ODiplom // Право и ТГП // 21.07.2015

Осуществление и защита гражданских прав

Осуществление и защита гражданских прав.

В современном обществе нужно уметь определять границу, за которой кончается свое право и начинается ущемление прав других, так как иногда свобода перерастает в беззаконие. Очень легко, прикрываясь лозунгом о свободном осуществлении своих прав, перейти едва заметную черту, которая отделяет осуществление права от злоупотребления им.

Обеспечение реальной возможности осуществлять гражданские права и исполнять обязанности – одно из актуальных направлений реализации правовой политики государства. Каким бы не было развитие современного общества, в нем встречаются правонарушения. Остро ощущается как нехватка уважения к правам других граждан, так и неумение защищать собственные гражданские права, незнание мер и способов осуществления такого рода защиты прав.

Конституция Российской Федерации рассматривает человека, его права и свободы в качестве высшей ценности. Тем самым она декларирует свое понимание взаимоотношений государства и личности, выдвигая на передний план именно личность. Уважение к личности и ее защита являются неотъемлемым атрибутом конституционного государства, его обязанностью.

В России признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ.

Статус гражданина определяется институтом гражданства, его особой правовой связью с государством. Данная связь означает как содействие государства в реализации гражданских прав, так и их защиту от незаконного ограничения.

В соответствии с Гражданским Кодексом (далее – ГК) "граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права". Это означает, что все вопросы, связанные с использованием субъективных прав, включая объем и способы их реализации, а также отказом от субъективных прав, передачей их другим лицам и т. п., решаются управомоченными лицами по их собственному усмотрению.

Понятие осуществления субъективных гражданских прав

Осуществление гражданских прав есть реализация тех возможностей, которые предоставляются законом или договором обладателю субъективного права.

При этом осуществление гражданских прав производится путем юридически значимых активных действий правообладателя в пределах предоставленного ему свободы выбора соответствующего поведения; во-вторых, путем предъявления правообладателем к обязательному лицу требования поведения, соответствующего закону или договору; в-третьих, путем использования управомоченным лицом предоставленных законом мер правоохранительного характера для защиты своего права.

Для науки субъективное гражданское право представляет интерес как явление социально-правовой действительности, что проявляется в подходе к определению субъективного гражданского права через категорию "возможности". "Как юридически обеспеченную возможность управомоченного лица предопределять поведение других лиц", субъективное гражданское право определяет Н. Ю. Мурзина. В. А. Белов считает, что субъективное гражданское право представляет собой возможность лица – носителя права вести себя (действовать) определенным образом, т.е. с соблюдением установленных границ или пределов этой возможности. А. В. Власова рассматривает субъективное гражданское право как структурно-совокупный набор видовых возможностей.

Правовые возможности, в совокупности предоставленные субъекту права как вид дозволенного к осуществлению поведения, традиционно именуются правомочиями. Субъективное гражданское право, таким образом, выступает как сложное образование, оно "как модельный элемент юридической конструкции гражданского отношения <…> характеризуется через совокупный набор правомочий, необходимых для правового опосредования фактических возможностей, заключаемых в том или ином виде социально значимого поведения". Правомочия, являясь "дробными частями субъективного права", в совокупности составляют его содержание.

В соответствии с п. 1 ст. 9 ГК РФ граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Это означает, что все вопросы, связанные с использованием субъективных прав, включая объемы и способы их реализации, а также отказом от субъективных прав, передачей их другим лицам, в том числе и представителям, решаются управомоченными лицами по их собственному усмотрению. "В пункте 1 статьи 9 ГК РФ закреплено основное начало, характерное для частного права, – свободное распоряжение гражданами и юридическими лицами принадлежащими каждому из них гражданскими правами, осуществление их по своему усмотрению". При этом отказ лица от осуществления принадлежащих ему прав не влечет, как правило, к прекращению этих прав. Закон, правда, устанавливает исключение из этого правила. Например, согласно статье 236 ГК РФ гражданин или юридическое лицо может отказаться от права собственности на принадлежащее ему имущество, объявив об этом либо совершив другие действия, определенно свидетельствующие о его устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество. Как разъяснил Конституционный Суд Российской Федерации, указанная норма направлена на обеспечение свободы собственника распоряжаться своим имуществом и в качестве таковой служит реализации предписаний статьи 35 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Если объективное (позитивное) гражданское право представляет собой систему норм, регулирующих имущественные и личные неимущественные отношения между юридически равными, имущественно и организационно обособленными субъектами, то субъективное гражданское право отражает вид и меру возможного поведения определенного управомоченного лица.

Корреспондирует субъективному гражданскому праву и также с объективной необходимостью входит в содержание правового отношения субъективная гражданская обязанность. Обязанность выражает вид и меру должного поведения обязанного лица. Субъективные права и обязанности сторон не только соотносятся, но и взаимно обусловливают друг друга. Так, если продавцу принадлежит право требовать оплаты товара в полном объеме и в надлежащий срок, то на покупателе лежит обязанность совершить указанные действия и осуществить их надлежащим образом.

Наряду с категорией "субъективное право" в теории и в законодательстве выделяют категорию "законный интерес" ("охраняемый законом интерес"). Данные правовые термины близки по содержанию, функциям, целевой направленности. Однако субъективное право и законный интерес не тождественны друг другу, поскольку это "различные правовые дозволенности <...>. Законный интерес есть простая правовая дозволенность, имеющая характер стремления, в которой отсутствует указание действовать строго зафиксированным в законе образом и требовать соответствующего поведения от других лиц, и которая не обеспечена конкретной юридической обязанностью. Это может служить главным критерием для разграничения законных интересов и субъективных прав".

Основной характер субъективных гражданских прав заключается в том, что они подлежат частному распоряжению сторон. Содержание субъективного гражданского права включает в себя:

а. Право лица собственными действиями или бездействием реализовывать гражданские права;

б. Право требовать от других лиц соблюдения своего субъективного гражданского права;

в. Возможность субъекта использовать предусмотренные законом способы и средства защиты своего права;

г. Право на самозащиту;

д. По соглашению сторон возможность хозяйствующего субъекта обращаться в третейский суд (негосударственный юрисдикционный орган) для разрешения спора;

е. Право лица обращаться в соответствующие государственные органы в случае нарушения субъективного гражданского права;

ж. Право обращаться в суд общей юрисдикции, в арбитражный суд, в Конституционный Суд РФ (а в некоторых случаях – в международные суды) с целью защиты свих прав.

Субъективное право предоставляет управомоченному лицу возможность выбора определенного правомерного поведения с целью достижения желаемого результата (блага), то есть "возможность потенциальную, лишь предоставленную, зафиксированную в законе". С момента реализации этих возможностей – совершения реальных, конкретных действий – начинается (возникает) осуществление субъективного права. Соотношение между возможным поведением, составляющим содержание субъективного права, и поведением, составляющим содержание осуществления права, представляется, в первую очередь, как соотношение между потенциальной возможностью и действительностью ("возможность реализующаяся"). Поэтому "осуществление субъективных прав и исполнение обязанностей – это проведение их в жизнь путем превращения в действительность возможности и необходимости определенного поведения сторон правоотношения".

В соответствии с п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 9 ГК РФ граждане и юридические лица осуществляют принадлежащие им гражданские права по своему усмотрению, то есть своей волей и в своем интересе. В них содержится основной принцип осуществления гражданами и юридическими лицами своих субъективных гражданских прав: возможность свободной реализации содержащихся в праве лица правомочий. Данное положение максимально обеспечивает выражение воли лица (волеизъявление).

Во-первых, граждане и юридические лица могут использовать свое право как исключительно в своих интересах, так и в интересах третьих лиц.

Во-вторых, гражданское законодательство не должно обязывать субъекта к реализации своего права. В частности, граждане и юридические лица имеют право не только на защиту принадлежащих им субъективных гражданских прав, но и обладают возможностью отказаться от защиты нарушенных прав или охраняемых законом интересов. По общему правилу правовые акты не обязывают субъектов возвращать контрагенту недоброкачественные товары, предъявлять претензии или исковые требования к должникам, правонарушителям. Это подтверждается и судебной практикой. Так, Банк России, обратившись к конкурсному управляющему с заявлением об исключении требований из реестра требований кредиторов ЗАО "Международный Промышленный Банк", по мнению суда, реализовал свои гражданские права, отказавшись от защиты права на получение от ЗАО задолженности в размере 224 302 949 руб. 24 коп., поэтому требования по Соглашению о реструктуризации кредитов между Банком России и ЗАО", исключенные из реестра требований кредиторов ЗАО по заявлению Банка России, не могут быть вновь включены в реестр требований кредиторов Банка.

В-третьих, диспозитивные нормы играют в гражданско-правовом регулировании отношений решающую роль. Субъекту предоставляется возможность осуществлять в целом правоспособность по своему усмотрению, приобретать субъективные права или не приобретать, выбирать конкретный способ их приобретения, регулировать по своему усмотрению в установленных рамках содержание правоотношения, распоряжаться наличным субъективным правом, прибегать или не прибегать к мерам защиты нарушенного права. Таким образом, квинтэссенция "диспозитивности" заключается в наличии у субъектов вариантов их правомерного поведения или действий.

Осуществление субъективных гражданских прав и исполнение обязанностей можно рассматривать в качестве нескольких значений:

а. Как деяния – определенное поведение субъекта (действия или бездействие) в конкретном и определенном состоянии обществи я моглаенных отношений, жизненных реалий, направленное на достижение желаемого юридического (формального) и фактического результата;

б. как заложенный в праве (обязанности) итог деятельности, то есть достижение юридической (правовой) цели.

В литературе иногда смешиваются значения рассматриваемых терминов. Т.И. Илларионова, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнев подчеркивают: "Чтобы удовлетворить конкретный интерес (потребность), как правило, недостаточно только приобрести субъективное право. Необходимо его осуществить, т.е. действовать определенным образом".

Иногда под осуществлением гражданского права понимается свободный выбор субъектом конкретного варианта поведения из существующей у него в силу права меры (объема) возможностей. Но это не выбор поведения (только часть возможностей, заложенных в субъективном праве), а уже само поведение субъекта, в результате которого реализуется данное право. Выбор своего поведения в рамках, выраженных в субъективном праве правомочий, представляет собой волевое решение субъекта. Это необходимое условие для осуществления права лица, квинтэссенция принципа диспозитивности.

Все участники гражданских правоотношений, в т.ч. государство, его органы, должностные лица, должны исходить из принципа верховенства закона при осуществлении прав и исполнении обязанностей. Они обязаны действовать в пределах Конституции РФ и принятых в соответствии с ней нормативных правовых актов.

Осуществление прав и исполнение обязанностей должны соответствовать также принципу сочетания личных и общественных интересов, в соответствии с которыми осуществление гражданских прав не должно противоречить общественной пользе и безопасности, наносить вред окружающей среде, историко-культурным ценностям, ущемлять права и защищаемые законом интересы других лиц. При этом должны соблюдаться не только нормы права, но и правила деловой (профессиональной) репутации, правила этики деловых взаимоотношений. Несоблюдение этих правил, а также моральных принципов общества в случаях, предусмотренных законом, образует состав гражданского правонарушения и влечет отрицательные последствия для нарушителя. Так, рассматривая ситуацию, при которой открытое акционерное общество "СУ-105", осуществлявшее в 1995 – 1996 годах строительно-восстановительные работы в г. Грозном на основании договора подряда от 31.03.1995, признано банкротом, а требования его кредиторов считаются погашенными при невозможности их удовлетворения в соответствии с нормами применимого законодательства о несостоятельности, суд указал, что при таких условиях исполнение Министерством финансов Чеченской Республики обязательства по выплате суммы 68 224 441 рублей в пользу закрытого акционерного общества "Инженерные системы", незаконно получившего данное право по договору от 26.09.2003 № 43-Д/08 о передаче прав (уступке требования), не соответствует его гражданско-правовой сущности, приводит к нарушению принципа баланса публичных и частных интересов, поскольку, не удовлетворяя законный частный интерес, налагает при этом чрезмерное бремя на публичное образование.

