ODiplom // Право и ТГП // 05.05.2012

Источники права России

Источники права России.

Задачи, связанные с формированием гражданского общества и правового государства в России, заставляют по-новому взглянуть на многие ставшие привычными правовые понятия. Особенно актуально это утверждение в отношении понятия источника права, которое традиционно относится к числу наиболее неясных в понятийном аппарате правовой науки, но, тем не менее, активно используется в рамках российского правоведения. Учение об источниках права было и остается одним из центральных разделов юридической науки. С началом формирования в стране нового, современного права в юридической науке интерес к вопросам, связанным с источниками права, заметно возрос.

Российская система источников права развивается как целостная часть российской правовой системы и испытывает влияние изменяющихся социально-политических и правовых условий. В соответствии с системными качествами в нее без особых затруднений включаются новые источники права, наличие которых вызвано потребностями правового регулирования, и, напротив, находясь в сложной взаимосвязи с другими элементами правовой системы, она не воспринимает те источники права, свойства и функции которых пока не являются насущными потребностями правового регулирования. В частности, характер изменений российской правовой системы не дает оснований говорить о востребованности судебных прецедентов как источников права. Без решения вопроса о субординационных и координационных связях вопрос о включении судебной практики в число источников права теряет смысл.

На источника права возлагается значительная нагрузка в обеспечении правозащитной и праворегулятивной функций правовой системы. На сегодняшний день становится насущной проблема исследования источников права как системного элемента национальной правовой системы. Посредством изучения их системных свойств повышается возможность научного прогнозирования тенденции развития правовой системы, определение направлений по совершенствованию всего механизма правового регулирования. Чтобы стать по-настоящему действенным, право должно сложиться как органическая система.

Понятие и сущность источников права России

Слово "источник" используется в правовой науке не как самостоятельное, а в устойчивом словосочетании "источник права" и становится юридическим термином или специальным именем понятия "источник права", смысл и значение которого определяется и смыслом, вложенным в понятие "право" (а это зависит от правопонимания), и контекстом его употребления.

История правовых учений обнаруживает самые разные научные подходы и методологические направления, с позиций которых рассматривается проблема источников. Существовали разные традиции в изложении этого вопроса; свои особенности имеют подходы к пониманию права и его источников в Древности, в Средние века, в Новое время и в XX в. Тем не менее, во всем многообразии правовых теорий можно выделить три основных подхода к пониманию источников права.

Первый из них предполагает, что источники права – это исходная идея, сила, воля, основная норма и т.д., из которой "проистекает" право. В этом смысле нередко в качестве синонимов употребляют выражения "почва права", "основания права", "корни права", "отправная точка права" и т.д. Здесь вопрос об источниках права в значительной своей части совпадает с вопросом о сущности права и становится сердцевиной всей теории правопонимания. Такой подход в рассмотрении источников права характерен для философско-правовых доктрин, стремящихся постичь сущность права, его основные качества, объяснить социальную роль права и его значение для социализации человека и гуманизации общества.

В основе второго подхода лежит понимание права в более узком значении: право рассматривается как система "действующего", "позитивного" права. Как правило, эта часть теоретических разработок имеет своим предметом проблемы объективирования и приобретения нормами права общеобязательного характера. Теории этого класса чаще относят к источникам права формы внешнего выражения права или, в некоторых случаях, систему "правообразующих" факторов, определяющих характерные черты содержания права.

Третий подход характерен для правовых концепций, которые можно назвать переходными. Эти концепции имеют разную степень логичности, завершенности, стройности. Однако их объединяет одна ярко выраженная черта – попытка во всех возможных вариантах совместить принципы позитивизма и так называемого "юридического натурализма". Такой путь приводит к "многоуровневому", или "интегративному", подходу в правопонимании.

Подводя итог, ретроспективному обзору проблемы источников права в контексте правовых учений, можно сделать вывод о том, что до начала XIX в. источники права не были самостоятельным предметом исследования, т.к. понимались лишь как часть учения о праве и рассматривались как основа правопонимания. Актуальность проблемы источников права в их формально-юридическом значении увеличивалась параллельно с укреплением господства позитивистских теорий правопонимания, для которых зачастую философско-правовой вопрос об источнике права был решен однозначно в пользу государства (воли государства).

Необходимо подчеркнуть, что важнейшим признаком, превращающим формы внешнего выражения права в источники права, является официальное признание за определенной формой выражения норм характера источника, т.е. придание ему способности содержать подлежащие неукоснительному исполнению нормы. Официальное признание отдельных видов форм выражения социальных правил в качестве источника создает возможность отыскать в них правила, на основе которых компетентные государственные органы не только вправе, но и обязаны основывать свои решения. В этом смысле установление исчерпывающего перечня внешних форм юридических норм фактически указывает и правоприменителю, и правопользователю место нахождения общеобязательных, признаваемых и защищаемых государством правил поведения и создает необходимое условие для правоприменения. Фактически мы имеем дело с источником права не в качестве правообразующего фактора, а с источником готовых, уже созданных, существующих и действующих норм права, которые приобретают способность к реализации благодаря тому, что содержатся в официально признанных источниками формах.

Итак, источники права в формально-юридическом смысле есть не что иное, как особая ипостась внешних форм выражения права, определяющая для участников реальных правоотношений местонахождение и ряд право-употребительных свойств подлежащих применению норм позитивного права.

Системные свойства источников права. Источник права проявляет свое содержание и сущность через систему системных связей, причем – в динамике их развития. Система источников права – это не только их совокупность. Характер системы обусловливается взаимосвязанностью отдельных видов источников права. Свойства каждого из них определяют целостность свойств системы, которая не может быть сведена к простому суммированию свойств источников права, а представляет собой качественные признаки целого.

Важнейшей стороной системы является ее динамический аспект – внутренняя организация источников права, их функциональность, упорядоченность взаимодействия, что, в конечном итоге, определяет целостность всей системы.

Необходимо отметить, что система источников права отвечает всем необходимым принципам, позволяющим использовать системный метод для организации исследования источников права как с точки зрения их внутренней организации и взаимодействия, так и с точки зрения их взаимодействия с внешней средой, т.е. способности выступать в качестве самостоятельного элемента системы более высокого порядка. К системным принципам источников права можно отнести:

1) структурность;

2) внутреннюю системность структурных элементов, выступающих в виде подсистемы;

3) целостность;

4) взаимозависимость системы и ее внешней среды.

Рассмотрение источников права как целостной системы позволяет выявить и рассмотреть совокупность ее отличительных свойств, без учета которых трудно судить о перспективах и темпах ее развития. К ним в литературе относится: организованность, целостность, сложность, инерционность, синергетичность. Эти качества относятся к разряду фундаментальных, закладывающих основу как статических, так и динамических характеристик системы источников права.

