ODiplom // Лингвистика // 02.06.2016

Особенности перевода английских идиом на русский язык

Автор: Ирина Нестерова

Рубрика: Лингвистика

Опубликовано: 02.06.2016

Библиографическое описание:

Нестерова И.А. Особенности перевода английских идиом на русский язык [Электронный ресурс] // Образовательная энциклопедия ODiplom.ru

В статье анализируется проблема адекватности и эквивалентности при переводе, а также рассмотрены способы перевода английских идиом на русский язык.

Идиоматичность является одним из фундаментальных свойств языковых единиц, широко распространённым на уровнях слов, устойчивых сочетаний слов и устойчивых высказываний. Идиоматичность характерна для весьма значительного количества английских слов. Лексическая идиома определяется как слово или его лексико-семантический вариант, обладающий полной или частичной семантической целостностью. Семантическая целостность подразумевает наличие таких структурно-семантических свойств слова, как семантическая осложнённость и семантическая неравнообъёмность.

Идиомы функционируют в речи как устойчивые метафорические модели, обладающие ценностной значимостью для социума. Их смыслы можно отнести к скрытым, т. к. они не имеют вербального выражения, т. е. принадлежат к сфере языковых и конвенциональных смыслов.

Перевод идиом является одной из проблемных сфер науки "теория перевода". Из-за того, что идиому невозможно перевести дословно (теряется смысл) часто возникают трудности перевода и понимания. С другой стороны такие фразеологизмы придают языку яркую эмоциональную окраску.

Поэтому важным аспектом являются оптимальные варианты перевода идиом на основе анализа их структурно-семантических особенностей.

В современной теории перевода является насущная задача передачи идиом одного языка средствами другого языка таким образом, чтобы наиболее адекватно сохранить границы понятия, номинированного тем или иным словом. Важным при этом является сохранение адекватности идиом в восприятии носителей языка перевода.

Фразеологизмы в английском языке

Термин "фразеологическая единица" по отношению к термину "фразеология" как к дисциплине, изучающей соответствующие средства языка, не вызывает возражений. Но он неточен как обозначение самих языковых средств, которые являются объектом фразеологии; достаточно сравнить соотношения установившихся терминов: фонема – фонология, морфема – морфология, лексема – лексикология.

В учебной и научной литературе делались попытки определить понятие фразеологического объекта. Дается, например, такое определение: "готовое целое выражение с известным и данным заранее значением называется фразеологическим оборотом, или идиомом". Признаки фразеологических оборотов:

– прямое значение,

– переносное значение,

– многозначность, эмоциональная насыщенность.

Фразеологический оборот – это воспроизводимая языковая единица из двух или более ударных слов, целостная по своему значению и устойчивая в своем составе и структуре.

При этом выделяются следующие признаки: воспроизводимость, устойчивость состава и структуры, постоянство лексического состава. Наличие минимум двух слов в составе единицы, стабильность порядка слов, непроницаемость большинства фразеологических оборотов.

В курсах "Введение в языкознание" приводятся определения "идиома", т.е. одной из разновидностей фразеологической единицы являются "Идиоматические словосочетания – это своеобразные выражения определенных языков. Являющиеся по своему употреблению цельным и единым по смыслу, обыкновенно не поддающиеся точной передаче на другие языки и требующие при переводе замен сходной стилистической окраски" [Архангельский, 1964: 25].

Л.А. Булаховский считает, что идиомы следует отличать от фразеологической единицы. Р.А. Будагов отождествляет идиомы с фразеологическими сращениями [Виноградов, 2004:79].

Профессор А.А. Реформатский все виды несвободных словосочетаний называет лексикализованными сочетаниями и подводит под общее понятие идиомов [Арнольд, 1988, с. 104].

Проф. С.И. Ожегов считает, что приобретение единого смысла и несущественность синтаксической связи слов для значений целого и делают словосочетания фразеологической единицей, в которой цельность значения господствует над синтаксической раздельностью [Виноградов, 2004:85]. Имеются и другие определения фразеологической единицы.

В литературе отмечены следующие признаки фразеологических единиц:

1. Известность выражения в данном языке или в одном из его диалектных или социально-речевых ответвлений.

2. Воспроизводимость в речи на правах языковой единицы,

3. Грамматическая организованность фразеологических единиц по моделям сочетаний слов, словосочетаний, так называемых предикативных сочетаний слов и предложений разных типов; следовательно, указывалась эквивалентность фразеологических единиц по грамматической форме словосочетанию или (предложению (Ф. Ф. Фортунатов, А. М. Пещковский, Е. Д. Поливанов и др.). Этот признак соизмеримости единиц фразеологии с единицами синтаксиса рассматривается по-разному в зависимости от точки зрения ученых, понимающих термин "фразеология" в широком или узком смысле слова.

4. Элементами фразеологических единиц являются минимум два слова; почти все исследователи согласны с этим признаком, но одни настаивают на том, что оба слова должны быть полнознаменательным, и другие полагают, что одно слово может быть полнознаменательным, а второе – служебным; третьи допускают наличие и таких фразеологических единиц, которые представляют собою объединение двух служебных слов.

5. Раздельнооформленность элементов фразеологических единиц, каждый из которых отождествляется со словом.

6. Неизменный порядок слов (определенная последовательность лексических элементов фразеологических единиц как существенный признак ее структуры, различно проявляющийся во фразеологических единиц разных семантических и грамматических типов).

7. Устойчивость лексико-грамматического состава, связанность элементов фразеологических единиц или, точнее, константность и обязательность ее лексико-грамматических элементов в данной комбинации.

Нередко фразеологические объекты называют устойчивыми сочетаниями слов (проф. С. И. Абакумов и др.). Термины "устойчивые словосочетания", "устойчивые фразы" представляются важными потому, что они связаны с понятием устойчивости, которое широко используется в различных отраслях знания.

8. Некоторые особенности ударения, свойственные фразеологических единиц; признак друг и более ударных слов в составе фразеологических единиц не является всеобщим, если признавать что под понятие фразеологических единиц подводятся и сочетания слов, состоящие из служебного и полнознаменательного слова: под градусам, и никакux, не на шутку.

9. Семантическая цельность и выделимость по значению фразеологической единицы в штоке речи; ее эквивалентность слову или подобозначному выражению (Ш. Балли, Ф. Ф. Фортунатов, А. И. Смирницкий, В. В. Виноградов и др.). Однако этот признак семантического отождествления со словом свойствен лишь фразеологических единиц, которые обладают глобальным значением [Арнольд, 1988: 46].

10. Синонимическая заменимость словом или всей фразеологической единицы, или некоторых ее элементов в зависимости от семантического типа ФЕ (В. В. Виноградов).

11. Семантическая идиоматичность фразеологических единиц некоторых разрядов и, как следствие, невозможность буквального перевода на другие языки.

12. Глобальность значения фразеологических единиц некоторых разрядов, немотивированность, мотивированность или аналитичность значения фразеологических единиц в зависимости от принадлежности к определенной фразеологической категории с этим связано учение о семантической структуре фразеологических единиц [Савицкий, 1993: 31].