Итак, осуществление гражданами и юридическими лицами принадлежащих им гражданских прав по своему усмотрению всегда предполагает возможность выбора определенного правомерного поведения. Когда этого выбора нет, то единственно возможное поведение субъекта превращается в необходимость, то есть обязанность лица действовать, таким образом, а не каким-либо иным. В этом случае право "смыкается" с обязанностью лица: совершение того или иного действия становится одновременно и правом лица, и его обязанностью.

Исполнение субъективных гражданских обязанностей

Исполнение субъективной гражданской обязанности – воздержание от запрещенных действий либо осуществление обязанным субъектом действий, которые составляют содержание обязанности.

Исполнение субъективной гражданской обязанности корреспондирует с осуществлением (реализацией) субъективного гражданского права и также с объективной необходимостью входит в содержание правового отношения. Так, при вынесении решения суд учел, что субъективной обязанностью является обеспеченная нормами права мера должного поведения обязанного лица в гражданском правоотношении. По договору поставки (статья 506 ГК РФ) поставщик обязан передать покупателю определенный товар. Поскольку товар покупателем оплачен, постольку последний вправе требовать от поставщика передачи ему обусловленного товара. Если гражданское право в субъективном смысле отражает вид и меру возможного поведения управомоченного лица, то юридическая обязанность выражает вид и меру должного поведения обязанного лица. Поэтому при объяснении категории "исполнение гражданско-правовой обязанности" закономерно затрагивается вопрос осуществления субъективного гражданского права.

В абсолютном правоотношении исполнение обязанности носит пассивный характер и состоит в воздержании от конкретных действий, нарушающих субъективное право другого лица. В относительном правоотношении исполнение обязанности имеет активный характер и выражается в действиях по передаче вещи, выполнению работы, оказанию услуги и др. Некоторые комплексные относительные правоотношения включают в свой состав положительные (с активными обязанностями) и отрицательные (с пассивными обязанностями) обязательства. Так, в силу договора коммерческой концессии пользователь имеет активные обязанности – использовать фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение правообладателя обусловленным образом, обеспечивать соответствие качества производимых им товаров качеству аналогичных товаров правообладателя и др., а также пассивные обязанности – не разглашать секреты производства правообладателя и др..

Обязанности пассивного типа вытекают из гражданско-правовых запретов, исполняются путем соблюдения лицами возложенных на них запретов и по своей природе означают юридическую невозможность совершения действий, нарушающих интересы государства и управомоченных лиц. Одна из функций запретов состоит в установлении пределов осуществления субъективных гражданских прав. Например, собственник при осуществлении своих правомочий не должен причинять ущерба окружающей среде. Запреты определенного типа порождают обязанности одного субъекта гражданско-правовых отношений перед другим: например, запрет одностороннего отказа от исполнения договора, перевод долга без согласия кредитора и т.д. Особое место занимают запреты, порождающие обязанности, исполнение которых препятствует трансформации гражданских правоотношений одного вида в другой: например, запрет хранителю использовать имущество (переданное ему на хранение) препятствует трансформации правоотношения хранителя в правоотношения имущественного найма.

Так, Департамент имущественных отношений Тюменской области обратился в арбитражный суд с настоящим иском, поскольку обществом "Дворец спорта" без согласия собственника сдано в аренду на возмездной основе недвижимое имущество, находящееся у него на основании договора хранения от 26.04.2010, заключенного с государственным казенным учреждением Тюменской области "Дирекция содержания и эксплуатации объектов государственной собственности". Удовлетворяя заявленные исковые требования, суды, руководствуясь статьями 395, 608, 892, 1102, 1105, 1107 ГК РФ, установили, что у общества "Дворец спорта" не было права на распоряжение переданным на хранение имуществом, в том числе права передачи указанного имущества в аренду третьим лицам. При таких обстоятельствах суды пришли к выводу о том, что денежные средства, приобретенные обществом "Дворец спорта" в результате его поведения, являются его неосновательным обогащением, полученным в результате распоряжения не принадлежащим ему имуществом, право на распоряжение, которым у него отсутствует.

Гражданско-правовые обязанности активного типа побуждают субъектов к совершению действий, соответствующих интересам общества и управомоченных лиц. Исполнение гражданско-правовых обязанностей активного типа во всех случаях является юридическим фактом. Порождающим у обязанного лица право получения встречного удовлетворения, прекращающим или отдельное встречное субъективное право или правоотношение в целом. Всякая гражданско-правовая обязанность активного типа содержит требование к субъекту совершить действие, либо по передаче имущества, информации или иного блага, либо, по выполнению работы, созданию и использованию произведений литературы, науки и искусства, и иных результатов интеллектуальной деятельности, либо по оказанию услуги. Требование, заключенное в обязанности активного типа и составляющее ее содержание, означает для обязанного субъекта необходимость действовать в интересах управомоченного субъекта, так как оно обеспечивается санкцией за неисполнение обязанности. Например, передача имущества продавцом дает ему право требовать от покупателя уплаты покупной цены, выполнение подрядчиком работы означает для заказчика необходимость выплатить вознаграждение подрядчику, возврат долга заемщиком прекращает правоотношение займа, передача имущества в качестве отступного прекращает обязательство и т.д.

В относительных гражданских правоотношениях, по общему правилу, стороны взаимно обязаны друг перед другом. Так, в обязательстве из договора купли-продажи продавец обязан передать вещь, а покупатель – оплатить ее стоимость. Но порядок исполнения этих обязанностей может быть определен в строгой последовательности. Например, по принципу: вначале исполняется обязанность одного лица, а лишь потом – другого. То есть исполнение обязанности покупателя оплатить вещь, может быть обусловлено предварительным исполнением обязанности продавца по ее передаче.

В таких случаях говорят о встречном способе исполнения. Институт встречного исполнения обязанностей наиболее полно разработан в обязательственном праве. В ст. 328 ГК РФ определены условия признания исполнения встречным, определены последствия нарушения сторонами правил о встречном исполнении. Например, согласно статье 606 Гражданского кодекса Российской Федерации договор аренды является взаимным и предполагает, что исполнение обязательств арендатором по уплате арендной плате обусловлено исполнением арендодателем своих обязательств по передаче имущества во владение и пользование арендатору (пункт 1 статьи 328 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Так, арендодатель обратился в арбитражный суд с иском к арендатору о взыскании арендной платы по договору аренды нежилых помещений и пеней за просрочку платежа. Возражая против иска, ответчик сослался на то, что ему была передана только часть помещений, являющихся объектом аренды по договору. Поскольку арендодатель не исполнил обязанности по передаче имущества, то не возникла обязанность по внесению арендной платы. Арбитражный суд признал иск подлежащим удовлетворению частично, исходя из следующего.

В силу статей 606, 611, 614 ГК РФ обязанность арендодателя по отношению к арендатору состоит в предоставлении последнему имущества в пользование, а обязанность арендатора – во внесении платежей за пользование этим имуществом. Таким образом, по договору аренды имеет место встречное исполнение обязательств.

В соответствии с пунктом 2 статьи 328 Кодекса в случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от исполнения этого обязательства. Если обусловленное договором исполнение обязательства произведено не в полном объеме, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства или отказаться от исполнения в части, соответствующей непредоставленному исполнению.

Стороны заключили договор аренды нежилых помещений. К моменту передачи имущества арендатору часть сданных ему в аренду помещений не была освобождена арендодателем от имущества, в связи с чем арендатор принял по акту только свободные площади. Истцом предъявлен ко взысканию долг по арендной плате, рассчитанный с момента заключения договора в соответствии с установленным в договоре размером арендной платы. Однако согласно расчету, являющемуся приложением к договору, размер арендной платы, указанный в договоре, определен исходя из ставки арендной платы за 1 квадратный метр арендуемой площади.

Учитывая изложенное, а также то обстоятельство, что передача всех помещений состоялась не в момент заключения сторонами договора, суд пришел к выводу, что арендодатель вправе требовать с арендатора внесения арендной платы с момента состоявшейся передачи только за фактически переданные последнему в пользование помещения, в связи с чем удовлетворил иск частично.

Исполнение обязанностей активного типа может быть добровольным и принудительным. Принудительность исполнения означает исполнение обязанностей на основе судебных актов помимо воли обязанного субъекта, а зачастую без его участия. Так, по решению арбитражного суда обязанность юридического лица по оплате продукции исполняется банком на основе исполнительного листа путем списания в пользу кредитора денежных средств с расчетного счета обязанного юридического лица без его участия и независимо от его желаний.

Обычно требования, составляющие содержание обязанности, императивны. Но в порядке исключения должник может отступить от оговоренного срока, места и способа исполнения обязанности или избрать неоговоренный порядок исполнения обязанности при определенных условиях, установленных договором или законом.

Например, по договору поручения поверенный обязан исполнять данное ему поручение в соответствии с указаниями доверителя. Поверенный вправе отступить от указаний доверителя в его интересах, если по обстоятельствам дела это необходимо и поверенный не мог предварительно запросить доверителя либо не получил в разумный срок ответа на свой запрос (п. п. 1, 2 ст. 973 ГК). Так, договором № 07/02-ЖК от 07.02.2008 предусмотрено, что ООО "Открытый мир" (агент) обязан передать в ЖСК "Космос" денежные средства, полученные от ООО "НПО "Мостовик" (принципала) в качестве паевого взноса, необходимого для вступления в ЖСК "Космос". Пунктом 2.1.4 договора четко определен порядок исполнения поручения по внесению паевого взноса от имени принципала – путем внесения в кассу или путем перечисления и денежных средств на расчетный счет кооператива. Как следует из материалов дела, таких действий во исполнение поручения ООО "НПО "Мостовик" агент не совершал. Никаких сведений о том, что агент согласовал свои действия по зачету с ООО "НПО "Мостовик" у суда нет, т.е. ответчик отступил от указаний принципала. Доказательств того, что эти действия были необходимы в интересах принципала, исходя из обстоятельств дела, суду также не представлено. При таких обстоятельствах нет оснований считать, что агент надлежаще исполнил свои обязательства по исполнению поручения принципала. В силу договора комиссии комиссионер обязан исполнить принятое на себя поручение на наиболее выгодных для комитента условиях в соответствии с указаниями комитента, а при отсутствии в договоре комиссии таких указаний – в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями (ст. 992 ГК).

Исполнение обязанности может подтверждаться выдачей обязанному лицу какого-либо документа или совершением надписи на возвращаемом должнику долговом документе. Так, внесение вкладчиком товарищества на вере вклада в складочный капитал удостоверяется свидетельством об участии, выдаваемым вкладчику товариществом (п. 1 ст. 85 ГК).

Возможны такие ситуации, когда прекращение срока действия обязанности не исключает исполнения обязанности. Должник или иное обязанное лицо, исполнившее обязанность по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно. Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности является основанием для применения к должнику санкции.

Понятие юридической обязанности, как в объективном, так и в субъективном смысле чаще всего раскрывается через реализацию, осуществление, через содержательную составляющую, которая указывает на идеальную модель поведения, деятельности обязанного лица. С точки зрения методологии исследования данный подход выглядит вполне оправданным. Действительно, на первый план выступает именно осуществление гражданско-правовой обязанности. Это квинтэссенция рассматриваемой категории. Развитие ее, выявление и формирование качественных характеристик являются одной из приоритетных, актуальнейших задач.

Таким образом, категория "исполнение субъективной гражданско-правовой обязанности" – неотъемлемый содержательный элемент понятия субъективной гражданско-правовой обязанности. Однако она не только в качестве обязательной составляющей представлена в предлагаемых специалистами дефинициях юридической обязанности, но и присутствует в выявлении ее структурных элементов (содержания), соотношения с категорией "субъективное гражданское право".

Так же в осуществлении субъективных гражданских прав и исполнении гражданских обязанностей проявляется неразрывность, диалектическое единство осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей, они характеризуются как парные юридические категории. Если субъективные права и обязанности отражают статику (состояние) правоотношения, то осуществление прав и исполнение обязанностей – есть "движение" правоотношения, динамика правового явления, опосредующего реальное поведение субъектов, непрерывно и постоянно происходящее во времени и пространстве.

Элементы и стадии механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей

Механизм осуществления субъективных гражданских прав и исполнения обязанностей – законодательно обусловленный порядок организации юридических способов, средств и действий участников гражданского оборота, обеспечивающий фактическое достижение субъектом правовой цели (получение блага).

