешевой, а практически бесплатной рабочей силы, которая требовала минимальных затрат, легко пополнялась, легко управлялась и без усилий перебрасывалась с места на место в случае необходимости.

К концу второй пятилетки тяжелую промышленность удалось перевести на хозрасчет, а также свелась к минимуму денежная эмиссия. Ввоз сельскохозяйственной техники, в том числе тракторов, практически прекратился. Затраты на импорт существенно сократились: так, приобретение черных металлов с 1,4 млрд. руб. в первой пятилетке сократились в 1937 г. до 88 млн. руб. Экспорт начал давать устойчивую прибыль.

Вторая пятилетка, по примеру первой, также была завершена досрочно, и главную роль в достижении этого результата сыграл рабочий класс, в особенности – рабочие, которые были заняты в индустриальном производстве: промышленности, строительстве, транспорте. Производительность труда в отраслях тяжелой промышленности увеличилась на 109,3%, то есть более чем удвоилась, превысив запланированные цифры.

Среди тех, кто добился наиболее выдающихся результатов, были в первую очередь работники, занятые в черной металлургии: они добились прироста в 126,3%, превзойдя показатели работников машиностроения. На этом фоне достижения легкой промышленности выглядели значительно скромнее даже при том, что на нее не делался особый акцент при планировании пятилетки. Однако, если сравнивать показатели с предыдущими годами, прогресс выглядел значительным.

Принципиально важным результатом осуществления в 1933-1937 гг. политики индустриализации стало преодоление технико-экономической отсталости, полное завоевание экономической независимости СССР. За годы второй пятилетки наша страна, по существу, прекратила ввоз сельскохозяйственных машин и тракторов, покупка которых за рубежом в предыдущую пятилетку обошлась в 1150 млн. рублей. Столько же средств было тогда истрачено и на хлопок, теперь также снятый с импорта. Затраты на приобретение черных металлов сократились с 1,4 млрд. рублей в первую пятилетку до 88 млн. рублей в 1937 году. В 1936 г. удельный вес импортной продукции в общем, потреблении страны снизился до 1-0,7%. Торговый баланс СССР к исходу второй пятилетки стал активным и принес прибыль.

Рост физического объёма валовой продукции промышленности СССР за 1928-1937 гг. [1]

Предметы потребления

1928 г.

1932 г.

1937 г.

Чугун, млн. т.

3,3

6,2 (188 %)

14,5 (439 %)

Сталь, млн. т.

4,3

5,9 (137 %)

17,7 (412 %)

Прокат чёрных металлов, млн. т.

3,4

4,4 (129 %)

13 (382 %)

Уголь, млн. т.

35,5

64,4 (181 %)

128 (361 %)

Нефть, млн. т.

11,6

21,4 (184 %)

28,5 (246 %)

Электроэнергия, млрд кВт•ч

5,0

13,5 (270 %)

36,2 (724 %)

Бумага, тыс. т.

284

471 (166 %)

832 (293 %)

Цемент, млн. т.

1,8

3,5 (194 %)

5,5 (306 %)

Сахарный песок, тыс. т.

1283

828 (65 %)

2421 (189 %)

Станки металлорежущие, тыс. шт.

2,0

19,7 (985 %)

48,5 (2425 %)

Автомобили, тыс. шт.

0,8

23,9 (2987,5 %)

200 (25000 %)

Обувь кожаная, млн. пар

58,0

86,9 (150 %)

183 (316 %)

(в скобках указаны проценты к 1928 г.)

Будущее современной России было заложено в те годы. Поставленная задача была выполнена ценой тяжелейшего труда, и этому нельзя не отдавать дань уважения.

Выводы

По итогам двух пятилеток за период до начала Второй мировой войны было построено около 9 тысяч новых заводов. По объему промышленной продукции СССР обогнал Англию, Германию, Францию и занял второе место в мире, уступая лишь США. Разрыв между СССР с странами Запада по показателю промышленного производства на душу населения значительно сократился. Возникли новые отрасли промышленности, было создано стабильное энергоснабжение городов и крупных промышленных объектов, в том числе новых, таких, как Днепрогэс, Магнитогорский и Кузнецкий металлургические комбинаты, Сталинградский, Челябинский, Харьковский тракторные заводы и др. К концу индустриализации СССР мог встать в один ряд с теми немногими странами, которые были способны производить все виды современной промышленной продукции. Импорт товаров резко пошел на убыль, была ликвидирована открытая безработица.

Что касается науки и образования, то за период 1928–1937 гг. в вузах и техникумах получили дипломы около 2 млн специалистов, в том числе и по новейшим в то время технологиям. Тем самым был заложен фундамент отечественной науки, которая со временем в некоторых отраслях смогла выйти на ведущие мировые позиции.

Литература

  1. СССР в цифрах в 1967 году. М.: 1968.
  2. Евстафьев Г. Н. Социалистическое соревнование в СССР. 1918–1964, М., 1965.
  3. Камынин В. Д. Советская Россия в начале и середине 20-Х годов // Курс лекций / под ред. Личмана Б. В. Екатеринбург: Уральский гос. тех. ун-т, 1995. Лекция 17.
  4. Кесслер Х. Коллективизация и бегство из деревень – социально-экономические показатели, 1929-1939 гг. // Экономическая история. Обозрение / Под ред. Л. И. Бородкина. Вып. 9. М., 2003.
  5. Лельчук В.С. Индустриализация СССР: история, опыт, проблемы. М., 1984.
  6. Лельчук В.С. Индустриализация СССР: история, опыт, проблемы. М.,1989.
  7. Ноув А. О судьбах нэпа // Вопросы истории. 1989. № 8.
  8. Переписка на исторические темы. М.,1989. Статья В.Лельчука.
  9. Рогачевская Л. С. Как составлялся план первой пятилетки // Восток. Март, 2005. № 3(27).
  10. Роговин В. З. Была ли альтернатива? М: Искра-Research, 1993
  11. Родичев В. А., Родичева Г. И. Тракторы и автомобили. 2-е изд. М.: Агропромиздат, 1987.