Организованность, характеризующая уровень налаженности системы, обеспечивает сосредоточение действий системы, благодаря концентрации ресурсов и фокусировании свойств, достигаемое на основе функциональной взаимодополняемости элементов данной системы, что позволяет разрешать актуальные противоречия системы. Организованность источников права обеспечивает организованность всего правового воздействия на общественные отношения. Каждый отдельный вид источников права имеет свои свойства, определяющие их юридическую природу, роль и место в системе источников права, и выполняет свою функциональную нагрузку.

Целостность – такое многоаспектное свойство системы, которое позволяет судить о ней как о едином организационно-функциональном образовании. Целостность отражает, прежде всего, функциональную и организационную завершенность системы источников права.

Интегрированность системы источников права проявляется в функциональной ориентированности взаимодействий отдельных видов источников права на сохранение и развитие целостности путем снятия актуальных противоречий системы.

Важнейшим компонентом целостности является устойчивость, т.е. способность системы противостоять разрушающим воздействиям. Одним из аспектов целостности выступает связность.

К иным аспектам выражения целостности системы обычно относят связанность и иерархичность уровней и элементов системы по вертикали.

Коррелятивность, как проявление целостности системы, отражает систему параллельных взаимозависимостей между элементами системы.

Сложность как интегральное системное качество выражается, прежде всего, в разнообразии видов источников права, которые находятся в нелинейных взаимосвязях. Источники права, объединенные в систему, отличаются друг от друга не только особенностями их возникновения, но и внутренней организацией правового материала, характером норм, в них содержащихся, и т.д.

Другим проявлением сложности является определенная противоречивость. Разные источники могут содержать нормы, рассчитанные на регулирование однотипных общественных отношений, но предусматривающие различные правила поведения субъектов. Большинство таких противоречий снимается за счет организационных ресурсов самой системы источников права. Так, например, очевидно, что норма любого национального источника права, вошедшая в противоречие с нормой конституции, признается не действующей и не подлежит применению.

Особое качество – инерционность системы. Она заключается в способности системы сохранять свое состояние и оказывать определенное сопротивление факторам, ведущим к ее изменению. Инерционность проявляется, во-первых, в том, что при любых воздействиях для перехода системы из одного состояния в другое требуется некоторое время, т.е. происходит запаздывание реакции на воздействие. Во-вторых, инерционность системы находит свое выражение в сопротивлении снижающим эффективность ее функционирования помехам, возникающим в результате переходного от одного состояния системы к другому.

Синергетические свойства системы источников права убеждают, что источники ее развития нельзя сводить к внешним факторам. Мало того, вектор такого развития должен определяться синергетическими процессами внутри системы. Внешние волевые факторы лишь моделируют систему источников права и придают ее развитию лишь определенную ориентацию, а способность данной системы выполнить социальный заказ зависит уже от внутренних свойств, в том числе – от механизма самоорганизации. В переходный период система источников права не утрачивает своей целостности и функциональных возможностей, а лишь меняет свою целевую ориентацию и в соответствии с ней обновляет свою структуру.

Таким образом, состав, тенденции развития и свойства отдельных видов источников права находятся в непосредственной зависимости от их системных качеств и свойств. Всякое предложение о признании или исключении новых видов источников права должно рассматриваться через призму их системно-функциональных связей.

Классификация источников права России

Система источников права должна обеспечивать не только свободный и быстрый доступ к нормам права, но и наделять последние особыми правовыми свойствами: юридической силой, пространственными и временными пределами действия, определением роли правовых норм в механизме правового регулирования (процессуальные нормы, правовые нормы управления и т.д.). Если потребности правового регулирования обеспечены в нужном соотношении нормами соответствующих источников права, сообщающих им необходимые правоприменительные качества, то система сохраняет стабильность и находится в состоянии покоя. В случае, если меняющаяся правовая система испытывает дефицит в нормах определенного свойства или объект правового регулирования (соответствующие общественные отношения) в силу социально-политических изменений требует иного, чем прежде, правового воздействия, возникает так называемая "точка системного напряжения". Из этих "точек напряжения" и складываются основные тенденции развития системы источников права. Совокупность напряженностей системы формирует основные векторы развития системы источников права.

На сегодняшний момент выделяются две линии, по которым идет развитие и становление российской системы источников права. Во-первых, это отлаживание субординационных и координационных связей между имеющимися и доминирующими видами источников права (законами, подзаконными актами, нормативно-правовыми актами субъектов федерации). Во-вторых, это увеличение многообразия источников права в связи с невозможностью урегулирования общественных отношений с использованием прежних форм права.

Традиционную классификацию источников права, или "классическое различение четырех формальных источников права" – закон (нормативный акт), прецедент, доктрина, обычай – можно назвать классификацией по видам (формам) нормативно-правовых текстов. Есть официальные письменные тексты – правоустановительные (нормативные акты) и правоприменительные (прецеденты), есть неофициальные по происхождению, но официально санкционированные письменные тексты (правовая доктрина) и, наконец, устные тексты (правовой обычай).

Нормативный правовой акт как источник права

Многообразие явлений и процессов, проистекающих в обществе, порождает потребность в документировании разных видов деятельности и состояний. Нужны фиксация и общезначимое удостоверение актов, событий и состояний. Документ как письменная форма, удостоверяющая определенную информацию, является наиболее распространенным ее носителем. Это – законы, постановления, инструкции, обращения, письма, свидетельства, договоры, аттестаты, сертификаты, лицензии и т.д. Правовые акты занимают в массиве документов особое место.

Несмотря на то, что нормативный правовой акт в настоящее время является одним из ведущих источников в российском праве, все-таки существует актуальная проблема повышения его качества, что возможно путем разработки качественных моделей разноуровневых нормативных правовых актов.

Нормативный акт имеет ряд существенных преимуществ перед другими источниками права, он должен занимать и занимает ведущее место в российской системе права. Появление первых нормативных правовых актов связано с письменным закреплением правил регулирования, признаваемых на протяжении длительного периода времени большим количеством участников (естественный, или обычный путь формирования нормативного источника права).

Любой юридический акт приобретает свойство регламентарности, может быть включен в число источников права лишь при условии, что он по форме и содержанию соответствует комплексу требований, составляющему понятие нормативного правового акта. В него входят такие признаки, как: регулирование однородных, типичных, постоянно возникающих общественных ситуаций, в основе реагирования на которые лежат правила, рассчитанные на неоднократное применение в общественной жизни; неперсонифицированность; общеобязательность; публичность; юридическая сила и иерархичность; системность; формальная определенность; обеспеченность государственным принуждением; нормообразующая роль государства.