Значение элементов механизма правового регулирования (МПР) связано в целом с укреплением нормативной основы общества, режима законности и стабилизации правопорядка.

В число основных правовых средств, входящих в состав МПР, включаются:

- Правовые нормы, внешне выраженные в виде тех или иных нормативно-правовых актов (законы, подзаконные акты и т.д.);

- Правоотношения (прежде всего, юридические субъективные права и обязанности), возникающие, изменяющиеся и/или прекращающиеся на основе юридических норм и в соответствии с ними между участниками общественных отношений;

- Юридические факты (опосредованные нормами права жизненные факты, обстоятельства, состояния, действия, детерминирующие возникновение, изменение и/или прекращение правовых отношений);

- Акты реализации субъектами права своих юридических субъективных прав и обязанностей, в том числе акты применения права (правоприменительные акты);

Каждый из этих основных элементов МПР выполняет в процессе правового регулирования свои специфические функции.

На уровне норм права должна быть заложена идеальная модель механизма осуществления субъективных гражданских прав. На уровне закона должны быть предусмотрены средства, достаточные для реализации права, механизмы, которые способствовали бы осуществлению права. Для этого необходимы следующие ресурсы: материальные, организационные, правовые, меры защиты от посягательств на субъективные права, в частности, на неадекватное поведение органов публичной власти или их должностных лиц.

Считается, что "норма гражданского права устанавливает только определенный масштаб поведения": в обобщенном, абстрактном виде формулирует элементы правоотношения, которое возникает в процессе её реализации. Как указывает Д.А. Гараймович, "в норме гражданского права исчерпывающим образом представлены все субъективные права и все юридические обязанности субъекта, оказавшегося в типичной ситуации".

Через следующий элемент гражданские правоотношения – происходит собственно воплощение нормы права в жизнь, поскольку правовое регулирование есть, в конечном счете, не что иное, как осуществление участниками общественных отношений своих юридических прав и обязанностей, возникающих, прекращающихся и изменяющихся на основе юридических норм и в соответствии с ними.

В соответствии с п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 9 ГК РФ граждане и юридические лица осуществляют принадлежащие им гражданские права по своему усмотрению, то есть своей волей и в своем интересе, а в некоторых случаях и в интересах третьих лиц. В названных правилах содержится основной принцип осуществления гражданами и юридическими лицами своих субъективных гражданских прав: возможность свободной реализации содержащихся в праве лица правомочий. Иными словами, осуществление гражданами и юридическими лицами принадлежащих им гражданских прав по своему усмотрению всегда предполагает возможность выбора определенного правомерного поведения.

Однако законодательство предусматривает и пределы осуществления гражданских прав (ст. 10 ГК РФ). Субъекты обязаны осуществлять свои гражданские права не только в соответствии с законодательством, обычаями делового оборота, но и в соответствии с их социальным назначением, соблюдая принципы разумности и добросовестности, солидарности интересов и делового сотрудничества, нормы морали и нравственности, правила деловой этики. Реализация субъектами своих гражданских прав не должна нарушать права и законные интересы иных граждан и юридических лиц, общественные и государственные интересы. Действия, совершаемые в противоречии с данными правилами, характеризуются как злоупотребление правом. Так, под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему гражданского права, сопряженное с нарушением установленных в статье 10 ГК РФ пределов осуществления гражданских прав, причиняющее вред третьим лицам или создающее условия для наступления вреда Закон не перечисляет их, тем более не указывает их исчерпывающий перечень. Злоупотребления правом могут быть различными по формам или способам их проявления. В частности, к подобным случаям относится так называемая шикана – осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу. Например, согласованные действия нескольких участников аукциона, направленные на создание лишь видимости состязательности и торговой активности на аукционе, совершенные в интересах одного из них (того, с кем в итоге заключается договор купли-продажи) и с целью отсечь потенциальные предложения добросовестных участников, в результате чего фактическая цена реализации отклонилась в худшую для должника сторону от того уровня, который сформировался бы без таких действий, свидетельствуют о злоупотреблении правом путем манипулирования ценами. В рассматриваемом судами случае ООО "Гарун", внеся ценовое предложение в сумме 49 984 870 рублей, которое многократно (в 179 раз) превышало шаг аукциона, остановило тем самым торги, а впоследствии отказалось от заключения договора купли-продажи

Юридические факты – исключительно важный и "ответственный" элемент механизма правового регулирования. Так как именно отнесение нормой права (или, иначе, законодателем или иным субъектом правотворчества) тех или иных социальных (жизненных) фактов, обстоятельств, состояний, поведения к числу юридически значимых, в значительной мере определяет цели, задачи, содержание, характер и результат правового регулирования.

Если правоотношения представляет собой свидетельство того, что участники общественных отношений, во-первых, точно определены и, во-вторых, обладают столь же точно определенными (в некоторых границах) юридически возможностями (правами) и обязанностями, то акты реализации прав и обязанностей есть юридически значимые результативные действия субъектов права. Именно этими действиями достигается главная цель правового регулирования – упорядочение общественных отношений. Эти действия осуществляются (реализуются) в нескольких формах: исполнение (обязанностей), соблюдение (запретов), использование (субъективных прав). Особая форма реализации – применение правовых норм (правоприменение), главной особенностью которого является его государственно-властный характер.

В качестве своеобразных элементов механизма правового регулирования выступают правосознание и режим законности. Своеобразие этих элементов заключается в их нематериальности. Но нематериальность не мешает им оказывать действенное влияние на весь процесс правового регулирования. От уровня правосознания и реальности режима законности зависит эффективность работы всех элементов механизма правового регулирования.

Каждый основной элемент механизма правового регулирования предполагает соответствующую стадию. Более того, именно в рамках тех или иных стадий вышеназванные элементы только и могут осуществляться. Поэтому все стадии механизма правового регулирования весьма жестко связаны с его элементами.

Стадии действия механизма соотносятся со стадиями осуществления прав и представляют собой порядок организации осуществления прав и исполнения обязанностей в конкретный момент времени. Содержанием стадий действия механизма является санкционированная законом последовательность определенных действий участников правоотношений.

Механизм осуществления субъективного права и исполнения обязанности в широком смысле включает в себя следующие стадии: предреализационную, формирование субъективного права, его установление, процедурная стадия реализации права, стадия фактической реализации, стадия защиты нарушенного права.

Первая стадия – подготовительный этап (стадия состояния), предреализационный, который характеризуется наличием конкретных предпосылок осуществления прав и исполнения обязанностей: освоенных доктриной принципов осуществления прав и исполнения обязанностей, соответствующих юридических норм, правосубъектности, юридически значимых фактов.

Вторая стадия – формирование субъективного права. Этот этап выражается в процессе создания завершенного юридического (фактического) состава, в котором особое значение имеют решающие факты. Формирование юридического (фактического) состава – необходимое связующее звено между объективным правом и его индивидуализацией, возникновением субъективного права, поскольку фактический состав в каждом отдельном случае будет предельно конкретным и индивидуальным. Благодаря этому обстоятельству норма получает возможность действия в конкретной ситуации. В случае с наследниками по завещанию, например, решающим юридическим фактом, завершающим фактический состав, будет включение конкретного лица в число наследников и определение его доли наследства.

Третья стадия, условно обозначенная как этап установления права, представляет собой процесс осознания самим управомоченным своего права и признание этого права иными лицами – субъектами гражданского оборота. Здесь выявляется, какая из сторон имеет интерес и соответствующее субъективное право, призванное его удовлетворять, а какая – обязана не препятствовать этому удовлетворению (запрет), или осуществлять известные активные действия в интересах управомоченного. Вместе с тем это наименее изученная и с трудом поддающаяся изучению стадия реализации права, поскольку связана с феноменом правосознания субъекта. Реализация субъективного права и исполнения обязанности включает в себя, прежде всего процесс прохождения этого права (обязанности) через сознание участников правоотношения.

Четвертая стадия процедурной реализации данного права, акты реализации прав и обязанностей. При которой правовое регулирование достигает своих целей – позволяет интересу субъекта удовлетвориться. Акты реализации представляют собой основное средство, при помощи которого права и обязанности претворяются в жизнь, т.е. осуществляются в поведении тех или иных субъектов. Если на этой стадии не создается препятствий для реализации прав и обязанностей, то не возникает необходимости в (факультативной) стадии – контроля за использованием прав и исполнением обязанностей или защиты прав субъектов правоотношений.

Пятая стадия защиты нарушенного права (факультативная). Она вступает в действие тогда, когда беспрепятственная форма реализации права не удается и когда на помощь неудовлетворенному интересу должна прийти соответствующая правоприменительная деятельность. Возникновение правоприменения в этом случае уже связывается с обстоятельствами негативного характера, выражающимися в наличии либо реальной опасности, правонарушения либо прямого правонарушения.

Заключительная стадия фактического и юридического осуществления права и исполнения обязанности. Обратим внимание на то, что реализацией субъективного права является не только юридическое осуществление права (выдача свидетельства на право наследования, государственная регистрация права собственности и т.д.), но и фактическое получение правообладателем искомого блага.

Механизм осуществления субъективных гражданских прав отражает процесс осуществления субъективного права, представляющий собой последовательную смену состояний права. Предреализационная стадия создает возможность права конкретного субъекта быть осуществимым, стадия формирования права индивидуализирует право, на стадии установления право приобретает свойство осуществимости, на процедурной стадии право осуществляется юридически и на стадии фактической реализации – фактически. Для последовательного наступления всех стадий необходимо соответствие стадий и элементов механизма.

Пределы осуществления гражданских прав

Прежде всего, осуществление гражданских прав не должно нарушать прав и охраняемых законом интересов других лиц. Наличие подобного требования продиктовано тем очевидным обстоятельством, что права различных субъектов в обществе теснейшим образом переплетены и взаимосвязаны. Осуществляя свои права, субъект должен считаться с тем, что другие лица являются обладателями аналогичных или смежных прав, которые точно также признаются и охраняются законом. Скажем, наниматель жилого помещения не может использовать его таким образом, чтобы его действия затрудняли осуществление аналогичных прав другими лицами, проживающими в данном доме. Иными словами, гражданские права одного субъекта кончаются там, где начинаются права другого субъекта.

Пределы осуществления субъективных гражданских прав – это очерченные законом границы деятельности управомоченных лиц по реализации возможностей, составляющих содержание данных прав. Так, по мнению суда, сославшегося на статью 10 ГК РФ, действия участника гражданского оборота по установлению в договоре неустойки за просрочку исполнения подрядных работ, срок по которым совпадает с днем заключения самого договора, а также предъявление такого требования в суд выходят за пределы осуществления гражданских прав, предполагающих разумность и добросовестность участников этих отношений

Пределы осуществления субъективных гражданских прав могут устанавливаться правилами о недопустимости тех или иных способов осуществления. Так, запрещается бесхозяйственное обращение с принадлежащим гражданину на праве собственности имуществом, имеющим значительную историческую, научную, художественную или иную культурную ценность для общества. Нанимателю жилого помещения в многоквартирном доме запрещается использовать его теми способами, которые могли бы затруднить осуществление аналогичного права пользования другими жильцами дома и т.д..

Пределы осуществления субъективных гражданских прав могут вытекать из запретов, устанавливающих недопустимость нарушения определенной формы и процедуры осуществления субъективных гражданских прав. Например, запрещается отчуждение имущества граждан, находящегося в общей долевой собственности, с нарушением права преимущественной покупки; залог недвижимости без придания залоговой сделке нотариальной формы и последующей государственной регистрации сделки и т.п..

Так, по смыслу пункта 3 статьи 250 ГК РФ при продаже доли в праве общей собственности с нарушением преимущественного права покупки других участников долевой собственности любой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно или должно было стать известно о совершении сделки, требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя.

Исковые требования, предъявленные с пропуском указанного срока, удовлетворению не подлежат. В то же время по заявлению гражданина применительно к правилам статьи 205 ГК РФ этот срок может быть восстановлен судом, если гражданин пропустил его по уважительным причинам.

В случае нарушения права преимущественной покупки сособственника недвижимого имущества судебный акт, которым удовлетворен иск о переводе прав и обязанностей покупателя, является основанием для внесения соответствующих записей в ЕГРП.