13. Цельность номинации, направленность значения всей (но не ее отдельного элемента) на означаемое однако данный признак также не является всеобщим, если подводить под понятие фразеологических единиц ФЕ и фразеологические сочетания с аналитичным значенлем, как это делает акад. В. В. Виноградов.

14. Стабильность значения фразеологических единиц в отношении означаемого или выражаемого, а также, по аналогии со значением слова, однозначное соответствие значения фразеологических единиц как десигната с означаемым или выражаемым как денотатом. При этом ученые-материалисты настаивают на том, что значение слова и значение ФЕ есть социально обобщенное отражение существенных свойств целого класса однородных предметов или явлений действительности.

15. Предельность фразеологической единицы.

16. Функции фразеологических единиц по отношению к означаемому, которые оказываются различными вразных типах фразеологических единиц фразеологических единиц, например: номинативная, дефинитивная, эйдологическая, экспрессивная, модальная, апеллятивная. Следовательно, этот признак – однородность функции по отношению к означаемому – не является общим для всех фразеологических единиц.

17. Синтаксическая роль фразеологических единиц, которая оказывается различной у фразеологических объектов разных типов.

Таким образом, фразеологическая единица есть воспроизводимое в речи устойчивое лексико-грамматическое единство слов с внутренними зависимостями между сочетавшимися частями. Поэтому и классификация ФЕ должна основываться на внутренних отношениях между частями, характеризующих структуру и, прежде всего являющихся 'показателями устойчивости; таким же, т. е. структурным, может быть в известной мере и метод изучения фразеологических единиц. Определение фразеологических единиц должно быть основано на следующих положениях: звуковая материя языка есть субстанция его изменений в речи; лингвистические объекты, подводимые под понятие фразеологических единиц, есть объекты материального мира, существующие независимо от нашего сознания; фразеологические объекты понимаются как первичное, а отношения между объектами – как вторичное; компоненты этих объектов понимаются как первичное, а отношения между компонентами – как вторичное; внутренние зависимости (или отношения) между частями фразеологических единиц есть строго логические фигуры, отвлеченные от отношений между явлениями действительности и отражающие эти отношения; значение фразеологических единиц так же, как и значение слова, понимается как социально обобщенное отображение существенных свойств целого класса однородных предметов или явлений действительности, закрепленное за определенной звуковой оболочкой.

С учетом указанных основных положений можно дать следующее определение фразеологической единицы.

Фразеологической единицей называется существующая в языке на данном этапе его исторического развития постоянная комбинация словесных знаков: предельная и целостная; воспроизводимая в речи его носителей; основанная на внутренней зависимости членов; состоящая минимум из двух строго определенных единиц лексического уровня, находящихся в известной последовательности; грамматически организованная по существующим или существовавшим моделям словосочетаний или предложений; обладающая единым значением, в разной степени комбинаторным в отношении к значениям сочетавшихся элементов, но стабильным, в отношении означаемого для выражаемого.

В предложенном определении подчеркивается, что фразеологические объекты есть единицы языковой системы. По форме выражения и содержания они известны носителям русского языка, владеющим его системой, или могут стать известными при определенных условиях. Это предельные и целостные константные комбинации словесных знаков. Им свойственна воспроизводимость и употребительность в одном, нескольких или во всех стилях литературной речи.

Разумеется, такое ограничение, как принадлежность ФЕ только к литературному языку как высшей форме общенародного языка, должно учитываться, исходя из целей и задач составления фразеологического словаря литературного языка, и только в этом смысле око правильно: ведь за пределами фразеологии литературного языка существует множество фразеологических объектов, свойственных народным говорам, профессиональным диалектам и жаргонам, и, конечно, все эти объекты принадлежат русской языковой системе; однако стилистическая оценка некоторых фразеологических единиц в литературном языке ограничивает их употребление в стилях литературной речи.

В состав фразеологических единиц входят качественно-определенные единицы лексического уровня в их известных словоформах; минимум два слова (служебных или знаменательных) образуют фразему или устойчивую фразу.

Фразеологических единиц свойственна определенная последовательность лексических элементов – чаше стабильный или свободный порядок слов (например, для большинства глагольных фразем в русском языке). Устойчивость фразеологических единиц основана на ограничениях в выборе переменных по сравнению со свободой выбора переменных в теоретически возможном эквиваленте фразеологических единиц. Разные виды зависимости между членами фразеологических единиц определяют их как постоянные или переменные на разных уровнях русской языковой структуры.

Грамматическая организованность по моделям словосочетаний или предложений позволяет разграничить фразеологические единицы на фраземы и устойчивые фразы.

Единое комбинаторное значение фразеологических единиц находится в разных отношениях к значениям слов в ее составе. Это значение является стабильным в отношении означаемого или выражаемого л находится в стабильном соответствии с предметами и явлениями действительности как денотатами, по отношению к которым ФЕ являются детонаторами.

В отечественной лингвистике ХХ века на базе фразеологии происходило изучение идеоматичности, как одного из важнейших свойств языковых единиц. Однако А.И. Смирницкий, А.А. Реформатский, В.Л. Архангельский и И.Е. Аничков справедливо указывали на то, что идиоматичность присуща и многим лексическим единицам. Тем не менее, это направление исследований в области идиоматики разрабатывалось в меньшей степени: идиоматичность, будучи подробно изучена на материале фразеологизмов, недостаточно исследована на материале слов.

Понятие и виды идиоматичности

Идиома (от греч. idíоma – особенность, своеобразие), сочетание языковых единиц, значение которого не совпадает со значением составляющих его элементов. Это несоответствие может быть следствием изменения значения элементов в составе целого.

С конца ХIX века сложились две традиции в изучении идиоматики: англо-американская и европейская континентальная традиции. Представители англо-американской традиции (Г. Суит, Й. Бар-Хиллел, У. Чейф, Н. Хомский, Ф. Палмер, У. МакМорди, У. Вайнрайх и др.) трактуют идиому, во-первых, в межъязыковом плане как форму выражения, специфичную для данного языка. Во-вторых, перечисленные лингвисты трактуют идиому во внутриязыковом плане как словосочетание, у которого общее значение не выводится из суммы составных частей. В лексикографической практике, при составлении словарей идиом, представители этого течения не придерживались строгих определений и включали в число идиом многие разнородные образования, например, фразовые глаголы типа get up, move in, фразеологизмы, пословицы, слова с метафорическим значением, звукоподражательные слова. Таким образом, наблюдаются разногласия в лексикографической практике. [Гаманко, 2004:76-78]

К европейской континентальной традиции относятся труды швейцарских, французских, российских, советских и немецких ученых: Ф. де Соссюра, Ш. Балли, П. Гиро, А. Булаховского, Ф. Фортунатова, В. Фляйшера, Г. Вотьяка и др.