Нормативные правовые акты в одном правовом пространстве должны быть объединены в систему с четким схематичным соотношением, не допускающем как внутренней, так и внешней противоречивости и коллизий. Важно, чтобы эта система связанных нормативных правовых актов полностью (беспробельно) покрывала бы все правовое пространство.

Нормативной правовой акт – это источник права, из которого возникает государственное регулирование как способ выражения социального интереса субъектов права, имеющий установленную форму, закрепляемый посредством особого рода нормотворческих процедур и предназначенный для реализации данного интереса путем общеобязательности.

В отличие от других источников (форм) права нормативно-правовой акт обладает следующими признаками:

1. Нормативно-правовой акт создается в результате правотворческой деятельности компетентных органов государства или всенародным волеизъявлением (референдумом). Правотворческая деятельность представляет собой такую государственную деятельность, которая заключается в издании норм права, а также в совершенствовании и отмене устаревших правовых норм.

Правотворчество – это деятельность, направленная на подготовку, издание и совершенствование нормативно-правовых актов. Она имеет две основные формы: непосредственное правотворчество и опосредованное (государственное) правотворчество.

Непосредственное правотворчество осуществляется в результате проведения референдумов, которые в конституционном порядке принимают или отвергают предлагаемые государственной законодательной властью нормативно-правовые акты.

Государственное правотворчество выражается в установлении, изменении или отмене норм права в определяемом законом порядке. К нему примыкает также нормотворчество общественных организаций, которое санкционируется государством. При этом нормы, создаваемые общественными организациями, приобретают качество и свойства правовых норм, охраняемых государством.

2. В нормативно-правовых актах содержатся только нормы права, то есть правила общего характера, обладающие государственной обязательностью. Поэтому нормативно-правовые акты необходимо отличать от индивидуальных правовых актов, которые источниками права не являются. Индивидуальный правовой акт распространяет свое действие на конкретных субъектов права, которые находятся в сфере правового регулирования. Он рассчитан на одноразовое применение, относится персонально к определенным лицам и прекращает свое действие с реализацией конкретного права или обязанности (например, назначение органом социального обеспечения пенсий конкретному лицу, решение суда о принудительном возвращении долга обязанным лицом).

Индивидуальные правовые акты являются важным и необходимым средством реализации общих предписаний правовых норм, содержащихся в нормативно-правовых актах. Они имеют обязательный государственный характер, их осуществление обеспечивается компетентными органами государства (судом, мэрией, арбитражем), однако источниками права они не являются, поскольку норм права не содержат. В отличие от правовых норм их подписания относятся к персонифицированным лицам и конкретным жизненным ситуациям.

3. От нормативно-правового акта как источника права следует отличать источники правоведения, или источники нашего знания о праве. Мы черпаем сведения о нормах права из различного рода сборников законодательства, из исторических правовых памятников, из произведений профессиональных юристов. Все это источники нашего познания правовых норм, а не источники права.

4. Нормативно-правовой акт оформляется в виде официального государственного документа, который имеет обязательные атрибуты: название акта (закон, указ, постановление); наименование органа, принявшего акт (парламент, президент, правительство, местный орган власти).

5. В нормативных актах нормы права группируются по определенным структурным образованиям: разделам, главам, статьям (например, в Гражданском кодексе: раздел "Обязательное право", глава "Исполнение обязательств", статья "Досрочное исполнение обязательства").

Итак, нормативно-правовой акт – это официальный акт правотворчества, в котором содержатся нормы права.

Классификация нормативно-правовых актов производится по различным основаниям: по юридической силе; по содержанию; по объему и характеру действия; субъектам, их издающим.

По юридической силе все нормативно-правовые акты подразделяются на законы и подзаконные акты. Юридическая сила нормативно-правовых актов является наиболее существенным признаком их классификации. Она определяет их место и значимость в общей системе государственного нормативного регулирования.

В соответствии с теорией и практикой правотворчества акты вышестоящих правотворческих органов обладают более высокой юридической силой, чем акты нижестоящих правотворческих органов. Последние издаются на основе и во исполнение нормативных актов, издаваемых вышестоящими правотворческими органами.

Нормативно-правовые акты классифицируются также по содержанию. Такое деление в известной мере условно. Условность эта объективно объясняется тем, что не во всех нормативно-правовых актах содержатся нормы однородного содержания. Имеются акты, содержащие нормы только одной отрасли права (например, трудовое, семейное, уголовное законодательство). Но наряду с отраслевыми нормативными актами действуют и акты, имеющие комплексный характер. Они включают нормы различных отраслей права, обслуживающих определенную сферу общественной жизни. Хозяйственное, торговое, военное, морское законодательство – примеры комплексных нормативно-правовых актов.

По объему и характеру действия нормативно-правовые акты подразделяются:

– на акты общего действия, охватывающие всю совокупность отношений определенного вида на данной территории;

– на акты ограниченного действия – распространяются только на часть территории или на строго определенный контингент лиц, находящихся на данной территории;

– на акты исключительного (чрезвычайного) действия. Их регулятивные возможности реализуются лишь при наступлении исключительных обстоятельств, на которые рассчитан акт (военных действий, стихийных бедствий).

По основным субъектам государственного правотворчества нормативно-правовые акты можно подразделить на акты законодательной власти (законы); акты исполнительной власти (подзаконные акты); акты судебной власти (юрисдикционные акты общего характера).

Закон. Это главный и преимущественный нормативно-правовой акт современного государства. Он содержит правовые нормы, которые регламентируют наиболее важные стороны общественной и государственной жизни. Определение закона можно сформулировать следующим образом: это нормативно-правовой акт, принимаемый высшим представительным органом государства в особом законодательном порядке, обладающий высшей юридической силой и регулирующий наиболее важные общественные отношения с точки зрения интересов и потребностей населения страны.

Из данного определения вытекают признаки закона как основного источника права, как нормативно-правового акта, обладающего высшей юридической силой:

1) законы принимаются высшими представительными органами государства или самим народом в результате референдума;

2) законы принимаются по основным, наиболее существенным вопросам общественной жизни, которые требуют оптимального удовлетворения интересов личности;

3) законы принимаются в особом законодательном порядке, что не присуще подзаконным нормативно-правовым актам. Принятие закона включает в себя четыре обязательные стадии: внесение законопроекта в законодательный орган; обсуждение законопроекта; принятие закона; его опубликование (обнародование). Принятие закона в результате референдума также осуществляется в законодательном порядке, предусмотренном Законом о референдуме;

4) законы не подлежат контролю или утверждению со стороны какого-либо тугого органа государства. Они могут быть отменены или изменены только законодательной властью. Конституционный или другой аналогичный суд может признать закон, принятый парламентом, неконституционным, однако отменить его может только законодательный орган;

5) законы представляют собой ядро всей правовой системы государства, они обусловливают структуру всей совокупности нормативно-правовых актов, юридическую силу каждого из них, субординацию нормативно-правовых актов по отношению друг к другу.