Следует иметь в виду, что истец в этом случае не имеет права на удовлетворение иска о признании сделки недействительной, поскольку гражданским законодательством предусмотрены иные последствия нарушения требований пункта 3 статьи 250 ГК РФ

Пределы осуществления гражданских прав ясно видны в запретах использования права для достижения социально вредных целей. Наиболее ярко это проявляется в запрете сделок, совершенных в целях, противоречащих основам правопорядка и нравственности, посягающим на публичные интересы. Например, подобное имеет место при совершении сделки по изготовлению и сбыту наркотических веществ, боевых вооружений и т. д..

Правовые предписания, содержащие запреты, определяющие границы осуществления прав, весьма разнообразны.

В некоторых случаях законодатель, формулируя нормы, прямо указывает на нравственность как критерий оценки поведения субъектов. В п. 1 ст. 169 ГК РФ говорится, что сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, ничтожна. В п. 3 ст. 1064 ГК РФ отмечается, что в возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества. Не могут породить прав изобретателя как непатентоспособные решения, противоречащие общественным интересам, принципам гуманизма и морали.

В других случаях необходимость применения норм нравственности для оценки поведения управомоченных субъектов вытекает из существа отношений, в которых он состоит. В п. 4 ст. 687 ГК РФ как основание расторжения договора найма жилого помещения рассматривается нарушение прав и интересов соседей нанимателем или другими гражданами, за действия которых он отвечает. Ясно, что к числу нарушений прав и интересов соседей могут быть отнесены безнравственные поступки нанимателя, создающие невозможность его совместного проживания с соседом в одном доме. Бесспорно, что не может выходить за рамки нравственных требований опекун несовершеннолетнего при осуществлении своих прав по опеке. Необходимость следования опекуна нравственным канонам диктуется природой отношений опекуна с несовершеннолетним опекаемым.

Таким образом, оценка деятельности управомоченных субъектов через призму нравственных норм и устоев может иметь правовое значение и влиять на определение пределов осуществления гражданских прав в случаях, прямо указанных в законе, а также в тех случаях, когда необходимость этого вытекает из существа отношений, субъектами которых они являются.

Правомерность реализации права может зависеть от объема право- и дееспособности участников гражданских правоотношений, в частности от характера специальной правоспособности юридического лица, от установленного законом или договором срока реализации права, от наличия или отсутствия определенных условий и т.п..

С целью недопущения монополистической деятельности, то есть действий хозяйствующих субъектов, направленных на недопущение, ограничение или устранение конкуренции, гражданское законодательство вводит ряд дополнительных правил, определяющих рамки осуществления гражданских прав в сфере предпринимательства. Так, хозяйствующим субъектам, занимающим на рынке производимых ими товаров (услуг) доминирующее положение, запрещается злоупотреблять этим обстоятельством. Такими злоупотреблениями, в частности, признаются действия, связанные с ограничением или прекращением производства либо изъятием товаров из обращения для создания их дефицита или повышения цены, навязывание контрагенту условий договора, не выгодных для него, либо не относящихся к предмету договора, либо ставящих его в неравное положение по сравнению с другими хозяйствующими субъектами и др.

Не допускается осуществление гражданских прав и в рамках заключенных соглашений конкурирующих хозяйствующих субъектов относительно установления (поддержания) цен (тарифов), скидок, надбавок, наценок, раздела рынка по территориальному или иному признаку, устранения с него других предпринимателей и т.д. Подобные соглашения запрещены законодательством и являются недействительными.

Таким образом, главным правовым средством установления пределов осуществления субъективных гражданских прав являются законодательные запреты на общественно вредные способы, формы, средства и цели осуществления этих прав. Благодаря этим запретам становится ясным социальное назначение того или иного субъективного гражданского права. Следовательно, когда субъективные права осуществляются в соответствии со своим назначением, можно говорить о законности осуществлении прав. Законность предполагает соблюдение управомоченным субъектом законодательно установленного порядка осуществления субъективных гражданских прав и исполнения обязанностей и использование при всём этом допускаемых способов и средств.

Варианты поведения в процессе осуществления гражданских прав

Поведение человека относительно права может быть правомерным и неправомерным.

Правомерность означает соответствие праву. Отсюда правомерное поведение – это поведение, которое не запрещено законом или договором и не нарушает закон. Нарушающее эти требования – неправомерным. Субъектами правового поведения выступают индивиды (граждане, иностранцы, лица без гражданства) и социальные общности (государственные и общественные организации, государство в целом).

Правовое поведение может соответствовать, а может и противоречить интересам общества. Нормы права призваны санкционировать одни виды поведения, отвечающие интересам государства и общества, и запрещать другие, наносящие ущерб этим интересам. Выполнение правовых требований может сопровождаться различной степенью активности и относительной самостоятельности действий субъектов права, правовые нормы либо предписывают, либо запрещают, либо разрешают определенные виды поведения. Степень правовой регламентации поведения зависит также от природы и важности тех или иных видов поведения для интересов государства, общества и отдельных индивидов. Но в любом случае с точки зрения права юридически значимое поведение может быть правомерным или неправомерным.

Если субъекты гражданско-правовых отношений, не регулируемых прямо нормой права, обращаются за юридической защитой своих прав и интересов, нарушаемых другими лицами, в суды, они могут рассчитывать на признание своих интересов в качестве законных, своих прав и обязанностей – в качестве юридических, и, соответственно, на признание своего права (в юридическом смысле) на определенное поведение (действие или бездействие), устранение незаконных запретов, препятствий со стороны других лиц и применения юридических санкций.

Возникают закономерные вопросы: как гарантировать гражданам полноценное осуществление их субъективных гражданских прав? Каким образом зафиксировать те пределы, за которыми осуществление своих прав становится ущемлением прав других субъектов, то есть правомерное поведение перерастает в неправомерное? Все ли дозволено, что не запрещено, все ли запрещено, что не дозволено, и могут ли иметь юридическое значение и защищаться права, осуществляемые в сфере, не охваченной дозволениями и запретами закона?

Несомненно, при установлении запретов и дозволений, прав и обязанностей субъектов, а также изменений в правовом регулировании определяющее значение имеют общие принципы, закрепленные в юридических нормах.

На основе и в соответствии с общими правовыми принципами происходит становление и развитие системы права, состоящей из отдельных отраслей, институтов, норм. Именно конкретными юридическими нормами устанавливаются дозволения, предписания и запреты, права и обязанности в соответствии с общими правовыми принципами и, таким образом, определяются границы правового поведения, права и свободы граждан. Поэтому при оценке правомерности или неправомерности поведения в процессе осуществления права надлежит руководствоваться именно нормами закона. Это одновременно означает и руководство общими принципами права.

При противоположном решении допускается противопоставление норм закона общим правовым принципам, игнорирование закона; принципам права придается ревизионное функция в отношении любой нормы закона; закон как мерило-масштаб поведения утрачивает свою четкую определенность, нормативность; усмотрение, интересы, воля народа, выраженные в законе, подменяются интересами, усмотрением, волей суда (или другого правоприменительного органа), который определяет и толкует общие принципы и в соответствие с этим решает дела. Все это не может способствовать укреплению законности и повышению охраны прав граждан.

Если общество, государство вправе рассчитывать на определенное поведение своих граждан и может принуждать к соответствующему поведению, то, очевидно, и каждый член общества имеет право на знание четких границ своего поведения, ясно выраженных в нормах закона в форме конкретных запретов и дозволений, прав и обязанностей. При этом право не должно, конечно, тормозить развитие общественных отношений и отказывать в их юридической защите. Такая защита осуществляется, как общее правило, путем совершенствования законодательства – изменения, отмены устаревших и введения новых норм в установленном законом порядке. До принятия новых норм в целях регулирования вновь возникших отношений применяется закон, регулирующий сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такового – общие начала гражданского законодательства (аналогия права). Следовательно, применение при аналогии права общих начал гражданского законодательства есть также применение норм закона и в этом смысле не обосновывает формулы "дозволено не только то, что прямо разрешено законом", ибо аналогия прямо разрешена Законом. Нельзя также не принимать во внимание того, что при наличии развитой системы права случаи применения аналогии крайне редки и сравнительно непродолжительны.

Так, в соответствии с подпунктом "б" пункта 1 и подпунктом "б" пункта 2 статьи 18 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" одним из оснований для производства компенсационных выплат в счет возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью, а также имуществу потерпевшего, является отзыв у страховщика лицензии, дающей право осуществлять страховую деятельность.

Ликвидация страховой организации или исключение ее из Российского союза автостраховщиков порождают для потерпевших такие же правовые последствия, как и отзыв у страховщика лицензии, а именно невозможность получения страховой выплаты непосредственно со страховщика. На этом основании ликвидация страховой организации или исключение ее из Российского союза автостраховщиков должны рассматриваться в качестве основания для производства компенсационных выплат применительно к подпункту "б" пункта 1 и подпункта "б" пункта 2 статьи 18 Федерального закона Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (пункт 1 статьи 6 ГК РФ).

История права показывает, что обычно имевшее место применение аналогии закона, в конечном счете, определило соответствующее развитие законодательства. Что же касается современного состояния отечественного гражданского права, то оно пока оставляет желать лучшего, и, следовательно, применение аналогии при осуществлении субъектами своих прав еще долго будет оставаться неотъемлемой частью юридической практики.

Анализ проблем, связанных со злоупотреблением правом

Впервые в России в ст.10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) был четко закреплен принцип недопустимости (недозволенности) злоупотребления правом и определены общие границы (пределы) осуществления гражданских прав и обязанностей. Суть этого принципа заключается в том, что каждый субъект гражданских прав волен свободно осуществлять права в своих интересах, но не должен при этом нарушать права и интересы других лиц.

Действия в пределах предоставленных прав, но причиняющие вред другим лицам, являются в силу этого принципа недозволенными (неправомерными). Эти действия признаются злоупотреблением правом. Таким образом, в п. 1 статьи 10 ГК РФ предусмотрен общий ограничитель усмотрения правообладателя при осуществлении своих гражданских прав – запрет злоупотребления правом.

Под злоупотреблением правом следует понимать осуществление гражданами и юридическими лицами своих прав с причинением (прямо или косвенно) вреда другим лицам. Злоупотребление связано не с содержанием права, а с его осуществлением, т.к. при злоупотреблении правом лицо действует в пределах предоставленных ему прав, но недозволенным образом.

Принцип недопустимости злоупотребления правом представляет собой требование к субъектам не выходить за пределы права в процессе исполнения обязанностей и реализации прав, реализовывать свои права и обязанности надлежащим образом. Это начало установлено положением ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которому осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Названный принцип специфичен, поскольку связан исключительно с процессами правореализации и правоприменения. Это отмечено и в комментариях к закону: " Злоупотребление связано не с содержанием права, а с его осуществлением, т.к. при злоупотреблении правом лицо действует в пределах предоставленных ему прав, но недозволенным образом". Ключевым моментом, как видим, является исключение использования права " во зло".

Нужно отметить, что эта проблема выходит далеко за пределы российского права, являясь универсальной для всех правовых систем. Не случайно определение "злоупотребление правом" насчитывает десятки точек зрения, оставаясь и в данный момент дискуссионным.

Нечеткие границы реализации прав, как правило, порождают конфликт законных интересов хозяйствующих субъектов. В частности, обнаруживается дисбаланс прав и обязанностей между арендатором и арендодателем, что ведет к возможности злоупотребления правом.

Так, суд отказал департаменту имущественных и земельных отношений Ярославской области во взыскании задолженности по договору аренды земельного участка в связи с невыполнением обязанности по передаче арендатору – обществу с ограниченной ответственностью "Строитель плюс" – имущества в состоянии, соответствующем условиям договора и назначению имущества, предусмотренной пунктом 1 статьи 611 ГК РФ, поскольку большая его часть используется третьими лицами, о чем арендатор неоднократно извещал арендодателя.