В начале ХХ века Ш. Балли указал на отличия фразеологических устойчивых словосочетаний от свободных и предложил классификацию фразеологического материала, выделив три группы фразеологических сочетаний: обычные сочетания, фразеологические группы и фразеологические единства. Им было отмечено также отсутствие четких границ между различными группами словосочетаний, в том числе между свободными и представляющими собой неразложимые единства.

Советская традиция открылась работой И.Е. Аничкова "Идиоматика и семантика" [Аничков 1927: 22]. В ней он предложил называть идиоматикой науку о сочетаниях слов и противопоставил ее синтаксису, рассматривающему сочетания форм слов. К идиомам, или идиоматизмам, И.Е. Аничков относил не только устойчивые сочетания слов, но и сочетания предлогов и слов типа at liberty, а также поговорки и пословицы. И.Е. Аничков выдвинул и проиллюстрировал теоретическое положение о том, что любое слово в языке на каждом определенном этапе его развития так или иначе ограничено в своем употреблении, т.е. абсолютно свободных сочетаний в языке не существует; что поэтому так называемые свободные словосочетания должны изучаться в рамках идиоматики наряду с любыми другими типами словосочетаний, вплоть до самых идиоматичных.

В советские годы в отечественной лингвистике господствовала традиция, установленная В. В. Виноградовым, который выделил фразеологию в отдельную отрасль науки.

Некоторые советские лингвисты высказывали мысль об идиоматичности языковых единиц (слов и устойчивых словосочетаний). А. И. Смирницким в статье "К вопросу о слове (проблема "тождества" слова)" была выдвинута концепция невыводимости общего значения сложного слова из частей, его составляющих. Эта невыводимость значения целого языкового образования из совокупности значений входящих в него частей была названа А.И. Смирницким идиоматичностью языкового образования [Смирницкий 2002: 44]. А.А. Реформатский отнёс к идиомам как лексикализованные сочетания (несвободные сочетания, стремящиеся стать одним словом) типа железная дорога, заработная плата, спустя рукава, сломя голову, так и отдельные слова, употребляемые в переносных значениях [Реформатский 1967:33]. Например, заяц в значении "безбилетный пассажир" – идиома, переводимая на разные языки по-разному: франц. voyageur en contrabande – "контрабандный путешественник", нем. blinder Passagier – "слепой пассажир", англ. quickfellow – "проворный молодец".

Различают внутриязыковые и межъязыковые идиомы. Последние характеризуются невозможностью "буквального", перевода. Лексическая идиома – несвободное сочетание слов (разновидность фразеологических единиц), характеризующееся слитностью значения, которое не может быть выведено из лексических составляющих; она обладает функциональными признаками слова как номинативной единицы языка и воспроизводится как "готовая" единица языка ("собаку съесть", "сломя голову", "ахиллесова пята", "под мухой"). Понятие "лексическая Идиома" отражает результат распространённого, хотя и нерегулярного процесса образования целостных знаковых структур за счёт слияния означаемых двух или более словесных знаков при сохранении формальной отдельности их означающих. [Виноградов, 1977:105].

Идиомы, это не просто устойчивые выражения, но еще и и иносказательные выражения, т.е. такие, в которых смысл сказанного отличается от дословного понимания. Например, "за словом в карман не лезет", или "остра на язык", или "лезет поперед батьки в пекло" и т.д. Говорится одно, подразумевается нечто другое. Причем идиомы это не специфическо русское явление. Есть много замечательных идиом в английском языке. Например. Хватить через край – русская идиома, означает "переусердствовать". Английский вариант "to run into the ground" – дословный перевод "вбежать в землю (зарыться в землю)". Но есть и очень похожие. Например "слушать в пол уха", англ вариант "to listen with half an ear". А вот еще. Русский вариант "втереться в доверие" англ. "to wind one's way" – дословный перевод "разматывать путь", ну и т.д.

Идиомы близки с фразеологизмамами. А.И. Смирницкий различает фразеологические единицы и идиомы. Фразеологические единицы – это стилистически нейтральные обороты, лишённые метафоричности или потерявшие её. Идиомы основаны на переносе значения, на метафоре, ясно сознающейся говорящим. Их характерной чертой является яркая стилистическая окраска, отход от обычного нейтрального стиля. [Серебренников]

Амосова, используя контекстологический анализ, выделяет два типа фразеологических единиц – фраземы и идиомы. Фразема – это единица постоянного контекста, в которой указательный минимум, требуемый для актуализации данного значения семантически реализуемого слова, является единственно возможным, не варьируемым, то есть постоянным. Второй компонент является указательным минимумом для первого. Идиомы, в отличие от фразем,- это единицы постоянного контекста, в которых указательный минимум и семантически реализуемый элемент нормально составляют тождество и оба представлены общим лексическим составом словосочетания. Идиомы характеризуются целостным значением. [Левицкая]

Существует межъязыковая и внутриязыковая идиоматичность. Оба вида идиоматичности устанавливаются путем сравнения рассматриваемой языковой единицы с ее структурным аналогом: в первом случае структурный аналог (эталон сравнения) подбирается в том же языке, а во втором случае – в другом языке. Например, структура английской лексической идиомы wiseman "знахарь" так же соотносится со структурой своего английского буквального аналога wise man "мудрый человек", как и со структурой своих буквальных аналогов в других языках: нем. der Weise Mann, рус. мудрый человек и т. п.

В знаковой структуре мотивированной языковой единицы можно выделить мотивационный сегмент – участок, в состав которого входят план содержания и все мотивационно-значимые уровни плана выражения языковой единицы. Например, в мотивационный сегмент знаковой структуры английского слова turkeycock входят значение "надменный человек" и образная основа "индюк", но не входит звуковая цепочка, так как в данном примере она мотивационно иррелевантна. [Савельева.2000: 23]

Сопоставляя знаковые структуры разноязыковых аналогов, мы вычленяем их инвариантную часть в рамках их мотивационных сегментов. Эта инвариантная часть может быть названа межъязыковой структурно-семантической моделью мотивации сопоставляемых аналогов. Если мотивационные сегменты разноязыковых единиц полностью вписываются в одну и ту же межъязыковую модель мотивации, эти единицы не обладают межъязыковой идиоматичностью по отношению друг к другу (их мотивационные сегменты изоморфны). Таковы, например, англ. fire-thrower и рус. огнемёт: их знаковые структуры полностью изоморфны в рамках мотивационных сегментов. Значит, эти слова не идиоматичны по отношению друг к другу. (Их фонетическое различие мотивационно иррелевантно и потому не входит в мотивационный сегмент).

Однако, если мотивационные сегменты разноязыковых лексических аналогов не изоморфны, а лишь гомоморфны (не полностью вписываются в одну и ту же мотивационную модель), такие разноязыковые единицы в той или иной мере идиоматичны по отношению друг к другу. Таковы, например, англ. self-guide и рус. самоучитель.

Свойство внутриязыковой идиоматичности является неизменным и абсолютным вследствие неизменности эталона сравнения (в синхроническом плане), в то время как свойство межъязыковой идиоматичности изменчиво и относительно вследствие смены эталона сравнения.

