ODiplom // Право и ТГП // 06.05.2018

Психологическая теория возникновения государства и права Петражицкого

Автор: Ирина Нестерова

Рубрика: Право и ТГП

Опубликовано: 06.05.2018

Библиографическое описание:

Нестерова И.А. Психологическая теория возникновения государства и права Петражицкого [Электронный ресурс] // Образовательная энциклопедия ODiplom.ru

В Российской Империи была разработана одна из уникальных теорий возникновения государства и права. Это психологическая теория Л.И. Петражицкого. Она до сих пор привлекает внимание ученых-правоведов.

Кто такой Л.И. Петражицкий

Психологическая теория возникновения государства и права Петражицкого

Лев Иосифович Петражицкий – российский и польский философ, социолог, правовед и исследователь правовой природы жизни общества и государства. Л.И. Петражицкий родился в 1867 году в имении Коллонтаево Витебской губернии в семье богатого дворянина. С детства Лев Иосифович проявлял склонность к наукам. В юношеском возрасте он успешно поступил и закончил юридический факультет Киевского университета. Затем он продолжил обучение в Германии, а именно в Берлинском университете. Л.И. Петражиткий достиг особых успехов в изучении основ римского права. Его знания в этой области поражали окружающих.

Жизнь Л.И. Петражицкого сложна и извилиста. Он начал разработку своей психологической теории о возникновении государства и права еще во времена учебы в университете. После окончания обучения Л.И. Петражицкий продолжил научную деятельность. Он широко известен как профессор юридического факультета Петербургского университета.

Лев Иосифович Петражицкий принимал активное участие в политической и общественной жизни страны. Он был депутатом I Государственной думы от партии кадетов.

После Великой Октябрьской Революции 1917 года Л.И. Петражицкий покидает Россию. В 1921 году он принимает гражданство Польши. Лев Иосифович Петражицкий преподаёт в польских учебных заведениях, занимаясь преимущественно социологией.

Лев Иосифович Петражицкий был женат на Теоне Карловне. Детей у него не было. Умер Л.И. Петражицкий в возрасте 64 лет в Варшаве. Его смерть покрыта завесой тайны.

Психологическая теория Льва Иосифовича Петражицкого о возникновения государства и права имела множество сторонников и противников. С ним часто спорили видные зарубежные правоведа пытаясь выявить изъяны в его теории и связать их с утопичностью.

Основы психологической теории возникновения государства и права

Разрабатывая свою теорию, Л.И. Петражицкий опирался на различные области знания. Будучи феноменальным знатоком римского права, Лев Иосифович строил свои аксиомы на опыте данной отрасли права и на основах человеческой психологии. По мнению Петражицкого наука основывается на двух видах человеческого бытия, а именно:

  • Физическое бытие
  • Психическое бытие

Право, по мнению Л.И. Петражицкого, принадлежит к сфере психического бытия. Сознание внутренней связанности воли, поведения человека Петражицкий именует этическим сознанием. Согласно психологической теории возникновения государства и права Л.И. Петражицкого существует такое понятие как этический долг, который может выступать в двух ипостасях:

  • Этический долг как правовая обязанность
  • Этический долг как нравственная обязанность

Чтобы раскрыть все грани своей теории Л.И. Петражицкий создал несколько трудов, направленных на раскрытие основ психологической составляющей общества и государства. Так в работе "Теория права и государства в связи с теорией нравственности" Л.И. Петражицкий обращается к исследованию элементов психики. В своей работе он предлагает положить в основу психологии и других наук, касающихся психических явлений деление на:

  • двусторонние, пассивно-активные переживания – эмоции;
  • односторонние переживания, распадающиеся в свою очередь на односторонне-пассивные: познавательные и чувственные переживания и односторонне-активные: волевые переживания [1].

По мнению Л.И. Петражицкого, эмоции руководят жизнью человека. Этические эмоции обладают рядом свойств, таких как:

  • Своеобразный мистическо-авторитетный характер, т.е. противостоят эмоциональным склонностям человека, его влечениям, аппетитам и т. п., как "импульсы с высшим ореолом и авторитетом, исходящие как бы из неведомого, отличного от нашего обыденного и, таинственного источника"..
  • Этические эмоции переживаются как внутренняя помеха свободе, как своеобразное препятствие для свободного выбора и следования нашим склонностям, влечениям, целям и как твердое и неуклонное давление в сторону того поведения, с представлением о котором сочетаются соответствующие эмоции [2].