Применив норму статьи 328 ГК РФ, суд посчитал, что, обратившись за взысканием задолженности по арендной плате, департамент злоупотребил правом требования надлежащего исполнения контрагентом обязательств по внесению арендных платежей, не исполнив своих обязательств по предоставлению земельного участка, соответствующего условиям договора и свободным от прав третьих лиц. Департамент, несмотря на передачу участка по акту, фактически не предоставил в аренду земельный участок, который можно было бы использовать для целей, предусмотренных в договоре аренды (для строительства административного здания с подземной автостоянкой и инженерными коммуникациями)

Критерий причинения вреда отчасти решает проблему усовершенствования процесса доказывания вины в случаях, связанных с картельными сговорами, искусственным завышением цен на энергоресурсы, иные товары первой необходимости, поскольку позволяет их квалифицировать как злоупотребление правом. Поэтому следует законодательно закрепить положение о недопустимости причинения правообладателем вреда всем иным участникам гражданского оборота.

Еще одна проблема, связанная со злоупотреблением, требует особого рассмотрения. При наличии большого количества исследований, посвященных злоупотреблению правом, за пределами внимания исследователей, как правило, остается вопрос о злоупотреблении обязанностями. Следует обратить на это особое внимание. Ситуация, в которой обязанность исполняется во зло, возникает в случаях совпадения прав и обязанностей. Так, опекун, ненадлежащим образом исполняющий свои обязанности, неизбежно наносит вред подопечному. Иными словами, когда обязанность не исполняется либо исполняется только по форме, т.е. ненадлежащим образом, справедливо говорить о злоупотреблении обязанностью.

Вместе с тем в практике встречается и противоположное мнение: "Неисполнение арендатором обязанности зарегистрировать изменения в договор не может служить основанием к применению статьи 10 ГК РФ, так как злоупотребление обязанностью невозможно"

Проблема злоупотребления правом имеет всеобщий, межотраслевой характер. В частности, это проявляется в ситуациях, связанных с превышением должностными лицами своих служебных полномочий. Специалисты определяют полномочия как " комплекс прав, предоставленный субъекту наряду с наделением определенными обязанностями в соответствии с занимаемой должностью". Таким образом, при причинении вреда участникам правоотношений либо третьим лицам превышение полномочий может быть оценено как злоупотребление субъективными правами и обязанностями. Таким образом, институт злоупотребления правом носит межотраслевой характер.

Практика убеждает в том, что превышение должностных полномочий – наиболее распространенное препятствие на пути осуществления субъективных гражданских прав. Например, Подсудимая Благова Н.Ф., являясь должностным лицом – судебным приставом-исполнителем, совершила действия, явно выходящие за пределы предоставленных ей полномочий: по приостановленному исполнительному производству применила меры принудительного исполнения и совершила исполнительные действия, результатом которых явилось перечисление денежных средств со счета должника на счет взыскателя, что запрещено прямым указанием закона – п. 6 ст. 45 Федерального закона "Об исполнительном производстве" – по приостановленному исполнительному производству до его возобновления применение мер принудительного исполнения не допускается. О том, что указанные действия выходили за пределы компетенции судебного пристава-исполнителя Благовой Н.Ф.,свидетельствует указание закона на явный характер несоответствия действий должностным полномочиям. В данном случае суд приговорил признать Благову Н.Ф. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ, и назначил наказание в виде штрафа в доход государства.

Особенно ярко это проявляется в сфере малого и среднего предпринимательства. С учетом специфики возникающих организационных правоотношений между должностными лицами и хозяйствующими субъектами есть смысл говорить о злоупотреблении служебными полномочиями, что в своей основе имеет нецелесообразное, ненадлежащее осуществление прав, причиняющее вред законным интересам других лиц. Наиболее ярко это проявляется в недостаточно урегулированном контроле государственных органов над предпринимательской деятельностью. Злоупотребление должностными полномочиями приобрело в последние десятилетия угрожающие формы и масштабы, что вызвало необходимость принятия Указа Президента РФ от 15 мая 2008 г. № 797 " О неотложных мерах по ликвидации административных ограничений при осуществлении предпринимательской деятельности". Названный нормативно-правовой акт явился своевременной и эффективной реакцией на проблемы в данной сфере.

Непосредственной мерой, направленной на недопустимость превышения должностных полномочий, является исключение внепроцессуальных прав органов внутренних дел Российской Федерации (т.е. исключение возможности совершения действий, прямо не предусмотренных процессуальным законодательством), касающихся проверок деятельности субъектов малого и среднего предпринимательства, возможности составления должностными лицами этих органов протоколов об административных правонарушениях в области предпринимательской деятельности. Это предполагает, что все действия органов государственного контроля должны строго соответствовать предписаниям процессуального законодательства, в состав которого/ входят как систематизированные нормативно-правовые акты, закрепляющие юрисдикционые производства, так и законы, содержащие отдельные процессуальные нормы. Все названные в указе меры направлены на ограничение вмешательства и чрезмерного контроля государственных органов за деятельностью субъектов малого и среднего предпринимательства.

Важно отметить, что злоупотребление правом может быть не только материальным, но и процессуальным. Значение наличия норм о злоупотребление процессуальными правами является весьма важным. Ведь злоупотребление процессуальными правами может затянуть процесс, породить неблагоприятные последствия для сторон.

В связи с этим вопросом, хотелось бы обратить внимание, что в этом вопросе Арбитражный процессуальный кодекс РФ (далее – АПК РФ) несколько превзошел ГПКРФ, поскольку АПК РФ содержит нормы, содержащие неблагоприятные последствия для лиц, злоупотребляющих своими процессуальными правами. Так, ст. 111 АПК РФ предусматривает отнесение судебных расходов на лиц, злоупотребляющих своими процессуальными правами. Кроме того, нормы о злоупотребление предусмотрены ст. 225.12 (судебный штраф на лицо, обратившееся в защиту прав и законных интересов группы лиц, в случае злоупотребления им своими процессуальными правами или невыполнения им своих процессуальных обязанностей) и ст. 41 (злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц последствия предусмотренные АПК РФ).

Так, в случае если после вынесения определения об отложении проведения предварительного судебного заседания, определения об отложении судебного разбирательства в связи с обращением сторон за содействием к суду или посреднику, в том числе к медиатору, в целях урегулирования спора, поведение стороны, обратившейся с ходатайством об отложении в связи с указанными обстоятельствами, с очевидностью свидетельствует о том, что она отказывается или уклоняется от участия в примирительной процедуре, арбитражный суд применительно к части 2 статьи 111 АПК РФ вправе отнести на такую сторону все судебные расходы по делу, если признает причины такого отказа или уклонения неуважительными, направленными исключительно на затягивание судебного разбирательства, либо свидетельствующими об ином злоупотреблении процессуальными правами

Нормы ГК, АПК, ГПК не содержат прямо выраженного запрета злоупотребления правом на предъявление иска (право на судебную защиту). Данное обстоятельство позволяет сделать вывод, что злоупотребление правом на иск невозможно. Более того, процессуальными правами обладают только лица, участвующие в деле. Статус лица, участвующего в деле, возникает только после принятия искового заявления. То есть, злоупотреблять правами возможно лишь с этого момента. Следовательно, сама подача заявления или жалобы, которыми возбуждается дело в суде, не могут признаваться злоупотреблением процессуальными правами.

Вместе с тем существует и противоположная практика. Так, предъявление обществом с ограниченной ответственностью "Кафе УюТ" иска к муниципальному предприятию города Нижнего Новгорода "Автозаводский парк" о признании недействительным исполненного договора от 01.06.2013 не соответствует принципу добросовестности и свидетельствует о злоупотреблении правом на иск со стороны истца (статьи 1 и 10 Гражданского кодекса Российской Федерации), поскольку представляет собой обращение за судебной защитой субъекта, неоднократно с 2012 по 2013 годы совершавшего и признававшего действующими аналогичные сделки

Судебная практика показывает, что чаще всего в качестве злоупотреблении процессуальным правом понимается подача ходатайств об отводе судей, о приостановлении производства по делу и об отложении судебного разбирательства. Например, суд отменил принятые по делу судебные решения, оставив без изменения решение арбитражного суда области и постановление арбитражного апелляционного суда, поскольку суд первой инстанции обоснованно указал на недобросовестное поведение ответчика по пользованию процессуальными правами и отсутствие надлежащих доказательств, свидетельствующих о невозможности ответчика своевременно оформить ходатайство в письменной форме

В судебном заседании было рассмотрено и отклонено ходатайство общества (ответчика) об отложении судебного разбирательства или об объявлении перерыва для предоставления дополнительных доказательств, а также для оформления ходатайства о передаче дела по подсудности.

Суды указали на недобросовестное поведение ответчика по пользованию процессуальными правами и отсутствие доказательств невозможности своевременно оформить ходатайство.

Окружной суд не согласился с нижестоящими инстанциями и отменил принятые по делу судебные акты.

Президиум ВАС РФ посчитал, что кассационная инстанция не учла следующее. Злоупотребление правом со стороны ответчика прослеживается в том, что большинство его ходатайств в суде первой инстанции были направлены либо на приостановление дела, либо на отложение судебного разбирательства по существу.

Практически все ходатайства поданы им исключительно в судебных заседаниях без приложения каких-либо доказательств. Они всегда сопровождались просьбой предоставить время для окончательного формирования правовой позиции по заявленным ходатайствам, а также для сбора необходимых доказательств. Все ходатайства были заявлены ответчиком поочередно.

К моменту рассмотрения спора судом кассационной инстанции право истца на разбирательство в разумный срок уже было существенно нарушено, поскольку с даты принятия иска к производству прошло более трех лет.

Суд кассационной инстанции необоснованно отверг оценку поведения ответчика, данную нижестоящими инстанциями, возложив последствия недобросовестного поведения на истца.

При таких обстоятельствах постановление суда кассационной инстанции подлежит отмене.

Последствия злоупотребления процессуальным правом можно разделить на следующие группы:

1. Возложение на лицо, злоупотребляющего правом, обязанности по уплате определенной денежной суммы.

2. Отказ суда в совершении действий, о которых просит лицо, злоупотребляющее правом.

Для первой группы применяется в частности ст. 111 АПК РФ. Вопросы распределения судебных расходов, отнесения судебных расходов налицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами, и другие вопросы о судебных расходах разрешаются арбитражным судом соответствующей судебной инстанции в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу или в определении.

Вторая группа направлена не на наказание нарушителя, а на пресечение действий, которые могут задержать движение процесса. Стоим отметить, что АПК РФ прямо не предусматривает такого последствия, как отказ от удовлетворения ходатайства. Однако, основанием к отказу в удовлетворении может послужить, в частности, злоупотребление стороной своими процессуальными правами.

Так, если стороной заявлено ходатайство об утверждении мирового соглашения и арбитражный суд при рассмотрении данного ходатайства установит, что воля обеих сторон на заключение такого соглашения не выражена и названное ходатайство явно направлено на срыв судебного заседания, затягивание судебного процесса, воспрепятствование рассмотрению дела и принятию законного и обоснованного судебного акта (например, к ходатайству не приложен проект мирового соглашения, проект мирового соглашения не подписан сторонами или подписан только одной из сторон), то суд не рассматривает вопрос об утверждении мирового соглашения. В связи с этим определение об отказе в утверждении мирового соглашения (часть 9 статьи 141 АПК РФ) не выносится; суд на основании части 5 статьи 159 АПК РФ отказывает в удовлетворении названного ходатайства. Возражения в отношении данного определения могут быть заявлены при обжаловании судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу (часть 2 статьи 188 АПК РФ); его вынесение не препятствует представлению впоследствии на утверждение арбитражного суда мирового соглашения, согласованного между сторонами

Проанализировав все вышесказанное, злоупотребление правом можно определить как – действие лица, состоящее в недобросовестном использовании своих прав с намерением причинить вред другого лицу. Однако при его использовании, как в законодательстве, так и в юридической науке необходимо учитывать всю его многозначность.

Защита гражданских прав и её пределы

Всякое право, в том числе и субъективное право, имеет для субъекта реальное значение, если оно может быть защищено как действиями самого управомоченного субъекта, так и действиями государственных и иных уполномоченных органов.

Право на защиту является элементом – правомочием, входящим в содержание всякого субъективного гражданского права. Поэтому субъективное право на защиту – это юридически закрепленная возможность управомоченного лица использовать меры правоохранительного характера с целью восстановления нарушенного права и пресечения действий, нарушающих право.