Внутриязыковая идиоматичность складывается из таких параметров, как семантическая осложнённость, семантическая неравнообъёмность и семантическая целостность языковой единицы. Осложнённость и неравнообъёмность подразумевают друг друга и вместе составляют двуединое свойство семантической транспонированности. Целостность подразумевает наличие транспонированности, но не обязательно наоборот. Исходя из этого, мы выделили два категориальных признака идиомы: устойчивость и семантическую целостность. Остальные признаки идиомы являются гиперкатегориальными; их наличие имплицируется наличием категориальных свойств.

Идиомы бывают в виде идиоматичных слов и идиоматичных словосочетаний. Ввиду высокой степени устойчивости идиоматичные словосочетания по ряду параметров соотнесены со словами и объединены с ними в составе лексико-фразеологического фонда языка. К числу факторов устойчивости относятся: наличие у идиоматичных словосочетаний семантической целостности, а значит, и структурно-семантической немоделированности по схеме непереосмысленных сочетаний слов, семантическая дискретность, особая организация их звуковой и грамматической формы, основанная на принципе повтора, а также то, что идиомы десигнируют постоянные семантические единицы – концепты, yстойчивые в рамках данной культуры.[ Межжерина. 2001: 23-39]

Хотя в идиоматических выражениях можно делать небольшие изменения, в них нельзя менять слова, порядок слов или грамматические формы, таким же образом, как мы меняем все это в обычных выражениях. Например:

Сочетание The answer's easy можно изменить на The answer's simple. Но в идиоматическом выражении It's (as) easy as pie нельзя использовать слово simple.

Широкое использование идиом в бизнесе обуславливается из особенностью. Идиомы удобны для передачи размытых понятий: ведь, с одной стороны, их значения мотивированы (что обеспечивает выполнение характеризующей и мнемотехнической функций), а с другой стороны, они мотивированы не полностью (что обеспечивает возможность контекстуального семантического варьирования). Размытость значения иногда очень важна для бизнес-общения.

Идиомы с размытым значением – это такие идиомы, у которых семный состав и объем значения нечетко определены. В разных контекстах значения таких идиом варьируют по семному составу. Например, bureaucracy означает:

а) "система управления, осуществляемая с помощью аппарата власти"

б) "слой людей, связанных с этой системой"

в) "социальный организм, результат социальных противоречий, конфликтов, материализация как организационно-управленческого, так и политического отчуждения"

г) "произвол чиновников".

Вот примеры наиболее употребимых идиом:

(to be) at stake – (быть) на карте

The future of the company was at stake during the negotiations the government.

to back out (of something) – невыполнить обещания, нарушить дороворенности

The new firm owner backed out of the negotiations to keep all old staff.

(to go) back to the drawing board – начать все сначала

The negotiations for the contract failed so we had to go back to the drawing board.

a bone of contention – яблоко раздора

The benefit package was a bone of contention between the management and the trade union.

to call off (something) – отменять (что-либо)

He had to call off all meetings because of his urgent departure.

to come to terms – достичь соглашения

After long negotiating the sides came to terms on the price issue.

to get to the bottom of (something) – найти, понять настоящую причину чего-то

It was very difficult to get to the bottom of the financial problems in the company.

to make headway – продвигаться, добиваться прогресса

We have been bargaining hard all week and are finally making headway with the new agreement.

to play one's ace – использовать все козыри

That order was very important for the company so I played my ace during the negotiation.

to put one's cards on the table – открыть свои карты – откровенно высказать свои намерения

It looked like the meeting was going to fail so we put our cards on the table to give it one last try.

to talk (someone) out of (something) – отговорить (кого-то) (от чего-то).

Говоря об особенностях английских идиом нельзя не подчеркнуть тот факт, что строй английского языка влияет на образование идиоматичных сложных слов. Это проявляется в тенденции к свёртыванию раздельнооформленных идиоматичных единиц в цельнооформленные единицы, то есть в слова. Поскольку в английском языке многие словоформы лишены аффиксального оформления, при подавлении номинативной функции они приобретают некоторые черты морфем, а в предельном случае становятся морфемами. Поэтому именно для английского языка особенно характерна лексикализация идиоматичных словосочетаний, как следствие слияния значений лексем и обретения словосочетанием глобальности номинации.

В английском языке, в отличие от русского, граница между лексическим и фразеологическим фондами размыта, и разграничение идиоматичных словосочетаний и сложных слов нередко представляет определённые трудности, поскольку, вследствие аналитического характера строя английского языка, словосочетания легко переходят в слова. Часто идиоматичные словосочетания включаются в лексические словари на правах слов. Например, языковые единицы типа toadeater "льстец", waterdrinker "трезвенник", фиксируются в словарях с раздельным, слитным либо дефисным написанием. Это связано с бесфлексионностью синтаксической связи слов, характерной для английского языка.

К числу особенностей строя английского языка, способствующих образованию сложных слов, можно отнести следующие:

1. Грамматическая конверсия.

а) Употребление существительных в синтаксической функции определения, которое можно рассматривать как вид грамматической конверсии. Практически любое английское существительное может применяться в роли, обычно исполняемой прилагательными (ср.: wallflower "застенчивая девушка", warhorse "бывалый солдат", joy-walker "неосторожный пешеход", bush-telegraph "слухи, сплетни" и т.п.).

б) Использование существительного в синтаксической функции простого сказуемого. Ср.: to fingerprint "снимать отпечатки пальцев"; to newspaper (the walls) "оклеить (стены) газетами (перед наклеиванием обоев)"; to headhunt "вербовать специалистов, "охотиться за кадрами" и т.п. Существительные при этом превращаются в глаголы.

2. Снабжение раздельнооформленных единиц (словосочетаний и высказываний) словоизменительными и словообразовательными морфемами, превращающими их в слова. Сюда можно отнести случаи оформления словосочетания суффиксом –er, например: beetle-crusher "сапожище", bottle-holder "секундант боксёра", firewatcher "пожарник на вышке" и т.п. В этих примерах суффикс –er присоединяется не ко второму слову, а ко всему словосочетанию.

3. Синтаксическое словообразование по схеме повелительного предложения, свернутого в слово. Например: forget-me-not "незабудка", touch-and-go "рисковый человек", cash-and-carry "продажа за наличный расчет без доставки на дом".

4. Синтаксическое словообразование по схеме словосочетания. Например, free-for-all "потасовка", good-for-nothing "бездельник", lily-of-the-valley "ландыш".

5. Редупликация (удвоение основы), характерная для разговорной речи и сленга. Например, walkie-talkie "переносное радио", riff-raff "оборванец", chi-chi "красивая девушка", dilly-dallying "бездельничать".

В целом следует отметить, что вследствие сравнительно бедной морфологической оформленности английских слов в английской речи отмечается стремление к сворачиванию раздельнооформленных идиоматичных единиц в цельнооформленные единицы, то есть в слова. Даже если раздельнооформленная единица не становится словом, она в ряде случаев обнаруживает, по крайней мере, тенденцию к лексикализации, проявляющуюся в стремлении ее лексических компонентов слиться в цельнооформленную единицу.