Л.И. Петражицский утверждал, что право включает в себя:

  • все правовые нормы – императивно-атрибутивные нормы,
  • все правовые обязанности – долги одних, активно закрепленные за другими.

В своих работах Л.И Петражицский сконентроиван на разделении таких понятий как "право" и "нравственность". Он выделяет их отличительные признаки:

  1. Нормы права и нормы нравственности представляются обременяющими, но только нормы права могут быть наделяющими.
  2. В нравственности имеются только односторонние обязанности, в праве – правоотношения, представляющие для одних обязанности, для других права.
  3. Сознание правового долга, т. е. вместе с тем и права другого, оказывает более сильное давление на поведение, вызывает более успешно соответствующее поведение, нежели сознание чисто нравственного долга, без права для другого.

Петражицкий Л.И. предлагал выделять больше видов права, чем современная ему юриспруденция. По его мнению, существовали позитивное право и интуитивное право. Соотношение позитивного и интуитивного права проявляется в трех областях:

  1. сфера действия исключительно позитивного права
  2. сфера действия исключительно интуитивного права
  3. сфера параллельного существования и действия обоих видов права

По мнению Л.И. Петражицского интуитивное право, если оно приобретает массовое распространение, устойчивость, может ограничивать позитивное право. Если интуитивное право проявляется достаточно редко, его значение и влияние на позитивное право снижается. Интуитивное право, как отмечал Петражицкий Л.И., содержит в себе тенденцию к позитивации. Петражицким был выделен особый вид позитивного права – официальное право, к которому он относил нормативные акты, судебные решения[3].

Помимо интуитивного и позитивного права Л.И. Петражицский выделял официальное право. Оно определяется им как особый вид позитивного права, посредством которого государство влияет на эмоциональную сферу в прогрессивную сторону. Но есть также, по Петражицкому, и неофициальное право, появляющееся во всех сферах жизни людей, где в их сознании возникают императивно-атрибутивные переживания. Получается, что в каждой обособленной группе людей формируется свое право наряду с официальным правом. Официальное право, по Петражицкому, представляет собой "совершенно микроскопическую величину" по сравнению с тем необъятным множеством жизненных ситуаций, которые регулируются интуитивным правом. Л.И. Петражицкий приписывает интуитивному праву как явлению весьма подвижному, живому, гибко реагирующему на запросы времени все более возрастающую роль в жизни общества.

Проблемыобъективности и субъективности психологической теории возникновения государства и права

Согласно психологической теории Л.И. Петражицкого права представляет собой не государственные нормы, не фактические правовые отношения, не нравственная идея, а явление индивидуальной психики, т.е. особые эмоции, обладающие специфическими признаками. Их отличие от других эмоций Л.И. Петражицкий видел в двустороннем характере: с одной стороны, они авторитетно возлагают обязанности, с другой стороны, они также авторитетно отдают другому, предписывают ему как право то, чего они требуют от нас. Такие эмоции Петражицкий называл императивно-атрибутивными, в отличие от императивных моральных эмоций, которые, предписывая определенное поведение как обязанность, не предоставляют никому права требовать ее безусловного исполнения. В этой части своей теории Петражицкий осуществил, фактически, феноменологический анализ права, выявив его неизменную структуру как связь правомочия и обязанности. Но общие субъективистские предпосылки его теории не позволили сделать из этого научно корректные выводы. В трудах Л.И. Петражицкого право фактически сводилось к индивидуальным эмоциям. Как следствие непомерно расширялась сфера правового. Правовой характер приобретали не только, например, правила карточной игры, правила поведения за обеденным столом, внутрисемейные отношения, но и воровские правила и даже воображаемый договор человека с дьяволом о продажи души. Такое право Петражицкий именовал неофициальным. Право, имеющее официальную поддержку от государства – право высшего сорта – получало статус права официального. Для Л.И. Петражицкого – без минимума любви жизнь людей, заключенных в своих эгоистических раковинах, становится просто бесполезным бременем. Именно эгоизм и зависть есть причины требования равенства в обществе, по мнению сторонников психоанализа и 3. Фрейда.