Ведущее и определяющее положение законов в системе нормативно-правовых актов государства выражает одно из основных требований законности – верховенство закона в регулировании общественных отношений. Ни один подзаконный акт не может вторгаться в сферу законодательного регулирования. Он должен быть приведен в соответствие с законом или немедленно отменен.

В свою очередь законы подразделяются на конституционные и обыкновенные. Конституционные законы определяют основные начала государственного и общественного строя, правовое положение личности и организаций. На основе конституционных законов строится и детализируется вся система нормативно-правовых актов. Конституция по отношению к другим нормативно-правовым актам, в том числе и законам, обладает высшей юридической силой. Обыкновенные законы принимаются и действуют в строгом соответствии с конституционными актами, регламентируют определенные и ограниченные сферы общественной жизни.

Подзаконные нормативно-правовые акты. Это правотворческие акты компетентных органов, которые основаны на законе и не противоречат ему. Подзаконные акты обладают меньшей юридической силой, чем законы, они базируются на юридической силе законов и не могут противостоять им. Эффективное регулирование общественных отношений имеет место тогда, когда общие интересы согласуются с индивидуальными интересами. Подзаконные акты как раз и призваны конкретизировать основные, принципиальные положения законов применительно к своеобразию различных индивидуальных интересов.

По своему содержанию подзаконные акты, как правило, являются актами различных органов исполнительной власти. По субъектам издания и сфере распространения они подразделяются на общие, местные, ведомственные и внутриорганизационные акты.

1. Общие подзаконные акты. Это нормативно-правовые акты общей компетенции, действие которых распространяется на всех лиц в пределах территории страны. По своей юридической силе и значению в системе правового регулирования общие подзаконные акты следуют за законами. Посредством подзаконных актов осуществляется государственное управление обществом, координируются экономические, социальные и другие вопросы общественной жизни.

К общим подзаконным актам относятся нормотворческие предписания высших (центральных) органов исполнительной власти. Они исходят от президента страны или главы правительства. В зависимости от формы государственного правления (президентской или парламентской республики) нормативно-правовые акты высшей исполнительной власти находят внешнее выражение в двух разновидностях подзаконных актов.

Нормативные указы президента. В системе подзаконных актов они обладают высшей юридической силой и издаются на основе и в развитие законов. Полномочия президента в правотворческой деятельности определяются конституцией страны или специальными конституционными законами. Они регламентируют самые разнообразные стороны общественной жизни, связанные с государственным управлением.

Постановления правительства. Это подзаконные нормативные акты, принимаемые в контексте с указами президента и призванные в необходимых случаях урегулировать более дробные вопросы государственного управления экономикой, социальным строительством, здравоохранением, народным образованием, строительством вооруженных сил и т. д.

2. Местные подзаконные акты. Это нормативно-правовые акты органов представительной и исполнительной власти на местах. Их издают местные органы представительной власти и органы местного самоуправления. Действие этих актов ограничено подвластной им территорией. Нормативные предписания местных органов государственной власти и управления обязательны для всех лиц, проживающих на данной территории. Это могут быть нормативные решения или постановления совета, муниципалитета, мэрии, префекта по самым различным вопросам местного характера.

3. Ведомственные нормативно-правовые акты (приказы, инструкции). В ряде стран определенные структурные подразделения правительственных органов (министерства, ведомства) также наделяются правотворческими функциями, которые делегируются законодательной властью, президентом или правительством. Это нормативно-правовые акты общего действия, однако они распространяются лишь на ограниченную сферу общественных отношений (таможенные, банковские, транспортные, государственно-кредитные и другие).

4. Внутриорганизационные подзаконные акты. Это такие нормативно-правовые акты, которые издаются различными организациями для регламентации своих внутренних вопросов и распространяются на членов этих организаций. В рамках, определенных актами высшей юридической силы, внутриорганизационные нормативные акты регулируют самые разнообразные отношения, возникающие в конкретной деятельности государственных учреждений, предприятий, воинских частей и других организаций.

Система нормативно-правовых актов современных государств неоднородна. Это объясняется особенностями форм государственного правления, многовековыми традициями отдельных стран, национальными и другими факторами. Тем не менее подавляющее большинство нормативно-правовых систем строится по признаку степени юридической силы акта. Нижестоящие акты в интересах стабильности общественной жизни и ее оптимальной организованности должны соответствовать предписаниям актов вышестоящих органов. Все коллизии, противоречия между подзаконными актами в цивилизованном государстве решает закон, обладающий высшей юридической силой.

Степень юридической силы нормативно-правовых актов может быть различна, но степень обязательности содержащихся в них норм абсолютно одинакова для всех тех, к кому относятся их предписания. Это принципиальное положение составляет основу функционирования правового государства.

И последнее. В нормативном регулировании общественных отношений главное и определяющее место занимает закон. Подзаконные же акты играют лишь вспомогательную и детализирующую роль. В правовом государстве закон охватывает своим действием все основные стороны общественной жизни, он является главным гарантом коренных интересов, прав и свобод личности.

Акты судебной власти. Решения судебных органов приобретают нормативный характер в результате обобщения судебной практики, которая в своей основе носит индивидуальный, правоприменительный характер. Судебная практика выступает источником права в тех случаях, когда в силу неясности, противоречивости или неопределенности нормативных предписаний суд вынужден конкретизировать или уточнять содержание правовых норм или создавать новые нормы вследствие обнаруженных пробелов в праве.

Правотворческие функции судов формируются самой судебной практикой, потребностями правового урегулирования тех общих жизненных случаев, которые не предусмотрены законом. Накопленный опыт правоприменительной практики позволяет судам принимать такие решения, которые имеют общеобязательное значение при рассмотрении той или иной группы юридических дел.

Высшие органы судебной власти не только конкретизируют действующие нормы права, но и создают в пределах свой компетенции новые правовые нормы с целью руководящего разъяснения применения законодательства по вопросам, возникающим при практическом разрешении юридических дел (примером таких норм будут постановления Верховного суда).

Однако необходимо иметь в виду, что обязательная сила судебной практики состоит не в ней самой, а в велениях законодательной власти. Правотворческая деятельность судов в правовом государстве всецело основывается на своих законных полномочиях, в рамках законности, и принципов данной системы права.

Нормативный договор как источник российского права

Признание высшей ценности прав и свобод человека выдвигает на передний план задачу не только связать законом деятельность государства, но и обеспечить возможность взаимовыгодного согласования интересов индивида с государством и индивидов между собой. Наиболее эффективным элементом такого согласования является диалог, правовой формой которого выступает договор.