Субъективные обязанности в гражданских правоотношениях выполняются, как правило, их участниками добровольно. Однако встречаются в жизни немало случаев нарушения гражданских прав со стороны обязанных лиц, поэтому в законодательстве предусмотрены правовые средства, механизмы защиты субъективных прав от их нарушения, которые закрепляют за гражданами и юридическими лицами право на их защиту.

В общем виде право на защиту можно определить как предоставленную управомоченному лицу возможность применения мер правоохранительного характера для восстановления его, нарушенного или оспариваемого права. Правовая квалификация данной возможности вызывает споры в литературе. Согласно традиционной концепции, право на защиту является составной частью самого субъективного права наряду с правом на собственные действия, а также правом требовать определенного поведения от обязанных лиц. По мнению ряда ученых, обеспеченность субъективного права возможностью государственного принуждения – это его неотъемлемое качество и такая возможность существует не параллельно с другими, закрепленными в субъективном праве возможностями, а свойственна им самим, так как без этого они не были бы юридическими возможностями.

Несмотря на некоторые различия, существующие между этими точками зрения, принципиальных расхождений между ними нет, так как в обоих случаях право на защиту рассматривается в качестве обязательного элемента самого субъективного права.

Как и любое другое субъективное право, право на защиту включает в себя, с одной стороны, возможность совершения управомоченным лицом собственных положительных действий и, с другой стороны, возможность требования определенного поведения от обязанного лица.

Право на собственные действия в данном случае включает в себя такие меры воздействия на нарушителя, как, например, необходимая оборона, применение так называемых оперативных санкций и т.д. Право требования определенного поведения от обязанного лица охватывает, в основном, меры воздействия; применяемые к нарушителю компетентными государственными органами, к которым потерпевший обращается за защитой нарушенных прав.

Защита охраняемого законом интереса, а не собственно субъективного права, имеет место и в тех случаях, когда в результате правонарушения само субъективное право прекращается. Например, при уничтожении вещи право собственности на нее не может быть защищено, так как его уже не существует. Следовательно, речь может идти лишь о защите охраняемого законом интереса бывшего собственника вещи в восстановлении своего имущественного положения, который обеспечивается с помощью иска из причинения вреда или иного адекватного взаимоотношениям сторон способа защиты. Таким образом, охраняемый законом интерес нередко выступает в гражданском праве в качестве самостоятельного предмета защиты.

Судебная защита – наиболее действенный способ такой защиты. Право обратиться в суд за судебной защитой права и свобод, обжаловать в суд решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц, более того, право в соответствии с международными договорами Российской Федерации обратиться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

В соответствии с Конституцией РФ гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд, который по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного в конкретном деле. Акты или их отдельные положения, признанные не конституционными, утрачивают свою силу (ст. 125). Жалобы граждан могут быть поданы при двух условиях: закон затрагивает конституционные права и свободы; закон применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон.

Из этого следует, что, возможность правоохранительного характера включается в само содержание субъективного материального требования как одного из правомочий, и во- вторых, что право управомоченного лица на защиту сводится, по существу, лишь к одной единственной возможности – обратиться с требованием о защите права к компетентным государственным или общественным органам.

Право на защиту в его материально-правовом значении, т.е. как одного из правомочий самого субъективного гражданского права, представляет собой возможность применения в отношении правонарушителя мер принудительного воздействия. При этом возможность применения в отношении нарушителя мер принудительного воздействия неправильно понимать только как приведение в действие аппарата государственного принуждения.

Разумеется, при этом, что указанные возможности неразрывно связаны с характером самого защищаемого субъективного права. Поэтому они в различных сочетаниях входят в правомочие на его защиту. Так, например, самозащита гражданских прав в форме необходимой обороны не может быть средством защиты на имя, но может быть применена при физическом посягательстве на честь женщины. Отказ от просроченного исполнения характерен для обязательных прав, но не свойственен праву собственности.

Представляя управомоченному лицу правоохранительные возможности, составляющие содержание право на защиту, гражданское законодательство вместе обеспечивает их осуществление и соответствующими правоохранительными мерами.

Характерными чертами защиты права является наличие правового требования, вытекающего из нарушенного или оспоренного права и подлежащего рассмотрению в определенном порядке, установленном законом, т. е. иска; наличия спора о праве.

Характеристика основных способов защиты гражданских прав

Способы защиты гражданских прав – это совокупность средств и приемов, с помощью которых осуществляется защита нарушенного субъективного гражданского права управомоченного лица.

Согласно ст. 12 ГК РФ среди способов защиты гражданских прав мерами ответственности могут быть признаны лишь возмещение убытков, взыскание неустойки и компенсация морального вреда; все остальные являются мерами защиты.

Под способами защиты субъективных гражданских прав понимаются закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя.

Перечень способов защиты гражданских прав содержится в общей части Гражданского кодекса. В ст. 12 ГК РФ закреплено, что защита гражданских прав осуществляется путем:

1) Признание права;

2) Восстановление положения, существовавшего до нарушения права и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

3) Признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;

4) Признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

5) Самозащита права;

6) Присуждение к исполнению обязанности в натуре;

7) Возмещение убытков;

8) Взыскание неустойки;

9) Компенсация морального вреда;

10) Прекращение или изменение правоотношений;

11) Неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;

12) Иными способами, предусмотренными законом.

"Признание права означает подтверждение компетентным органом факта принадлежности определенного субъективного права определенному лицу. Признание может предотвратить нарушение права, пресечь споры о том, кому принадлежит то или иное право, прекратить неопределенность в принадлежности имущества и т.п.". Признание права как средство его защиты по самой своей природе может быть реализовано лишь в юрисдикционном (судебном) порядке, но не путем совершения истцом каких-либо самостоятельных односторонних действий. Требование истца о признании права обращено не к ответчику, а к суду, который должен официально подтвердить наличие или отсутствие у истца спорного права.

Например, Ададимов О.А. и его отец <ФИО> проживают и состоят на регистрационном учете в жилом помещении – комнате <…>. Данное жилое помещение ранее имело статус общежития. Ададимов О.А., просит признать за ним в порядке приватизации право собственности на данное жилое помещение. Истец и его отец пользуются спорным жилым помещением на законных основаниях, зарегистрированы по месту жительства, согласно поквартирной карточке.<ФИО> дал свое согласие на приватизацию указанной квартиры в собственность истца. Согласие нотариально заверено. Ответчиком отказано Ададимову О.А. в приватизации спорного жилого помещения, так как здание, в котором оно находится, имеет статус общежития, является жилым помещением специализированного жилищного фонда. Ответчиком не приведено ни одного факта и не представлено ни одного довода, чтобы суд пришел к иному выводу по данному делу. Руководствуясь ст.194-198 ГПК РФ, суд решил: Иск Ададимова О.А. к администрации муниципального района "Яковлевский район" о признании права собственности на жилое помещение в порядке приватизации – признать обоснованным.

Восстановление положения, существовавшего до нарушения права – совершение действий, устраняющих последствия правонарушения, вследствие чего субъективное право управомоченного лица восстанавливается в прежнем (существовавшем до нарушения) состоянии.

К примеру, Истец ОАО "VERTEX" обратился в суд с иском к ТОО "Гелиос" о взыскании убытков, связанных с незаконным использованием товарного знака и подрывом деловой репутации, в сумме 15 137 200 тенге, мотивируя свои требования тем, что ТОО "Гелиос", являясь собственником автозаправочных станций, без всяких на то оснований, использовало в своей коммерческой деятельности товарный знак "VERTEX" на ряде автозаправочных станций. Исключительное право на товарный знак "VERTEX" с 25 июня 1999г. принадлежит ОАО "VERTEX", что подтверждается свидетельством Национального патентного ведомства РК. Алматинский городской суд полностью удовлетворил исковые требования ОАО "VERTEX".

Присуждение к исполнению обязанности в натуре является таким способом защиты права, в силу которого кредитор в судебном порядке может потребовать исполнения должником обязательства в натуре, которое первоначально являлось предметом его обязанности. Если иное не предусмотрено законодательными актами или договором, уплата неустойки и возмещение убытков в случае ненадлежащего исполнения обязательства не освобождают должника от исполнения обязательства.

Возмещение убытков и взыскание неустойки представляют собой наиболее распространенные способы защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов, которые применяются в сфере как договорных, так и внедоговорных отношений. В соответствии с п. 4 ст. 9 ГК лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законодательными актами или договором не предусмотрено иное. Под убытками подразумеваются расходы, которые произведены или должны быть произведены лицом, право которого нарушено, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Возмещение убытков в обязательствах, обеспеченных неустойкой, определяется следующим образом: если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. Законодательством или договором могут быть предусмотрены случаи, когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков; когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки; когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки (п.п. 1, 2 ст. 351 ГК) Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законодательством или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Так, по смыслу статьи 15 ГК РФ взыскание убытков может производиться в целях защиты любого субъективного гражданского права, в том числе и обязательственного права, к числу которого относится право безвозмездного пользования автомобилем. По смыслу пункта 1 статьи 1064, статьи 128 и статьи 15 ГК РФ в случае установления факта причинения вреда имуществу, включающему в себя также имущественные права и обязанности, суд не вправе отказать в его возмещении. Конкретный размер причиненного ущерба, подлежащий взысканию с причинителя вреда, должен быть определен судом исходя из принципа разумности

Компенсация (возмещение) морального вреда (понятие морального вреда дано в п. 1 ст. 1099 ГК) выполняя охранительную функцию в системе защиты гражданских прав, относится к категории защиты личных неимущественных благ и прав (жизнь, здоровье, честь, достоинство, неприкосновенность жилища и др.). Суть данного способа защиты гражданских прав состоит в возложении на нарушителя обязанности по выплате потерпевшему денежной компенсации за физические или нравственные страдания, которые тот испытывает в связи с нарушением его прав. Моральный вред возмещается независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда (п. 3 ст. 1099 ГК).

Например, Савченко П.А. обратился в суд с исковым заявлением, в котором просит взыскать с ответчика Степка В.А. компенсацию морального вреда в размере 120000 руб., причиненного в результате ДТП. В судебном заседании истец Савченко П.А. его представитель Немитов И.В.заявленные требования поддержали полностью. Свои требования сторона истца мотивирует тем, что на автодороге Стародуб – Десятуха Брянской области произошло дорожно – транспортное происшествие, в результате которого ответчик, управляя автомашиной, совершил наезд на истца. Истцу были причинены: закрытая черепно-мозговая травма, характеризующаяся наличием сотрясения головного мозга и ссадин на лице; ссадины на верхних и нижних конечностях. После ДТП истец был доставлен в Стародубскую больницу, где находился на стационарном, затем амбулаторном излечении в общей сложности около 3 недель. По итогам административного расследования по факту ДТП ответчик был привлечен к административной ответственности по ст. 12.24 ч.1 КоАП РФ. Неправомерными действиями ответчика истцу причинен моральный вред, выразившийся в физических страданиях, оцениваемый им в 120000 рублей. Руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд решил исковые требования Савченко П.А. удовлетворить частично.

Прекращение и изменение правоотношений также являются способом защиты гражданских прав. Если одна из сторон договора существенно нарушает его условия, то по требованию другой стороны в судебном порядке договор, может быть, расторгнут, т.е. досрочно прекращен. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Например, при расторжении договора найма жилища из государственного жилищного фонда по требованию нанимателяя в предусмотренных законодательством (в случае систематического разрушения или порчи жилища) случаях, наниматель и члены его семьи подлежат выселению без предоставления другого жилища, следовательно, прекращаются права и обязанности сторон по договору. Изменение правоотношения означает изменение его содержания в таком направлении, какое обеспечивает более полную защиту нарушаемого права.

Признание недействительным или не подлежащим применению не соответствующего законодательству акта государственного органа или органа местного самоуправления является одним из способов защиты гражданских прав. При этом несоответствующие требованиям законодательства акты признаются недействительными независимо от того, кем они приняты, т.е. должностным лицом единолично или коллегиально. Вред, причиненный в результате издания государственными органами актов, не соответствующих законодательным актам, подлежит возмещению на основании решения суда независимо от вины органов и должностных лиц, издавших акт. Вред возмещается за счет государственной казны. Представителем казны выступают финансовые органы либо другие органы и граждане по специальному поручению. Органы местного самоуправления отвечают за вред, причиненный их органами и должностными лицами, в судебном порядке.