В понимании Л.И. Петражицкого, "Любовь" – это есть движущая сила, переживание, которое сообщает энергию человеку и направляет его действия. По своему содержанию, "Любовь" несправедлива в общепринятом смысле: не вызывает желания делить что-либо поровну, не предполагается принцип при разделе благ – каждому по заслугам. "Любовь" предвзята и склонна защищать интересы объекта любви или соблюдать в его отношении условную, кажущуюся выгоду. Направление для формирования внутренней справедливости задает именно эта сила, а не тяготение к жизни или смерти как в психоанализе.

В период с 20-х до начала 90-х годов XX века теория понимания права Л.И. Петражицкого получила развитие только в трудах русских ученых в эмиграции. Его теория упоминалась как пример ненаучного исследования права и буржуазного характера этой концепции: субъективизм противоречил утверждению объективной природы права, положению о существовании только коллективного правосознания.

Теория Л.И. Петражицкого оценивалась, как пример попытки лишить легитимности право царского режима, так как это право противоречило внутренней справедливости людей.

В.Д. Зорькин [4] упоминает его теорию наравне с правовыми взглядами Г.И. Муромцева. Очень бурно развивалась критика теории Л.И. Петражицкого на том основании, что он разрушал объективное значение понятия "справедливости", отождествлением справедливости и интуитивного права, когда справедливость должна иметь определенное содержание, критерии. Однобокое представление справедливости с позиции психологической теории права ведет к субъективизму в науке и не может дать целостного представления о мире, по мнению критиков.

Теория Л.И. Петражицкого дает формальное определение справедливости, охватывающее все изменчивое ее содержание, и тем самым не разрушает понятия, а дает ключ к его пониманию.

Ее понимание должно основываться на представлениях индивида, на осознании содержания этих представлений, анализе своего правосознания и нравственной составляющей психики. Однако, если право и нравственность коренятся в эмоциональной природе психики, то пропадает ценность этих явлений, поскольку их содержание представляется уже не ясным, не единой известной для всех ценностью.

Нравственная составляющая психики другого человека есть явление "туманное", не поддающееся познанию, ее исследования не могут дать точных результатов, по мнению критиков. Ценность морали представляется в том, что ее принципы общепризнанны в обществе, субкультуре. При этом, по мнению автора статьи, нельзя ставить упреки ученому, открывшему такую природу права, которая подчеркивала несоответствие действительности идеалам общества. Эмоциональная природа человека внесла в прогресс гораздо более ценные идеи, нежели метафизические искания права и нравственности, именно таково основное содержание возражений на критику теории Л.И. Петражицкого, когда был обозначен факт не соответствия общепризнанных норм нравственности и морали поведению людей. Поиски точных формулировок, исследование объекта в отрыве от действительности, в его идеальной форме, по мнению Л.И. Петражицкого, невероятно мало дали миру знаний и ценных идей. Получается, люди руководствуются нормами морали, принципами поведения, адекватными среде существования личности.

Профессор В.М. Хвостов [3] считал, что оперирование представлениями о содержании сознания отдельных людей, изучение содержания представлений о праве, манипуляция этими индивидуальными правовыми переживаниями – есть путь псевдонаучный, носит оттенок иллюзионизма. Поэтому невозможно технически определить, насколько сходны правовые переживания людей в обществе. Необходимо осуществить процесс изучения индивидуального правосознания и обобщения информации о содержании правосознаний множества лиц, выделить критерии, на основании которых можно судить о сходности правосознаний групп лиц.

Роль психологической теории для современной науки и правоприменительной практики

Времена меняются. Вместе с этим меняется и восприятие психологической теории возникновения государства и права Л.И. Петражицкого. Многие современные ученые воспринимают психологическую теорию как основу новых прогрессивных направлений правовой науки.