Широко применяемый и теоретически обоснованный в советский период лишь как источник международного права, нормативный договор был впервые признан Конституцией Российской Федерации 1993 года полноценным источником права внутригосударственного. Однако, уровень разработки теории нормативного договора в отраслевых юридических науках, изучающих государственно-правовое регулирование в национальной системе права, существенно "отстает" от уровня развития теории нормативного договора в науке международного права.

Изменения в правовой жизни России последних лет привели к трансформации современного правопонимания, что повлекло за собой востребованность теоретико-правового осмысления проблем источников права. Правовые реформы затронули весь механизм правового регулирования, глубинные пласты правового сознания. В условиях изменения господствующего типа правового регулирования, когда на смену императивному, разрешительному механизму приходит диспозитивная, дозволительная модель, в системе источников права все большую роль играют формы права, которые в недавнем прошлом, по существу, были вытеснены лишь одной из ее форм – нормативными правовыми актами. Расширение сферы усмотрения граждан в их инициативном правомерном поведении, принятие в качестве приоритетных общепризнанных принципов и норм международного права, внедрение международных договоров в правовую систему Российской Федерации позволяют по – новому взглянуть на такую форму российского права, как нормативный договор.

Договор – правовое явление, степень изученности которого, в целом, достаточно высока, но внимание ученых-юристов к различным видам договоров распределено непропорционально. При изучении нормативного договора следует различать понятия "источник права" и "форма права" как явления, характеризующие различные его стороны. Нормативный договор как "форма права" – это его внешнее проявление, договор-документ. Нормативный договор как "источник права" – это его внутренние, сущностные характеристики, договор-соглашение.

Нормативный договор как форму права можно определить как акт согласования индивидуальных, свободных, равных волеизъявлений публичных субъектов, сформированный в процессе особого договорного правотворчества, цель которого – на эквивалентной основе установить, изменить или отменить предписание, имеющее силу нормы права.

Для публичного права наибольшую значимость имеют характеристики договора-документа, для частного права – договора-соглашения, однако любой договорный акт сочетает в себе признаки договора-документа и договора-соглашения, несмотря на то, применяется он в публичном или частном праве, устанавливает норму права или индивидуальное предписание.

Изучение договора как общеправовой категории следует проводить через выявление его содержательных (договор-соглашение) и формальных (договор-документ) признаков. К первым мы относим: свободу волеизъявления сторон, согласование индивидуальных волеизъявлений сторон, равенство волеизъявлений сторон, наличие юридической цели, эквивалентность (взаимность прав и обязанностей сторон). К формальным признакам договора, договора-документа мы относим способы внешнего выражения, закрепления и передачи договорной информации.

К универсальным признакам нормативных договоров относятся следующие:

- это надлежаще оформленный договорный акт;

- это добровольно заключенный акт;

- это универсальный правовой акт;

- это самостоятельно существующий правовой акт;

- договорные нормы всегда рассчитаны на длительное действие и неоднократное применение.

Специальные признаки нормативного договора состоят в:

- установлении норм-самобязательств для участников соглашения;

- установлении правовых норм для неопределенного круга лиц;

- том, что нормативные договоры заключаются в публичных интересах, их целевая направленность – это достижение правового регулирования определенных общественных отношений;

- специфике сторон, в качестве которых чаще всего выступают носители публичных интересов (государство и его органы, межгосударственные, общественные объединения и т.п.).

- порождении (в виде нормативного следствия) подзаконных актов и субдоговоров между конкретными юридическими и физическими лицами. Подобно другим источникам права, нормативный договор является основой для издания отдельных категорий нормативных правовых актов; актов применения, содержащихся в нем норм права;

Выделяются следующие юридические признаки нормативного договора, присущие ему независимо от вида и отраслевой принадлежности:

- обособленность как субъектов договора, так и их волеизъявлений;

- согласование интересов субъектов договоров (собственно, согласие – consensus);

- предполагаемое обязательное исполнение договорных условий;

- равенство субъектов;

- эластичность договорной свободы;

- эквивалентный, возмездный характер;

- законодательное обеспечение договоров, придающих им юридическую силу.

Нормативный договор как форму права можно признать особой разновидностью нормативного акта, поскольку их формальные признаки схожи, различие же заключается в содержательном характере нормативного договора. Одной из важнейших существующих классификаций нормативных договоров следует признать деление их на координационные договоры, заключаемые между субъектами, имеющими формально равный статус и субординационные договоры, заключаемые между субъектами, имеющими формально различный статус.

К первой группе относятся: международные договоры Российской Федерации; договоры и соглашения о международных и внешнеэкономических связях субъектов Российской Федерации; договоры и соглашения между субъектами Российской Федерации; договоры и соглашения между органами местного самоуправления; межведомственные договоры и соглашения,

Ко второй группе относятся: договоры о разграничении полномочий и соглашения о передаче осуществления части полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации; договоры и соглашения в области социально-трудовых отношений; договоры и соглашения органов власти с коммерческими и некоммерческими организациями.

Ценность нормативного договора как источника права определяется тем, что это свободная форма права, ибо она основана на добровольном принятии норм сторонами, участвующими в правотворческой деятельности

Среди классификаций по данному аспекту можно выделить наиболее часто употребляемые в юридической литературе. Среди них деление нормативных договоров на договоры-источники права, заключаемые между субъектами, которым присвоена нормативная власть, и договоры-предисточники права, приобретающие значение источников при условии государственной санкции; на договоры внутриаппаратные, заключенные между субъектами, имеющими государственно-властные полномочия, и внешние, заключенные уполномоченными субъектами государственной власти с гражданами, организациями; на договоры общего действия (универсального характера) и специальные (по определенным вопросам); на равностатусные (координационные договоры) и разностатусные (субординационные).

К координационным следует отнести международные договоры Российской Федерации, договоры и соглашения о международных и внешнеэкономических связях субъектов Российской Федерации, договоры и соглашения между субъектами Российской Федерации (межрегиональные), договоры и соглашения между органами местного самоуправления (межмуниципальные), межведомственные договоры и соглашения.

К субординационным следует отнести договоры о разграничении полномочий и соглашения о передаче осуществления части полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации (внутрифедеральные договоры), договоры и соглашения в области социально-трудовых отношений, договоры и соглашения органов власти с коммерческими и некоммерческими организациями.

Правовая доктрина как источник права

В юридической науке до сих пор не уделено пристального внимания сущности и значению доктринальных, научных представлений о праве в рамках духовной жизни России и правосознания общества. Вместе с тем, правовая доктрина как система господствующих в обществе представлений о праве способна не только отражать юридическую действительность, но и творчески преобразовывать все части правовой системы общества – правосознание, правотворчество, правореализацию и позитивное право.