Необходимо отметить, что идиомы являются очень важной частью любого языка. Идиомы подразделяются на различные виды. Изучение идиом привлекает многих лингвистов.

Проблема адекватности и эквивалентности при переводе

Проблема переводческой эквивалентности входит в состав более общей проблемы – проблемы переводимости в целом. Вопрос о возможностях перевода всегда был и остается до настоящего времени предметом многочисленных дискуссий. Исследования последних лет убедительно доказывают, как велика была роль перевода в деятельности людей прошлых эпох. Трудно переоценить его значение и в современном мире: перевод воскрешает прошлое, он ориентирован на будущее и в этом своем качестве способствует прогрессу.

Достижение переводческой эквивалентности – цель любого перевода. Всякий перевод означает прежде всего смену языкового кода, поскольку для выражения одного и того же содержания разные языки пользуются различными средствами. При художественном переводе происходит не простое, а сложное перекодирование, процесс, который Р.Якобсон определяет как "межъязыковую творческую транспозицию". Это позволяет говорить о художественном переводе как о специфическом виде перевода, результат которого зависит от многих составляющих и не может быть определен однозначно.

Цель литературного перевода – замещение оригинала на языке перевода. В литературе переводящего языка переводы приравниваются к оригинальным произведениям. Они функционируют в литературе переводящего языка в качестве полноправных представителей текстов на исходном языке. Текст перевода приписывают автору оригинала, по переводу судят о содержании и форме оригинала. Эти положения неоспоримы в том плане, что они отражают реальную ситуацию: переводы действительно заменяют оригиналы в литературе переводящего языка во всех названных отношениях.

Рассмотрим наиболее известные из существующих концепций переводческой эквивалентности.

I. Концепция формального соответствия

Девиз представителей этого направления можно сформулировать так: Передается все, что поддается передаче (в том числе по мере возможности и структура исходного текста). Трансформируются, заменяются, опускаются только те элементы исходного текста, которые вообще невозможно воспроизвести непосредственно.

Когда существенная часть переводческих работ приходилась на перевод "священных" книг, подобная установка в ряде случаев объясняется суеверным трепетом перед "священными" текстами, из желания как можно точнее передать "Слово Божье".

Подобный подход к переводу осуществлялся на практике в наше время в работах ряда советских переводчиков в области худ.литературы. Например, переводы, выполненные Е.Ланна и А.В.Кривцовой, подверглись заслуженной и жесткой критике К.И.Чуковского.

II. Концепция нормативно-содержательного соответствия

Так можно обозначить переводческое направление, еще в древние времена, противостоявшее формально-буквалистской школе. Переводчики этого направления стремились выполнить два требования:

Передать все существенные элементы содержания исходного текста

Соблюсти нормы переводящего языка Эквивалентность в этом случае предстает как сбалансированное соотношение двух наиболее важных характеристик переводного текста: полноты передачи содержания и нормативности.

III. Концепция полноценного (адекватного) перевода.

Существенным для этой концепции явилось стремление ее авторов А.В.Федорова и Я.И.Рецкера отграничить перевод от точного пересказа. Как перевод, так и пересказ способны достаточно полно передать содержание исходного текста. Как перевод, так и пересказ, если они сделаны квалифицированно, соответствуют нормам того языка, на котором они выполнены.

Отличительными качествами полноценного перевода, по мнению А.В.Федорова и Я.И. Рецкера, является следующее:

1. исчерпывающая передача (смыслового) содержания исходного текста (тождество информации, сообщаемой на разных языках);

2. передача содержания равноценными средствами.

Под равноценностью средств подразумевается не их сходство на формально-структурной основе, а их функциональная эквивалентность, т.е. переводчик должен использовать в переводе такие языковые средства, которые выполняют выразительную функцию, аналогичную выразительной функции языковых средств подлинника. В формально-структурном и в словарно-лексическом плане языковые средства оригинала и текста перевода могут не совпадать. [Ванников, 1982:39-73]

Тексты переводов, отвечающие двум вышеизложенным требованиям, считаются полноценными или адекватными (т.е. эквивалентными) тексту оригинала.

Таким образом, полноценность перевода, согласно рассматриваемой концепции, и "…состоит в передаче специфического для подлинника соотношения содержания и формы путем воспроизведения особенностей последней (если это возможно по языковым условиям) или создания функциональных соответствий этим особенностям. Это предполагает использование таких языковых средств, которые, часто не совпадая по своему формальному характеру с элементами подлинника, выполняли бы аналогичную выразительную функцию в системе целого. Для понятия полноценности тем самым особенно существенной является передача того соотношения, в котором часть, отдельный элемент или отрезок текста находится к целому". [Рецкер. 1974:77]

Рассмотренный выше тип адекватности еще называют семантико-стилистической адекватностью; это понятие и в настоящее время продолжает оставаться актуальным для традиционной оценки качества традиционных видов перевода, и в первую очередь для оценки перевода худ. И общественно-политической литературы.

В 50-60е годы переводческая деятельность получила новый импульс в сфере информационной практики. Одновременно при теоретическом осмыслении этой деятельности, а также – частично – при ее организации и планировании начали учитываться и применяться некоторые фундаментальные положения информатики и теории коммуникации, что способствовало формированию концепции функционально-прагматической адекватности перевода. [Бархударов, 1975: 120]

От функционально адекватного перевода требуется не полная и точная передача всего смыслового содержания и стилистических особенностей оригинала, согласованных с функционально-стилистическими нормами языка перевода, но лишь правильная передача основной коммуникативной функции оригинала. Другие свойства перевода, существенные при подходе к нему с позиций семантико-стилистической адекватности, для функциональной адекватности в принципе нерелевантны.

Концепция функциональной адекватности перевода основывается на понятии функциональной адекватности текста, которую необходимо конкретизировать как установление содержательную интерпретацию отдельных коммуникативных функций текста. Чем более конкретна область значения понятия коммуникативной функции, тем большее количество функций может быть установлено и тем более содержательной будет лингвистическая характеристика каждой из них.

Выявление системы коммуникативных функций при заданном уровне конкретности наиболее успешно может быть осуществлено с позиций общей теории коммуникации. При таком подходе ключевым понятием для разработки учения о функциональной адекватности перевода оказывается более общее понятие адекватности текста. [Ванников, 1982:39-73]

Общее понятие адекватности текста, как предлагает Ванников, может быть выведено из функционального анализа вербальной коммуникации. Как известно, трем основным компонентам коммуникации соответствуют три следующих типа функционально-прагматических характеристик:

– Интенции отправителя сообщения, так называемые коммуникативные установки;

– Реализация этих интенций в содержании и оформлении сообщения;

– Реакции получателя сообщения, так называемые коммуникативные эффекты.

Понятие прагматической адекватности текста выводится из оценки его соответствия целевой установке отправителя сообщения, а критерием такой адекватности служат коммуникативные эффекты. В теории коммуникации выделяются четыре основных типа коммуникативных функций текста, которым соответствуют четыре основных типа прагматической адекватности.