Федеральный научно-производственный центр Открытое акционерное общество "Научно-производственное объединение "Марс" обратилось в Арбитражный суд Ульяновской области с заявлениями о признании недействительными решений Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Ульяновской области <…>, а также с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Ульяновской области от <…> в части доначисления налога на прибыль <…>. Рассмотрев все обстоятельства дела и сделав соответствующие расчеты, руководствуясь статьями 112, 167-170, 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд решил признать недействительными решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Ульяновской области <…>Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Ульяновской области в пользу Открытого акционерного общества "Научно-производственное объединение "Марс" затраты на юридические консультации.

Содержание каждого из указанных способов защиты и порядок его применения конкретизируется в нормах общей части ГК (ст.11 – 14 ГК), в нормах, относящихся к институтам сделок, права собственности, обязательственного права.

Все перечисленные способы можно сгруппировать, выделив способы, применяемые только судом, способы, которые могут быть использованы стороной правоотношения как без обращения в суд, так и с помощью суда; самозащиту, т.е. защиту гражданских прав субъектом права без участия суда.

В случаях, предусмотренных законом, может осуществляться защита гражданских прав в административном порядке. При этом если принятое в административном порядке решение не удовлетворяет лицо, и оно по-прежнему считает свои права нарушенными, у него есть возможность обратиться в суд.

Также закон или договор может предусмотреть урегулирования спора между сторонами до обращения в суд.

Интересным способом защиты гражданских прав является самозащита, то есть защита непосредственными действиями лица, права которого нарушены. При этом должен соблюдаться ряд условий: способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не должны выходить за пределы действий, необходимых для его предупреждения или пресечения.

Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или соответствующим закону договором не предусмотрено иное. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право получило вследствие этого доходы, то лицо право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

В завершение следует отметить, что перечень способов защиты гражданских прав, закрепленный в ст. 12 ГК РФ, не является исчерпывающим, поскольку в этой статье кроме всех вышеперечисленных способов указано, что защита гражданских прав осуществляется иными способами, предусмотренными законом. К иным способам защиты права, предусмотренным законодательными актами, можно отнести, к примеру, защиту коммерческой тайны как способ защиты информации в качестве объекта гражданских прав (ст. 16 ГК РФ).

Так же, довольно распространенным на сегодняшний день является такой способ, как опровержение по суду лицом порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, не соответствующих действительности.Так, из смысла пунктов 1, 11 статьи 152 ГК РФ, статьи 12 ГК РФ, учитывая информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.09.1999 № 46 "Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации", следует, что опровержение недостоверных сведений и взыскание убытков (морального вреда) являются двумя самостоятельными способами защиты прав лица, в отношении которого распространены сведения. Опровержение недостоверных сведений является формой восстановления положения, существовавшего до нарушения права (абзац третий статьи 12 ГК РФ), возмещение убытков и компенсация морального вреда являются мерами гражданско-правовой ответственности за распространение порочащих сведений

Пределы самозащиты гражданских прав

Одним из способов защиты гражданских прав управомоченным лицом является самозащита гражданских прав.

Под самозащитой гражданских прав следует понимать совершение управомоченным лицом дозволенных законом действий фактического порядка, направленных на охрану его личных или имущественных прав и интересов. Действующее гражданское законодательство содержит на этот счет лишь два указания. Ст. 1066 ГК допускает самозащиту гражданских прав в состоянии необходимой обороны, а ст. 1067 определяет поведение и ответственность лиц при наступлении обстоятельств, именуемых крайней необходимостью. Право управомоченного лица принимать необходимые меры по охране своего имущества, как и всякое иное субъективное гражданское право или входящее в него правомочие, подчинено принципу осуществления его в соответствии с назначением в социалистическом обществе. Охрана имущества должна осуществляться в соответствии с требованиями закона.

Подобного рода меры охраны, как представляющие общественную опасность, не только недопустимы с точки зрения гражданского законодательства, но в случае наступления тяжелых последствий могут быть рассматриваемы как уголовное преступление.

Одним из способов самозащиты гражданского права является так называемая необходимая оборона. Ст. 1066 ГК предусматривает, что не подлежит возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были нарушены ее пределы. Например, ответчиком было совершено преступление, в результате которого истцу был причинен материальный и моральный ущерб. ДД.ММ.ГГГГ около 09 часов в помещении офиса, между истцом и ответчиком произошла ссора, в ходе которой они оскорбляли друга, ответчик толкнул истца, от чего он(истец) упал на подлокотник стоящего рядом кресла, почувствовал боль в правом боку и грудной клетке. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ г., у истца были обнаружены закрытые переломы 10-11 ребер справа, кровоподтек правой половины грудной клетки. Судом установлено, что ответчик Пимкин Ф.С., толкнув плечом истца Иванова Г.А., защищался от действий последнего, действовал не умышленно, данные обстоятельства, исходя из приведенных правовых норм, исключают какую-либо ответственность, как морал ьную, так и материальную ответчика перед истцом. У суда нет оснований полагать о превышении пределов необходимой обороны, в том смысле, какой придается правоприменительной практикой, поскольку, превышением пределов необходимой обороны считается совершение умышленных действий. Для решения вопроса о наличии или отсутствии оснований для гражданско-правовой ответственности не требуется решение о квалификации действий лица в состоянии необходимой обороны, о превышении пределов необходимой обороны исходя из степени тяжести вреда, причиненного истцу, принятого в порядке уголовного судопроизводства.

Все представленные суду доказательства, свидетельствуют об отсутствии умысла в действиях ответчика Пимкина Ф.С., в том числе, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении дела частного обвинения, показания свидетелей Качалкина, Равоткина, эти доказательства опровергают довод истца об умышленном причинении вреда, иных допустимых доказательств суду не представлено. При таких обстоятельствах, суд не находит оснований для компенсации истцу морального вреда в связи с причинением ему вреда здоровью, возмещении расходов на лечение.

Институт необходимой обороны является комплексным институтом, регламентированным как гражданским, так и уголовным законодательством. И это не случайно. Дело в том, что на практике причинение вреда в состоянии необходимой обороны встречается исключительно при отражении опасности, создаваемой преступным поведением лица. Отсюда, в частности, вытекает единство и самого понятия необходимой обороны, как для уголовного, так и для гражданского права.

Однако это единство не означает абсолютного тождества этих понятий, как это молчаливо презюмируется в немногочисленной цивилистической литературе по этому вопросу.Дело в том, что понятие необходимой обороны в гражданском праве в одном отношении несколько шире, чем в уголовном праве. Под необходимой обороной в гражданском праве следует понимать не только такие действия обороняющегося, которые попадают под признаки состава преступления, но и те действия обороняющегося, которые не попадают под признаки преступления, но подпадают под признаки гражданского правонарушения. Так, например, в случае когда в целях обороны от напавшего хулигана обороняющийся разорвал на нем одежду и связал ее хулигана, никаких оснований для признания его действий подпадающими под признаки состава преступления может и не быть. Однако факт причинения вреда налицо, и такой вред не подлежит возмещению как причиненный в состоянии необходимой обороны.

Поскольку действующее гражданское законодательство предусматривает правило о необходимой обороне только применительно к причинению вреда, а причинение вреда действиями, составляющими только состав гражданского правонарушения, влечет за собой возникновение обязательства по возмещению вреда, которое реализуется в строгоустановленном порядке, следует признать, что необходимая оборона недопустима против правонарушений, не являющихся действиями уголовно-наказуемого характера.

Необходимой обороне свойственны и специфический условия защиты. Особенность защиты в состоянии необходимой обороны состоит, прежде всего, в том, что она осуществляется путем причинения вреда нападающему, т.е. посредством действий, которые в нормальных условиях, при отсутствии общественно опасного посягательства, являются действиями противоправными.

Второй особенностью действий по защите в условиях необходимой обороны является то, что они должны быть направлены непосредственно против нападающего лица. Не могут быть признаны необходимой обороной действия лица, которое в ответ на нападение одного причиняет вред другим лицам, например, его родственникам или близким.

Наконец, одним из важнейших условий защиты является недопустимость превышения пределов необходимой обороны. Под превышением пределов необходимой обороны понимают явное несоответствие характера защиты характеру нападения. Оно имеет место тогда, когда обороняющийся прибегнул к защите такими средствами и методами, применение которых явно не вызывалось ни характером и опасностью посягательства, ни реальной обстановкой, и без необходимости причинил посягавшему тяжелый вред.

Одним из способов самозащиты гражданских прав являются действия управомоченного лица в условиях крайней необходимости. Под действиями, совершенной в состоянии крайней необходимости, понимаются такие действия, которые предпринимаются лицом для устранения опасности, угрожающей интересам государства, общественным интересам, личности или правам данного лица или других граждан, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный.

Крайняя необходимость имеет известные сходства с необходимой обороной, но вместе с тем весьма существенно отличается от последней.

Их сходство заключается, прежде всего, в том, что они не являются исключительно способами самозащиты гражданских прав, но представляют собой также и средство защиты интересов государства и других (не управомоченных) лиц, причем как имущественных, так и неимущественных интересов.

Сходство далее состоит в том, что в известном смысле необходимую оборону можно было бы рассматривать в качестве одного из видов действия лица в условиях крайней необходимости, созданной преступным посягательством. Однако закон выделяет их в самостоятельные обстоятельства. Это обусловлено, прежде всего, тем, что необходимая оборона как способ действия лица в условиях "крайней необходимости", созданной преступным посягательством приобретает иное значение, иные признаки и иные последствия, чем те, которые имеют место при наступлении "обычных" условий крайней необходимости.

При крайней необходимости опасность для интересов управомоченного лица, интересов государства, общества и третьих лиц возникает вследствие стихийных бедствий, неисправности механизмов, особого состояния организма человека, например, вследствие болезни и т.п..

Главным требованием, устанавливающим пределы действий в состоянии крайней необходимости, является то, что предотвращенный вред должен быть больше вреда нанесенного. При отсутствии данного обстоятельства, крайняя необходимость теряет свой смысл.

Выводы

В современном российском обществе проблема защиты гражданских прав стоит достаточно остро. От эффективности действий по защите своих субъективных прав, в конечном счете, зависит успех коммерческой деятельности как физических, так и юридических лиц.

Граждане и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права по своей воле и в собственном интересе. Они свободны в установлении прав и обязанностей на основе договора и в определении любых, не противоречащих законодательству условий договора. Конкретное гражданское право может быть реализовано управомоченным лицом на основе предоставленных законодательством возможностей. Например, собственник вправе продать, подарить или же обменять принадлежащее ему жилище. Осуществление или неосуществление гражданских прав зависит от воли управомоченного лица.

Гражданские права являются частью конституционных прав и поэтому конституционное положение о том, что граждане имеют равные конституционные права и свободы и равны перед законом в полной мере относится к гражданским правам.

Субъективные гражданские права характеризуются как сложное правовое явление, составляющее сердцевину любого правоотношения. Субъективное право имеет своей целью указать принадлежность этого права конкретному лицу. По своей сути оно индивидуально, хотя и опирается на объективное право.

Основу гарантированного осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей должны составлять механизмы осуществления прав и обязанностей. Без упорядоченной стройной системы правового регулирования с четко действующим механизмом нельзя представить современное государство и жизнь общества в нем.

Механизм осуществления и защиты субъективных гражданских прав и исполнения обязанностей представляет собой последовательную, комплексную организацию правовых средств и обеспечение условий, направленных на достижение цели, заложенной в содержании права и обязанности, по юридическому и фактическому осуществлению права и исполнению обязанности. Механизм осуществления и защиты, гражданских прав должен быть направлен не только на достижение официального результата, но и на действительную, фактическую реализацию тех возможностей для управомоченного лица, которые предоставляются правом.

Основными элементами механизма осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей являются: правовые нормы, гражданские правоотношения, юридические факты и правоприменительные акты. Каждый основной элемент механизма правового регулирования предполагает соответствующую стадию. Более того, именно в рамках тех или иных стадий вышеназванные элементы только и могут осуществляться.