Необходимость познания природы правовой доктрины определяется формально-юридическими причинами. Во-первых, в России продолжаются споры учёных относительно понятия и системы источников права. Более того, споры усугубляются тем, что до сих пор не принят федеральный закон "Об источниках права", который бы установил виды и иерархию источников права в России, в том числе определил роль правовой доктрины в правовой системе.

Во-вторых, в России среди принимаемых государством нормативно-правовых актов появились Доктрины (Военная Доктрина, Экологическая Доктрина, Доктрина информационной безопасности и др.), место которых в иерархии источников права не устанавливается позитивным правом.

В-третьих, согласно статьям 1191 Гражданского Кодекса РФ, ст. 116 Семейного Кодекса РФ 1995 г., ст. 14 Арбитражно-процессуального Кодекса РФ 2002 г. – содержание норм иностранного права, регулирующего отношения с иностранным элементом устанавливается в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве. Статья 38 Статута Международного Суда Организации Объединённых Нации к источникам права, которые применяет Международный Суд, относит доктрины наиболее квалифицированных специалистов в области публичного права". Иными словами, российское право признаёт правовую доктрину источником международного частного, процессуального и международного публичного права.

В-четвёртых, остается неопределённым значение и место правовой доктрины в системе источников российского права в условиях её фактического применения правотворческими и правоприменительными органами.

Существуют различные подходы к определению правовая доктрина. С точки зрения этимологии слова доктрина, по мнению большинства филологов, понимается как учение, теория и происходит от латинского слова "docere" – учить. Но, ряд исследователей находит исконнорусские корни в слове доктрины, так как происхождение его ведёт от слова "дошлый" дошедший до чего-либо своим умом. В философской литературе доктрину определяют как концепцию, теорию, объясняющую мир.

В российском законодательстве с начала 90 – х гг. XX столетия появился новый, ранее неизвестный российскому праву правовой акт – Доктрина, который утверждается Указом Президента Российской Федерации и определяется как система принципов, целей и задач политики государства в определённой области. Правовая доктрина – это система идей о праве, выражающих определённые социальные интересы и определяющих содержание и функционирование правовой системы и непосредственно воздействующих на волю и сознание субъектов права, признаваемых в качестве обязательных официально государством путём ссылки на труды авторитетных знатоков права в нормативно-правовых актах или юридической практикой в силу их авторитета и общепринятости.

Можно выделить характерные для неё признаки – это системность, рациональность, абстрактность, отражение действительности.

По своей юридической природе правовая доктрина в рациональной форме отражает правовую действительность и обладает регулятивными возможностями по идеологическому, воспитательному воздействию на волю и сознание субъектов права с целью убеждения их в необходимости определённых типов правомерного поведения. Воплощением регулятивной функции правовой доктрины является то, что последняя является источником права и выступает формой выражения и закрепления правовых норм.

Правовая доктрина выступает объективированным источником права во всех правовых системах мира в силу следующих причин. Во-первых, формальная определённость правовой доктрины достигается с помощью письменной формы выражения произведений юристов и известности неписаной доктрины среди профессиональных юристов и субъектов права. Во-вторых, общеобязательность правовой доктрины вытекает из авторитетности, уважения к учёным-юристам в обществе, а также общепринятости и общепризнанности работ правоведов в юридическом корпусе и обществе. В-третьих, реализация правовой доктрины обеспечивается государственным санкционированием в нормативно-правовых актах или судебной практике.

В современной России правовая доктрина является источником права в силу её фактического признания как общепринятой и авторитетной при создании и реализации права, а также формально-юридического закрепления как: источника права международного частного и публичного права.

Её способами выражения выступают: принципы права, юридические дефиниции, доктринальное толкование норм права, юридические конструкции, правила разрешения юридических коллизий, правовые аксиомы, презумпции, сентенции, правила составления и оформления юридических актов, правовые догмы, правовые преюдиции, правовые позиции.

Правовые доктрины можно классифицировать:

- по форме выражения – письменные и неписьменные;

- по отношению к религии -религиозные и светские;

- по сфере действия – международные и национальные;

- в зависимости от способа санкционирования – обязательные и рекомендательные;

- по содержанию – воспроизводящие другие источники права и непосредственные, имеющие самостоятельное юридическое значение;

- в зависимости от круга создателей – персонифицированные и коллективные;

- по распространению – универсальные и частные;

- формам внешнего проявления – проекты нормативно-правовых актов, заключения по вопросам толкования и применения права в конкретных случаях, труды учёных, признанных обязательными государством при разрешении юридических споров.

Действие правовой доктрины в юридической практике связано с наличием следующих обстоятельств:

- возникновение пробелов, противоречий, неопределённости в позитивном праве;

- общепринятостью доктринальных взглядов в корпорации юристов и обществе;

- авторитетностью и духовно-культурными основаниями правовой доктрины.

Способами санкционирования правовой доктрины выступают: придание произведениям юристов обязательности в нормативно-правовых актах; ссылка на доктринальные произведения юристов при принятии решения по конкретному юридическому делу судебными органами и другими органами применения права; включение правовой доктрины в текст нормативно-правового акта. Отсутствие государственного одобрения правовой доктрины не означает её невозможности фактического действия как источника права.

Свойствами правовой доктрины как источника права являются достоверность, обоснованность, общепринятость, гибкость, доступность для субъектов права и правоприменителей, авторитетность, добровольность действия, индивидуальность, прогностические и регулятивные качества. Правовая доктрина обладает рядом недостатков – абстрактность и обобщённость языка, опасность отражения правовой доктриной узкосоциальных интересов и корпоративных притязаний, рационализмом и возможными ошибками в осмыслении права.

От других источников права правовую доктрину можно отграничить по следующим критериям: по форме выражения правовая доктрина выступает неписаным источником права, тогда как нормативно-правовой акт, нормативно-правовой договор имеют письменное выражение; создателями правовой доктрины выступают лица, сведущие в праве, знатоки права, в то время как нормативно-правовой акт, нормативно-правовой договор, юридический прецедент, судебная практика формируются органами государственной власти, а правовой обычай складывается в фактической жизни всего общества; правовой доктрине присущ абстрактный, общий характер в отличие от казуистичности, конкретности судебной практики, правового прецедента и правового обычая; правовая доктрина, как и правовой обычай, реализуется субъектами права добровольно, на основе убеждения в авторитетности, обшепринятости докринальных положений, тогда как иные источники права соблюдаются преимущественно пол угрозой применения мер государственного принуждения; правовая доктрина складывается целенаправленно корпорацией юристов, а правовой обычай формируется стихийно обществом; процесс создания правовой доктрины носит длительный характер и не подчиняется процессуальным правилам; правовая доктрина отличается своеобразными способами приобретения общеобязательности – признанием государством в нормативно-правовых актах обязательности определённых идей или работ юристов, применение судебными органами трудов знатоков права в качестве правовой основы дела при принятии решений, фактическом действии правовой доктрины в силу её соблюдения субъектами права.