Итак, текст является информационно адекватным в том случае, если он в соответствии с коммуникативной интенцией отправителя вызывает или способен вызвать изменения в знаниях получателя, которому адресовано сообщение; он должен обладать качеством информационной новизны, достаточной аргументированности и достоверности для получателя сообщения.

Введение понятия функциональной, или прагматической, адекватности, по мнению Ванникова, позволяет систематизировать и в какой-то степени объективировать качественные оценки текста.

Описанная система понятий может быть спроецирована и на вторичные тексты, прежде всего на переводы. [Ванников, 1982:39-73] Функционально адекватный перевод, как уже отмечалось, передает основную коммуникативную функцию сообщения и в качестве вторичного текста обладает той же самой адекватностью, что и адекватность соответствующего первичного текста. По мнению Ванникова, функционально адекватный перевод может в ряде отношений существенно отличаться от оригинала (быть семантически неполным, не совпадать с ним в стилистическом отношении, иметь другой порядок и даже другую структуру изложения). С точки зрения семантико-стилистической теории адекватности такие тексты не являются собственно переводами; с точки зрения функционально- прагматической адекватности такие тексты следует рассматривать как вполне качественные переводы, если они правильно передают основную коммуникативную функцию оригинала. Таким образом, общая типология прагматических функций текста может составить основу типологии функционально адекватных переводов. Построение такой типологии необходимо для выработки системы прагматически мотивированных конкретных требований к функционально адекватным переводам различных типов.

Адекватность перевода, определяемая запросом его получателя и не зависящая от изначальной текстовой адекватности оригинала, получила название дезидеративной. Дезидеративно адекватные переводы с точки зрения смысловой полноты, стилистической эквивалентности, структуры и даже прагматической функции могут существенно отличаться от оригинала. К ним могут быть отнесены, в частности, и различные виды неполных переводов – реферативный, аннотационный, сегментный, аспектный и др. С позиции семантико-стилистической теории адекватности такие виды обработки текста не должны считаться переводами. На самом же деле, если они правильно передают требуемый аспект информации, заключенной в иноязычном тексте, т.е. реализуют коммуникативную установку, инициируемую получателем, их следует, как считает Ванников, признать полноправными переводами, отличающимися от других "собственно переводов" типом своей адекватности.

Переводческая деятельность, ориентированная на получение дезидеративно адекватных переводов, нередко имеет более сложную природу, чем в случае традиционного перевода, реализующего требования семантико-стилистической адекватности.

Поскольку понятие дезидеративной адекватности выводится из оценки отношения текста перевода к коммуникативной интенции (запросу) получателя, качественная оценка соответствующих текстов перевода является в сущности информационной проблемой, решение которой требует применения методов и теоретического аппарата аналитико-синтетической переработки информации. Выявление специфики соответствующих видов переводческой деятельности требует, в свою очередь, применения психологических и психолингвистических моделей перевода, особенно таких, в которых в качестве активного компонента рассматривается деятельность получателя перевода. [Якобсон. 1978: 22]

Уместно заметить, что личностные характеристики получателя перевода, которые должны учитываться переводчиком и тем самым оказывать определенное воздействие на текст перевода, принимаются во внимание при разработке коммуникативно-функциональной теории, обосновывающей и исследующей прагматически адекватный перевод.

Встречаются, наконец, и такие случаи, когда коммуникативная установка самого переводчика по тем или иным причинам не совпадает с коммуникативной установкой автора оригинала.

Различные виды переводческой деятельности, порождающие различные виды переводов, в которых реализуются различные типы адекватности, обусловлены системой всех возможных соотношений текста перевода с компонентами ситуации двуязычного общения: с текстом оригинала (семантико-стилистическая адекватность), с коммуникативной установкой отправителя оригинального текста (функционально-прагматическая адекватность), с коммуникативной установкой получателя перевода (дезидеративная адекватность), с коммуникативной установкой самого переводчика (волюнтативная адекватность).

Поскольку теория перевода является наукой прикладной и ее задачей является, помимо всего прочего, показать некоторые критерии эквивалентности перевода, применимые на практике, и путем ее достижения, важное для рассматриваемой концепции значение приобретает вопрос о методике сравнения лингво-этнических реакций.[Львовская,1985: 49]

Достижение эквивалентности перевода является целью переводчика. Цель же определяет способ и характер действий субъекта. Поэтому адекватность представлений о сущности переводческой эквивалентности является решающей предпосылкой эффективности работы переводчика.

Недостаточная исследованность переводческой эквивалентности объясняется ее исключительно сложной многофакторной природой, исключительным многообразием ее конкретных семантико-структурных проявлений. В научно-теоретическом плане актуальность исследования этой проблемы обусловлена, с одной стороны, ее малой изученностью и, с другой стороны, ее значимостью для переводоведения, сопоставительного языкознания и языкознания в целом.

Способы перевода английских идиом на русский язык

Идиомы в литературе и публицистике являются важным источником экспрессии, необходимой для воздействия на читателя. Одним из существенных свойств идиом является устойчивость компонентов и воспроизводимость их в готовом виде.

Перевод идиом – одна из наиболее сложных задач в переводе. Опасность ошибки велика уже на первой фазе перевода, поскольку идиомы зачастую омонимично свободному сочетанию слов и различить их можно лишь на основе контекста и общей логики высказывания. Ошибка ведет к грубому искажению смысла подлинника. Несколько анекдотических, но реальных примеров:

He set a great store by the street he lived in. – Он открыл большой магазин на той улице, где жил. (Вместо – Он придавал большое значение тому, на какой улице он жил).

At 60 he decided to hang up his ax. – Когда ему исполнилось 60, он решил украсить стену своей квартиры топориком. Вместо: В 60 лет он решил удалиться от дел.

Аналогично: to sit on the fence – не "сидеть на заборе", а "занимать выжидательную позицию", "to go to the country" – не "поехать в деревню", а "распустить Парламент и назначить всеобщие выборы" и т.д.

При переводе идиомы необходимо передать не только её смысл, но и стилистическую окраску, экспрессию, которая в значительной степени зависит от контекста и не может быть предусмотрена ни одним словарем.

Перевод идиом также затруднен тем, что идиомам, также как и словам, свойственны такие явления как синонимия, полисемия и омонимия. Например, и в русском и в английском языках есть синонимические ряды, обозначаюшие уход из жизни. Разброс очень широк: от "to pass to the better world" до "to kick the bucket", что в стилистическом отношении далеко не идентично.

Идиоматическое выражение "there is no love lost between them" имеет два полярных значения: "они друг друга терпеть не могут" и "они друг в друге души не чают" [Кунин, 1999:202] идиома "to take the floor" в зависимости от сферы употребления может означать как "взять слово для выступления", так и "пойти потанцевать". Все эти примеры подтверждают необходимость тщательного анализа при выборе способа перевода идиом.

Теория перевода предлагает 5 способов перевода идиом, выбор из которых делается исходя из характера идиомы и контекста.