Всякое субъективное право, как мера возможного поведения субъекта, имеет определенные границы по своему содержанию и по характеру его осуществления. Эти границы позволяют обратить внимание на то, что субъективное право на совершение одних действий не может распространяться на другое действие. Никто не может быть ограничен в правах, но и никто не может обладать большим объемом прав, чем другие. Однако абсолютной свободы правообладания не может быть, т.к. государство и общество также обладают свободой. Стремление личности к абсолютной свободе обладания большим объемом прав приводит к злоупотреблению этими правами. Поэтому существуют некоторые ограничения прав и свободы, которые гарантируется законом в целях реального осуществления права управомоченным лицом. Рассмотрев мнения различных ученых по этому вопросу, можно сказать, что данная проблема существует в реальности, хотя это и многими отрицается. И тот факт, что термин "злоупотребление правом" нашел прочное закрепление в гражданском законодательстве, является подтверждением того, что мы примкнули к мнению большинства ученых.

В ст.ст. 9 и 10 ГК РФ содержатся, во-первых, правовые нормы, закрепляющие гарантии свободы реализации субъективных гражданских прав, а во-вторых, – нормы, ограничивающие возможность ненадлежащего использования этой свободы. Законодательством установлены некоторые пределы осуществления гражданских прав, однако этот перечень не может исчерпать все возможные проявления социально неугодных способов, средств и целей осуществления гражданских прав, он может пополняться в связи с развитием рыночных отношений и появлением новых гражданско-правовых отношений.

Наряду с указанными, нормальный гражданский оборот предполагает не только признание за субъектами определенных гражданских прав, но и обеспечение их надежной правовой охраны. Под гражданско-правовой защитой нарушенных прав понимается охранительное воздействие норм, имеющее целью восстановить право, компенсировать нарушенный интерес, пресечь противоправные действия, препятствующие осуществлению права или обеспечению правопорядка. Законодатель выделяет три формы осуществления защиты: судебная, административная, самозащита.

Защита субъективных гражданских прав осуществляется посредством применения надлежащей формы, средств и способов защиты. В науке гражданского права различают две основные формы защиты – юрисдикционную и неюрисдикционную.

К сожалению, законодатель недостаточно подробно регламентирует осуществление конкретных способов защиты права (в частности, Гражданский кодекс не регламентирует порядок осуществления и пределы самозащиты, а лишь указывает, что такой способ защиты права допускается). Нередки и расхождения норм законодательства с мнением авторитетных ученых-теоретиков (например, законодатель относит самозащиту права к способам защиты гражданских прав, в то время как отдельные цивилисты считают ее не способом, а формой защиты).

Необходимо уделять большее внимание способам защиты гражданских прав, как на законодательном, так и на доктринальном уровне. Особое значение при этом имеет регламентация неюрисдикционных способов защиты (в первую очередь, самозащиты гражданских прав и мер оперативного воздействия), как наиболее доступных для участников гражданского оборота способов защиты их субъективных прав.

При теоретической проработке защиты гражданских прав и ее законодательном закреплении нужно больше внимания уделять самозащите. Самозащита как более "обывательский" способ ближе гражданину, и наверняка будет гораздо чаще использоваться. Четкое же закрепление ее способов и пределов необходимо, чтобы лицо в процессе осуществления самозащиты знало, на что оно имеет право и не перешло границ правомерного поведения.

Так же в гражданское законодательство можно внести нормы, регулирующие тот случай защиты неимущественных прав, когда задета честь, достоинство и деловая репутация больших групп людей (наций, представителей одной профессии и др.). Этот вопрос должен быть также очень недвусмысленно урегулирован, чтобы избежать злоупотреблений.

Литература

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 №6-ФКЗ, от 30.12.2008 №7-ФКЗ, от 05.02.2014 №2-ФКЗ, от 21.07.2014 №11-ФКЗ) // СПС Консультант плюс, 2015.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 22.10.2014) // СПС Консультант плюс, 2015.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1995 № 14-ФЗ (ред. от 31.12.2014) // СПС Консультант плюс, 2015.

4. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 04.11.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 03.01.2015) // СПС Консультант плюс, 2015.

5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 31.12.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 23.01.2015) // СПС Консультант плюс, 2015.

6. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации" от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 31.12.2014, с изм. от 21.03.2014) // СПС Консультант плюс, 2015.

7. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 31.12.2014) // СПС Консультант плюс, 2015.

8. Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 29.12.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 29.01.2015) // СПС Консультант плюс, 2015.

9. Федеральный закон "Об исполнительном производстве" от 02.10.2007 № 229-ФЗ (ред. от 22.12.2014) (с изм. и доп., всуп. в силу с 22.01.2015) // СПС Консультант плюс, 2015.

10. Указ Президента РФ "О неотложных мерах по ликвидации административных ограничений при осуществлении предпринимательской деятельности" от 15.05.2008 № 797 // СПС Консультант плюс, 2015.

11. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 23.12.2014 № 2954-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Заикина Александра Глебовича на нарушение его конституционных прав статьей 236 Гражданского кодекса Российской Федерации // СПС Консультант Плюс, 2015.

12. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // Российская газета. – 2010. – 21 мая.

13. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2014 № 50 "О примирении сторон в арбитражном процессе" // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2014. № 9.

14. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2014 № 50 "О примирении сторон в арбитражном процессе" // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2014. № 9.

15. Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2002 № 66 "Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2002. № 3.

16. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Северо-Западного округа от 01.11.2002 № 56 // СПС Консультант плюс, 2015.

17. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 № 1649/13 // СПС ГАРАНТ, 2015.

18. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.06.2014 № 3894/14 по делу № А36-408/2013 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2014. № 11.

19. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 04.12.2012 № 18-КГ12-70 // СПС Консультант Плюс,2015.

20. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2012 года. Утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 10.04.2013 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2013. № 6.

21. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.09.2013 № ВАС-11690/13 по делу № А70-8104/2012 // СПС Консультант Плюс, 2015.

22. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.11.2010 № ВАС-13189/10 по делу № А20-1414/2009 // СПС Консультант Плюс, 2015.

23. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 08.02.2010 по делу № А46-18312/2009 // СПС Консультант Плюс, 2015.

24. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15.08.2014 № 08АП-4055/2014 по делу № А75-125/2014 // СПС Консультант Плюс, 2015.

25. Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.06.2010 по делу № А14-15721/2008287/2 // СПС Консультант Плюс, 2015.

26. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25.09.2014 по делу № А27-720/2013 // СПС Консультант Плюс, 2015.

27. Постановление Федерального Арбитражного Суда Волго-Вятского округа от 04.02.2013 по делу № А82-862/2012 // СПС Консультант Плюс, 2015.

28. Постановление Федерального Арбитражного Суда Волго-Вятского округа от 31.03.2005 № А29-5595/2004-2э // СПС Консультант Плюс, 2015.

29. Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 01.10.2014 по делу № А14-7299/2013 // СПС Консультант Плюс, 2015.

30. Постановление Федерального Арбитражного Суда Уральского округа от 30.10.2007 № Ф09-8431/07-С1 по делу № А47-2378/07 // СПС Консультант плюс, 2015.

31. Постановление Федерального Арбитражного Суда Московского округа от 31.03.2014 № Ф05-10535/2011 по делу N А40-119763/2010 // СПС Консультант Плюс, 2015.

32. Постановление Федерального Арбитражного Суда Московского округа от 03.09.2013 по делу № А40-168672/12-35-1619 // СПС Консультант Плюс, 2015

33. Постановление Федерального Арбитражного Суда Волго-Вятского округа от 01.08.2014 по делу № А43-22659/2013 // СПС Консультант Плюс, 2015.

34. Приговор 1-202/2014 суда Краснодарского края от 26.11.2014

35. Пояснительная записка к ходатайству об отложении судебного разбирательства Арбитражного суда Ростовской области № А53-5235/12 от 23.12.2012

36. Решение Стародубского суда Брянской области по делу № 2-10-423-1 от 17.08.2010 г.

37. Решение Арбитражного суда Ульяновской области по делу № А72-6211/2013 от 21.01.2014 года

38. Решение Николаевского районного суда Ульяновской области по делу 2-262/2014 от 04.06.2014 года

39. Решение суда Белгородской области по делу № 2-233/2012 от 19.04.2012 года

40. Алексеев С.С. Общая теория права. 2-е изд. / С.С.Алексеев перераб. и доп. – М.: "Проспект"", 2011, – 568с.

41. Белов В.А. Гражданское право. Том 1. Общая часть. Введение в гражданское право. Учебник для бакалавриата и магистратуры. / А.В. Белов – М.: Юрайт, 2014, – 622с.

42. Косарев А.И. История государства и права зарубежных стран. (Учебник) / А.И. Косарев 2007, 376с.

43. Российское гражданское право: В 2 т. Обязательственное право: Учебник (том 2) (2-е издание, стереотипное) / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2011, – 1208с.

44. Садиков О.Н. Гражданское право Российской Федерации. В 2-х томах (учебник) / Отв. ред. О.Н. Садиков М.: Инфра – М.: Контракт, 2010, – Т.I: 493с., Т.II: 608с.

45. Суханов Е.А. Российское гражданское право. В2-х томах. Том 1: Общая часть. Учебник 4-е издание / Е.А. Суханов – М.: Статут, 2014, – 958с.

46. Марченко М.Н. Теория государства и права: Часть 2. Теория права / Н.М. Марченко. Зерцало-М. 2011, – 516с.

Статьи из сборников трудов, научные труды

47. Аникин А.С. Содержание и осуществление субъективного гражданского права // Юрист. – М.: Юрист, 2008, № 3. – С. 61-63.

48. Вавилин Е.В. Принципы гражданского права. Принципы осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей / Е.В. Вавилин // Принципы российского права: общетеоретический и отраслевой аспекты / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько; ГОУ ВПО "Саратовская государственная академия права". – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО "Саратовская государственная академия права", 2010, – 704с.

49. Вавилин Е.В. Принципы гражданского права. Механизм осуществления и защиты гражданских прав / Вавилин Е.В. – Саратов: Изд-во ФГБОУ ВПО "Сарат. гос. юр. акад.", 2012, – 364c.

50. Вавилин Е.В. Осуществление и защита гражданских прав: тенденции развития законодательства / Е.В.Вавилин // Известия вузов. Правоведение. 2009, С. 225с.

51. Волкова М.А. Гражданское право. Часть 1 Учебный курс (учебно-методический комплекс) / А.М. Волкова – М.: Волтер Клуверс, 2010, -412с.

52. Кулахметов Ш. Б. Защита прав неопределенного круга лиц в теории цивилистического процесса и действующем АПК РФ [Текст] / Ш. Б. Кулахметов // Молодой ученый. – 2011. – №2. Т.2. – С. 22-24.

53. Лукьяненко М.Ф. Оценочные понятия гражданского права: разумность, добросовестность, существенность. / М.Ф. Лукьяненко – М.: Статут, 2010, – 423с.

54. Лысенко А.Н "Имущество в гражданском праве России" "Деловой двор", 2010 // СПС Консультант плюс, 2015.

55. Макарова Ольга. Причинение вреда в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости. 2011,

56. Малько А.В. Теория государства и права в схемах, определениях и комментариях / А.В. Малько – М.: Проспект, 2010, – 144с.

57. Мельников В.Ю. Пределы ограничения конституционных прав человека и гражданина / В.Ю. Мельников. 2011

58. Опалев Р.О. Оценочные понятия в арбитражном и гражданском процессуальном праве, / О.Р. Опалев – М.: Волтерс Клувер, 2008, 248с.

59. Правовое регулирование конкуренции и монополии в Российской Федерации / К.А. Писенко, И.А. Цинделиани, Б.Г. Бадмаев – Курс Лекций. М.: Статут, 2010, – 414с.

60. Тагирова В.Л. "Злоупотребление правом в гражданских правоотношениях" 2013

61. Тархов В.А. Предмет гражданского права. Имущественные отношения // Гражданское право. – М.: Юрист, 2009, № 1. – С. 3-11.

62. Федорова М. Ю.Нормативно-правовое обеспечение образования: учеб. пособие для студ. учреждений высш. проф. образования / М. Ю. Фе дорова. – 4-е изд., испр. – М.: Издательский центр "Академия", 2013. – 176с.

63. Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений / В.Ф. Яковлев – 2-е изд., доп. – М.: Статут, 2006, – 240c.