Правовой обычай как источник права

Правовой обычай как источник права – это неоднократно и достаточно широко применяемое правило поведения, отражающее правовое содержание общественных отношений, которому придана форма позитивного права, то есть это обычай санкционированный государством.

Неразрывная связь правового содержания и юридической формы позволяет сформулировать два значения термина "обычное право", как в неюридическом смысле "протоправо", так и в чисто юридическом "правовой обычай". Это дает основание считать, что генезис обычного права начинается с обычной нормы, которая на определенном этапе развития общества выступает индикатором важнейших, жизненно необходимых социальных ситуаций, действует в отношении всех, кто подпадает под ее содержание и, что в дальнейшем, она переходит в разряд норм позитивного права.

Необходимо выделить основные способы государственного санкционирования обычаев: законодательный; правоприменительный; ведомственный и других государственных органов; договорной; "молчаливый" санкционирование посредством соблюдения обычая в деятельности государственных органов и учреждений; признание государствами международного обычая; государственное санкционирование обычаев, систематизированных и признанных негосударственными организациями.

Можно выделить несколько основных субъектов санкционирования правовых обычаев: государство как основной субъект, осуществляющий санкционирование через государственные органы исполнительной, судебной и законодательной власти; стороны

договора; негосударственные организации; государства как субъекты международного права.

Принимая во внимание разнообразие способов санкционирования, их логично классифицировать на две большие группы: прямое санкционирование и опосредованное (делегированное), когда государство предоставляет возможность другим субъектам наделять правовой формой обычные нормы.

Выделяются следующие критерии классификации и виды правовых обычаев:

- По способам санкционирования:

а) ссылочные – ссылка в нормативном акте, в правоприменительном решении;

б) соблюдаемые в деятельности государственных органов (путем соблюдения в деятельности государственного аппарата);

в) международно-признанные;

г) договорные;

д) неофициально систематизированные правовые обычаи, то есть через деятельность негосударственных организаций.

- По характеру санкционирования:

а) непосредственные;

б) опосредованные.

- По сфере действия:

а) местные;

б) национальные;

в) специальные;

г) артикулярные международные обычные нормы.

- По характеру действия:

а) основные;

б) субсидиарные.

- По отраслям права:

а) конституционные;

б) гражданско-правовые;

в) международные правовые обычаи и другие.

Особая роль обычного права отмечается в неотдифференцированных правовых системах, где правовой обычай доктрина и закон нередко конкурируют между собой. Однако обнаруживается тенденция к закреплению государством разделения сфер влияния (регулирования), нормирования общественных отношений со стороны указанных источников права. Особенно велика значимость обычно-правовых норм в национальных правовых системах Африки и Мадагаскара. В развитых правовых системах правовой обычай выступает в качестве дополнительного источника права.

Судебные решения как источник права

Современное развитие России характеризуется тенденциями к европейской и мировой интеграции, в том числе и в правовом пространстве. Реальностью сегодняшнего дня уже стали решения Конституционного Суда РФ, решения Европейского Суда по правам человека, которые представляют собой достаточно заметный, бурно развивающийся сектор в системе источников права, а также постановления пленумов высших судов как один из основных ориентиров при работе над конкретными делами.

Практикующим юристам все чаще приходится сталкиваться с проблемами использования именно судебных решений разного уровня в делах о защите конституционных прав граждан, прав человека и даже использовать их как единственный источник, регулятор определенных общественных отношений.

При этом в российской теории права продолжает господствовать доктрина, не признающая источниками права, а соответственно, и действительными регуляторами общественных отношений, ни судебную практику российских и международных судов, ни судебный прецедент как таковой. Однако современная правовая реальность, активные процессы преобразований в российской правовой системе свидетельствуют о том, что такое положение сдерживает развитие важнейших механизмов в системе защиты прав человека и гражданина, снижает эффективность регулирования многих возникающих в обществе правоотношений.

Многие исследователи же рассматривают судебную практику и судебный прецедент не в качестве официально признанных и доктринально подтвержденных источников российского права, а как фактические, реально существующие регуляторы современных общественных отношений российской действительности, которые в настоящее время занимают определенное место в структуре праворегулирования и во многих ситуациях не могут быть заменены иными источниками права.

Российской правовой системе более свойственно использование термина "судебная практика" для отражения процессов, роли и места любого судебного влияния на праворегулирование в стране. Под судебной практикой как источником права в широком смысле предлагается понимать не всю деятельность судов, а ту ее часть, в рамках которой единообразно восполняется, дополняется либо заменяется в связи с дефектностью норм регулирование общественных отношений при рассмотрении конкретных дел. К судебной практике как источнику права в узком смысле необходимо относить только такие правоположения судебных актов, которые выработаны в ходе рассмотрения определенных категорий дел.

Термин и понятие "судебный прецедент" практически всегда воспринимался российской юриспруденцией как элемент исследования зарубежного опыта судебного правотворчества. Судебный прецедент – это общеобязательное правоположение, сформулированное высшим судом при рассмотрении конкретного дела, восполняющее, дополняющее или заменяющее существующее нормативное регулирование определенных общественных отношений. Соотношение судебного прецедента и судебной практики определяется следующими моментами: прецедент может стать первым образцом разрешения определенного дела и тогда деятельность судов по рассмотрению аналогичных дел будет базироваться на его основе, то есть прецедент порождает судебную практику.

Можно сделать вывод о том, что судебная составляющая в системе источников российского права объективно сложилась. Она представляет собой реальность нынешней системы правового регулирования, и в этой составляющей два основных элемента судебного правотворчества – судебная практика и судебный прецедент, которые невозможны друг без друга. Эти правовые явления представляют собой двуединое начало одного важнейшего структурного элемента в системе источников права – судебного правотворчества.

В континентальной европейской правовой доктрине в последние полвека явно возобладала тенденция к признанию судейского права, и судебная практика уже давно изучается как разновидность правотворчества. Задача науки – создать общую теорию, адекватно интерпретирующую судебные источники права как таковые, а не отдельно для англо-американского и для романо-германского права.

В российской же доктрине вопрос о судебном правотворчестве рассматривается, как правило, в отраслевых науках и на уровне отдельных, узких, прагматических аспектов общетеоретической проблемы, и теория вопроса о судебных источниках права часто подменяется мнениями или оценками.

Следует различать судебное правотворчество как непосредственное официальное формулирование норм права и правоустановительную деятельность судебной власти как более широкое понятие. Правоустановительная деятельность может происходить и без правотворчества – когда в правоустановительных актах (актах, направленных на официальное выражение и закрепление нормативно-правовых текстов) не устанавливаются как таковые нормы права. Правотворчество в собственном смысле – это официальное создание, формулирование нормативно-правовых текстов, норм права.