1. Фразеологический эквивалент – образная фразеологическая единица в русском языке, которая полностью соответствует по смыслу какому-то английскому фразеологизму и основан на одном с ним образе:

Heel of Achilles - Aхиллесова пята

to shed crocodile tears - проливать крокодиловы слезы

to take the bull by the horns - взять быка за рога

A drowning man will catch at a straw – утопающий хватается за соломинку

There is no smoke without fire – нет дыма без огня

Русские эквиваленты имеются, в основном, у так называемых интернациональных выражений, встречающихся в большинстве европейских языков. Большинство из них были заимствованы разными языками из одного источника. Это особенно хорошо видно на примере идиомами и фразеологизмами, связанными с античной мифологией или библейскими сказаниями.

Фразеологические эквиваленты могут быть полные, т.е. совпадающие по лексическому составу и грамматической структуре (все приведенные выше примеры), и неполные – имеющие незначительные частные лексические или грамматические расхождения:

Так например английское "to kill the goose that lays the golden eggs"в русском звучит как "убивать курицу, которая несет золотые яйца".

Перевод идиом с помощью эквивалентов – наиболее простой случай и не вызывает никаких трудностей.

2. Подбор идиоматического аналога – образная фразеологическая единица в русском языке по смыслу аналогичная английской идиоме, но основанная на ином образе:

to be born with a silver spoon in the mouth – родиться в рубашке

a bird in the hand is worth two in the bush – лучше синица в руках, чем журавль в небе

"The Horse's Mouth" (название романа Д.Кэри)- "Из первых рук"

Подбор аналогичной идиомы требует от переводчика свободного владения всеми ресурсами русского языка, а также тщательного соблюдения стилистической и жанровой однородности аналога с идиомой подлинника. Нередко у английской идиомы бывает несколько русских аналогов, отличающихся стилистическими характеристиками и оттенками словоупотребления:

- ни за что на свете

not for love or money - ни за какие деньги

- ни за какие коврижки

Выбор делается на основе контекста, но немалую роль играет и творческая индивидуальность переводчика. В романе Ч.Диккенса "Приключения Мартина Чезлвита" американский "высший свет" с энтузиазмом приветствует удостоившего вечеринку своим посещением генерала

"... as if the town was in the state of siege and no other general could be got for love or money" [Диккенс, 2000: 44].

Поскольку эпизод носит юмористический характер, не исключен вариант "ни за какие коврижки", хотя он может показаться излишне "смелым", и кто-то предпочтет более нейтральный – "ни за какие деньги".

Подбор аналога часто требует от переводчика внимательного анализа контекста, характера переводимой идиомы и ее русского соответствия. Встречаются и весьма непростые случаи с разночтениями. Так, английскому фразеологизму Charity begins at home англо-русский словарь Мюллера и фразеологический словарь Кунина предлагают в качестве аналога русскую ФЕ "Своя рубашка ближе к телу" [Мюллер, 1999:121]. Однако это вызывает сомнение, т.к. в русском выражении есть негативный оттенок, предполагающий осуждение, который отсутствует в английском фразеологизме. Именно поэтому Большой англо-русский словарь (под редакцией И.Р.Гальперина) отказывается от варианта с аналогом, давая лишь описательный перевод: "Кто думает о родных, не забудет и чужих".

3. Калькирование – дословный перевод английской идиомы. Этот способ уступает двум предыдущим и используется в случае отсутствия у английского идиомы эквивалента или аналога в русском языке (или невозможности использования аналога по условиям контекста). Полученное в результате калькирования выражение не является идиомой в русском языке и представляет собой окказиональное образование. К нему предъявляются два обязательных требования:

– образность его должна легко восприниматься русским читателем

– в нем должны быть соблюдены все нормы русского языка.

C помощью калькирования переводятся английские идиомы с ярко выраженной мотивировкой – пословицы, поговорки и т.п.

Half a loaf is better than no bread – Лучше уж пол-буханки, чем вовсе без хлеба.

He needs a long spoon that sups with the devil – Тому, кто собрался поужинать с дьяволом, нужна ложка подлиннее.

We all share a common and fragile world. We must learn to respect our neighbours and remember that people who live in glass houses should not throw stones –... люди, живущие в стеклянных домах не должны бросаться камнями.

Любопытный случай – заглавие романа У.С.Моэма "Cakes and Ale, or a Skeleton in the Cupboard" [Моэм, 2005]. В нем – два фразеологизма, которые передаются на русский язык с помощью калькирования: "Пироги и пиво, или Скелет в шкафу". На этом примере видно, что калькирование ФЕ не обходится без определенных потерь. С другой стороны, часто калькируемые ФЕ могут постепенно войти в состав русского языка.

4. Описательный перевод – передача значения английской идиомы свободным сочетанием слов в русском языке. В этом случае неизбежна утрата образности, а значит, и экспрессивной выразительности оригинала. К этому способу переводчик прибегает, если невозможно использовать ни один из проанализированных выше.

Заглавие романа Д.Арчера "As the Crow Flies" – "Прямо к цели" (эквивалента и аналога нет, калька невозможна)

В романе У.М.Теккерея "Ярмарка тщеславия" старый Осборн угрожает сыну:

"If you have defied or defy me, I shall cut you off with a shilling" – "....лишу тебя наследства".

5. Контекстуальная замена – использование такой русской идиомы которая, хотя и не соответствует по значению английскому фразеологизму, взятому изолированно, но с достаточной точностью (и смысловой и стилистической) передает его содержание в данном конкретном контексте.

В том же романе Теккерея сэр Питт Кроули, сделав предложение Ребекке Шарп и получив ответ, что она уже замужем, произносит:

"You can't eat your cake and have it" [Теккерей, 1975:45]

У этого английского фразеологизма нет ни эквивалента ни аналога, калькированное выражение попросту непонятно, и даже описательный перевод ("Нельзя делать две взаимоисключающие друг друга вещи") едва ли может быть применен по стилистическим соображениям (он слишком "спокоен" для раздосадованного сэра Питта). В этой ситуации контекстуальная замена – единственный выход. Какой русский перевод будет уместен в данной ситуации? Например, "Что с возу упало, то пропало". Это аналог совсем другой английской идиомы – "It's no use crying over spilt milk", но важно то, что в данном контексте именно он наилучшим образом передает и смысл слов персонажа и их эмоциональную окраску.

В романе У.Голдинга "Повелитель мух" главный герой Ральф спасается бегством от преследующих его "дикарей". Ему нужно быстро найти путь к спасению:

There were many things he could do. He could climb a tree but that was putting all his eggs in one basket. If he were detected, they had nothing more difficult to do than wait. [Голдинг, 2002:89]

Отдельно – о проблеме перевода английских идиом, содержащих национальные реалии (имена, географические названия и т.п.).

to carry coals to Newcastl to smile like Cheshire cat

to put the Thames on fire to fight like Kilkenny cats

Во-первых, не следует использовать русские аналоги, в которых есть свои национальные реалии. При переводе первого примера так и хочется воскликнуть: "Ездить в Тулу со своим самоваром"! Однако такой подход практически неизбежно ведет к недопустимой русификации текста. Во-вторых, калькирование национально окрашенных фразеологических единиц в принципе возможно, но только в тех случаях, когда английская реалия достаточно хорошо известна русскому читателю или ясна из контекста [Виноградов, 2004, с 159].

Выводы

Подведем итог. В теории перевода существует ряд особенностей связанных непосредственно с переводом идиом с английского языка на русский.

Для сохранения экспрессивности текста оригинала переводчику можно и необходимо вносить в текст перевода различные изменения.

Переводчик должен учитывать, что языковые средства оригинала, с помощью которых выражена экспрессивность текста оригинала, нельзя просто заменять в переводе однотипными языковыми средствами языка перевода, т.к. при этом не получится адекватно передать экспрессивность текста оригинала.

При передаче экспрессивности текста оригинала важно не только адекватная передача лексического значения идиом, но также и синтаксического значения и стилистической окраски оригинала.

Одно из важнейших свойств идиом – переносность – можно рассматривать как следствие метафорического или метонимического смещения, в основе которого лежит семантический механизм или ассоциация идей. Полисемия компонентов, наблюдаемая у частотных идиом английского языка, определяет их способность к самостоятельному употреблению вне идиомы, что позволяет говорить о функциональном сходстве редуцированных до одного компонента идиом с метафорами.

Идиомы не только представляют прототипическую ситуацию, посредством обращения к которой происходит обобщение конкретной ситуации, но и служат для более четкого, экспрессивного описания данной конкретной ситуации, что делает текст более запоминающимся и облегчает понимание авторской позиции.

Важнейшим компонентом идиомы является яркий образный план, который не просто способствует выражению экспрессии, и повышению эмоциональности высказывания, но и является эффективным средством компрессии информации. Идиома позволяет создать краткую образную характеристику, позволяющую лаконично выразить сложную мысль, или дать оценку определенному положению вещей, действиям политических деятелей и т. п.

Способность идиоматичных слов означать не то, что они должны означать исходя из их внутренней формы, отсутствие жесткой связи между означаемым и означающим, способность выступать в качестве намека на денотат и вызывать у слушателя нужную мысль помогают вежливо, смягчённо обозначать предметы и явления, открыто говорить о которых не позволяют социальная норма, этикет, тактичность. Например, nightwalker "проститутка", red-lamp "бордель", funny-house "больница для наркоманов".

Некоторые идиомы выполняют одновременно обе функции. Их значение основывается как на метафорической, так и на индикаторной образности. Например, идиома airdance (букв. "танцевать в воздухе") "быть повешенным" представляет собой метафору: "танец" – предсмертная конвульсия; с другой стороны, здесь обозначен способ, с помощью которого человека подвергают казни: "казнь" – явление, "повешение" – форма.

Знание особенностей бизнес идиом очень важно для создания корректного перевода английского текста.

Перевод идиом в художественном тексте – одна из наиболее сложных задач в переводе. Опасность ошибки велика уже на первой фазе перевода, поскольку идиомы зачастую омонимично свободному сочетанию слов и различить их можно лишь на основе контекста и общей логики высказывания. Ошибка ведет к грубому искажению смысла подлинника.

ЛИТЕРАТУРА

1. Арнольд И.В. Стилистика современного английского языка. – Л.: Просвящение, 1988.

2. Архангельский В. Л. Устойчивые фразы в современном русском языке. Изд-во Ростовского университета, 1964

3. Бархударов Л.С. Язык и перевод. – М.: Международные отношения, 1975.

4. Ванников Ю. Понятие адекватности текста и типы адекватности перевода // Уровни текста и методы его лингвистического анализа: Сб. статей /Под. ред. Ю.Ванникова.-М., 1982.

5. Виноградов В. В., Об основных типах фразеологических единиц в русском языке М.: 1977

6. Виноградов В.С. Перевод. Общие и лексические вопросы – М: Книжный дом "Университет" 2004

7. Гаманко Р.С. Трактовка понятий "идиома" и "идиоматичность" в отечественной и зарубежной лингвистической литературе // Сб. материалов Юбилейной международной научно-практической конференции, посвящённой 200-летию Д.П.Ознобишина (14-15 мая 2004 года). Т.2.– Инза-Самара: СГПУ-СНЦ РАН, 2004.– С. 76-78.

8. Гаманко, Р.С. Внутриязыковая и межъязыковая идиоматичность / Р.С. Гаманко // Филологическая проблематика в системе высшего образования: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 2. – Самара: СамГАПС, 2005. – С. 199-206

9. Диккенс Ч. Жизнь и приключения Мартина Чезлвита – М.: Терра, 2000.

10. Золотова Л.М. К проблеме регулярности в сфере фразеологической номинации//Фразеологическая система немецкого и английского языков. М.: Лингвист, 2000

11. Комисаров В.Н., Теория и практика перевода М.: Просвящение1980

12. Кунин А.В. Курс фразеологии современного английского языка.М.: Высш.шк., 1990

13. Левицкая.Р., А.М. Фитерман Теория и практика перевода с английского языка на русский

14. Львовская З.Д. Теоретические проблемы переводы. М.: Международные отношения,1985.

15. Межжерина С. А. Взаимодействие фразеологического оборота и контекста в художественной речи. – РЯШ, 2001. – № 36. – С.23-39

16. Мюллер В.К. Новый англо-русский словарь 160 000 слов. М.: "Русский язык", 1999.

17. Потебня А. А. Из записок по русской грамматике. Т. 1–2. – М.: Научная книга, 1958.

18. Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика.- М.: Иностранные языки,1974.

19. Савельева Е.Л. Фразелогия английского языка. М.: Прима 2000

20. Савицкий В.М. Английская фразеология: Проблемы моделирования. Самара, 2008.

21. Серебренников Б.А. Общее языкознание

22. Смирницкий А.И. Лекции по истории английского языка. – 3-е изд. М.: Издательство: КДУ; Добросвет, 2006 г..

23. Сомерсет Моэм Избранное – М.: Иняз 2009

24. Теккерей У. М. Собрание сочинений в 12 томах, т. 4. – М.: Издательство "Художественная литература", 1995.

25. Телия В.Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц. – М.: Наука, 1986

26. Телия В.Н. Метафора как модель смысла производства и ее экпрессивно-оценочная функция. // Метафора в языке и тексте. М.: Наука, 1988

27. Телия В.Н. Русская фразеология: Семантический, прогматический и лингвокультурологический аспект. – М.: Школа "Языки русской культуры", 1996.

28. Уильям Голдинг, "Повелитель мух". М.: Азбука-классика, 2012.

29. Шанский Н.М. Лексикология современного русского языка. М., 1964.

30. Шмелев Д.Н. Современный язык. Лексика. – М.: Наука, 1998

31. Якобсон Р. О лингвистических аспектах перевода // Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике. М.: Международные отношения, 1978.