Правоустановительная деятельность судебной власти представляется очевидной в смысле так называемого негативного правоустановления в процессе нормоконтроля – когда компетентный суд лишает нормативно-правовой текст официальной силы. Однако такое правоустановление еще нельзя считать судебным правотворчеством (правотворчеством в собственном смысле), поскольку при этом официально не формулируются новые нормы права.

Разделение властей не является препятствием для судебного правотворчества. Это бесспорно в отношении стран общего права. Но поскольку разделение властей универсально, то и в странах европейского континентального права нельзя утверждать, что судебное правотворчество противоречит разделению властей.

В России высшие суды дают не только конкретное нормативное толкование, имеющее силу прецедента высшего суда, но и абстрактное нормативное толкование конституции или закона, в результате которого издаются постановления, имеющие характер нормативных актов. Издание нормативных актов, интерпретирующих и развивающих положения конституции или закона, противоречит природе правосудия, задачам судебной власти.

Особо следует отметить, что в систему источников российского права входят наряду с международными нормами также и правоположения, сформулированные международными судебными органами по конкретным делам при осуществлении ими правосудия; судебные решения международных судебных органов содержат правоположения, выявляющие смысл международных норм, объем их содержания, положения, подлежащие защите этими нормами, они несут в себе новое регулирование и становятся источниками международного права и через этот механизм воздействуют на национальное право.

С точки зрения места в системе источников российского права судебная практика и судебный прецедент – это самостоятельные источники, необходимость возникновения которых связывается с дефектностью основного источника права, то есть в случае отсутствия закона его недостаточности, противоречивости, иного дефекта либо неконституционности регулирования. Судебный источник в системе российского права – это субсидиарный по своей сути и правовой природе источник по отношению к нормативному источнику.

Выводы

Обеспечение строгой иерархии источников права, обусловливающей их предустановленную соподчиненность по юридической силе в органически цельной системе российского законодательства, занимает особое место среди факторов, основополагающим образом влияющих на состояние законности и правопорядка.

Являясь неотъемлемым свойством системы источников права, свое правовое проявление иерархия находит в совокупности многообразных взаимных связей, существующих между источниками, расположенными на различных ее уровнях. В частности, наличие в иерархической системе источников российского права двух уровней – федерального и субъектов федерации значительно усложняют ее строение, а попытки их изолированного развития нарушают конституционное единство правовой системы и российского законодательства. Еще одной проблемой иерархизации источников современного российского права является нечеткость разграничения сферы регулирования законов и подзаконных актов. Первичное и в достаточной степени детализированное регулирование общественных отношений должно осуществляться на законодательном уровне. Подзаконные акты различного уровня должны приниматься строго на основании и в соответствии с законом и, по общему правилу, выполнять правоконкретизирующую функцию.

Иерархическая схема источников современного Российского права должна быть представлена в следующей последовательности: Конституция России – общепризнанные нормы, принципы международного права и международные договоры Российской Федерации – федеральные конституционные и федеральные законы России – подзаконные нормативно-правовые акты органов государственной власти России и, прежде всего, нормативные указы Президента России – конституции, уставы, законы субъектов Российской Федерации – нормативно-правовые акты органов местного самоуправления – локальные нормативно-правовые акты.

Библиография

1. Бобылев А. И. Источники (формы) права // Право и политика. 2003. № 8. C. 18 – 25.

2. Богатова О. В. Нормативный правовой акт как источник права: теоретический аспект. Автореф. дисс. … к.ю.н. М., 2004.

3. Бодров С. Ю. Судебный прецедент в системе источников российской права: вопросы теории и практики. Автореф. дисс. … к.ю.н. Казань, 2004.

4. Васильев А. А. Правовая доктрина как источник права: историко-теоретические вопросы. Автореф. дисс. … к.ю.н. Красноярск, 2007.

5. Гаджинова Ф. М. Источники права и их система в современном российском праве. Автореф. дисс. … к.ю.н. М., 2004.

6. Горшенева Ю. А. Нормативный договор как источник права. Автореф. дисс. … к.ю.н. М., 2005.

7. Гук П. А. Судебный прецедент как источник права. Автореф. дисс. … к..ю.н. Саратов, 2002

8. Гулиев В. К.-о. Закон как источник конституционного права Российской Федерации. Автореф. дисс. … к.ю.н. Челябинск, 2006.

9. Евстигнеева Г. Б. Судебные решения как источник права. Автореф. дисс. … к.ю.н. М., 2007.

10. Иванов С. А. О соотношении федеральных законов и подзаконных нормативных правовых актов Российской Федерации. М., 2003.

11. Качановский Ю. В. Судебный прецедент как источник права // Правовая политика и правовая жизнь. 2004. № 1 (14). С. 148 – 155.

12. Коростелкина О. Н. Судебная практика и судебной прецедент в системе источников российского права. Автореф. дисс. … к.ю.н. М., 2005.

13. Кочетыгова Н. И. Правовой обычай как источник права России: на примере этнического правового обычая. Автореф. дисс. … к.ю.н. М., 2007.

14. Краснов А. В. Проблемы источников прецедентного характера в России // Российская академия юридических наук. Научные труды. Выпуск 3. Том 1. М., 2003. С. 148 – 153.

15. Малова О. В. Правовой обычай как источник права. Автореф. дисс. … к.ю.н. Екатеринбург, 2002.

16. Марченко М. Н. Является ли судебная практика источником российского права? // Журнал российского права. 2000. № 12. С. 11 – 21.

17. Моисеева О. Г. Прецедент как источник права // Источники права. Барнаул, 2007. С. 223 –228

18. Мясин А. А. Нормативный договор как источник права. Автореф. дисс. … к.ю.н. Саратов, 2003.

19. Нешатаева Т. Н. К вопросу об источниках права – судебном прецеденте и доктрине // Судебная практика как источник права. М., 2000. С. 91 – 97.

20. Парфенова Т. А. Нормативный договор как источник российского права: история и современность. Автореф. дисс. … к.ю.н. Челябинск, 2006.

21. Спектор Е. И. Судебный прецедент как источник права // Журнал российского права. 2003. № 5. С. 86- 96.

22. Талянина И. А. Источники современного российского права: теоретико-правовой аспект. Автореф. дисс. … к.ю.н. СПб., 2004.

23. Хропанюк В.Н. Теория государства и права.

24. Ширабон О. В. Нормативно-правовой договор как источник современного российского права. Автореф. дисс. … к.ю.н. М., 2007.

25. Источники права / Отв. ред. С. А. Сосна. М., 1985.

26. Судебная практика как источник права / Авт. кол.: Б. Н. Топорин, Э. Серверэн, К. Гюнтер и др. М., 2000.