Идеи Л.И. Петражицкого заинтересовали представителей американских правовых школ. Развивая вслед за О. Холмсом идею о громадной роли внеправовых соображений и обстоятельств в судебном процессе и акцентирование вслед за Фрейдом роли подсознания в этом процессе, американская школа правового реализма по ряду своих догматов и методологических ориентации действительно может быть воспринята продолжательницей традиции психологической трактовки права, уделившей значительно больше внимания соотношению совокупного воздействия психологических факторов на область правовой мысли и юридической практики одновременно. Американских реалистов так же, как и Л.И. Петражицкого, интересовала проблема несовершенства "юридического языка" – его неопределенность, неясность, двусмысленность. По мнению Дж. Фрэнка, некоторые правовые термины похожи на луковицы – если их как следует почистить, то в итоге ничего не останется.

Юридический язык – это "жаргон, не имеющий четкого значения". Он нередко ставит в тупик и одурачивает обывателя и тем самым дает возможность прибегать к различным уловкам [4].

В своем обращении к бихевиористским аспектам изучения правосознания и практики американские реалисты вновь привлекли внимание к необходимости более тщательного различения правовых требований "на бумаге" и "в реальности", к соотношению доктрины и совокупности основывающихся на ней судебных решений, и все это во имя снятия проблем, вызываемых неопределенностью предписания правовой нормы. Они в то же самое время высоко оценивали присущие праву единообразие и предсказуемость действия. Подобно Л.И. Петражицкому, реалисты разделяли позитивистскую веру в применение научной методики и в этом смысле переориентировали практическое изучение права на современный лад. Это выражалось в том, что они снабдили исследователей новыми свидетельствами несовершенств или недостаточности формально-догматического анализа там, где речь идет об оценке реального действия правовых требований и предписаний или об эффективности и ценности права в реальной судебной практике и в обиходном правовом общении. В теории права существует специальная концепция, объясняющая мотивацию принятия судьей решения, хотя в каждой теории понимания права уделяется внимание юридической практике и описанию механизма работы судей.

Теория свободного судейского усмотрения В. Эрлиха по своей сути является психологически ориентированной социологией.

В соответствии с этой теорией существо права заключается не в психике и не норме, а в реальной жизни. Правосознание ни в каком смысле не может признаваться правом. Свобода судебного усмотрения заключается в существе права – интуитивном чувстве целесообразности способа разрешения проблемы. Поэтому именно в суде творится право, по мнению социологической школы и ее основателя Р. Паунда, который отводил главное место судье в системе отправления правосудия.

Субъективное усмотрение судьи представляется решающим критерием правомерности того или иного поступка, его соответствия требованиям закона. Развивая теорию признания права Л. Бирлинга и теория понимания права Л.И. Петражицкого, бихевиористские интенции в правовом реализме Дж. Фрэнка, можно выдвинуть предположение, что свидетельством наличия в сознании людей конкретной нормы права, является ее использование судом. То есть, те правила, которые устанавливает суд, являются правом, и вообще все способы разрешения конфликтов и принципы поведения, реализуемые в профессиональной деятельности органами власти, получаются выше законов, в том числе и Конституции. Способ применения и реализации, толкование и понимание права, воплощенное в поведении представителей официальных органов власти становится образцом для поведения граждан, и таким образом правом. Социологическая школа лишь определяет такие тенденции как самый главный фактор в понимании права. Только факт реализации конкретной нормы судом, делает правило поведения – правом. Исследования теории Л.И. Петражицкого сместили акцент в науке социологии и в понимании социологией явления права. Они дали толчок к исследованию взаимосвязи социальных фактов, окружающих человека, создающих условия принятия решения, и эмоционального мира (психологической сферы), который определяет реакцию на эти социальные условия, в форме принятия конкретного решения. Выделение в науке права психологической школы довольно спорный момент.

Понятие "школы" в науке предполагает работу многих исследователей в развитии одного направления, в данном случае, понимания права. Делались попытки использовать положения этой теории на практике, переосмыслить ее содержание. Эти работы принадлежат исследователям, которые сами себя не относили к сторонникам теории Л.И. Петражицкого. Однако, использовали отдельные положения его теории в работах по психологически ориентированной социологии, праву, криминологии. Можно сделать вывод, что исследования в областях, смежных с пониманием права и психологически ориентированных обогатили теорию Л.И. Петражицкого. Поэтому не имеет смысла говорить о психологической школе понимания права, но отдельных сторонниках теории Л.И. Петражицкого, которые принимали его теорию с оговорками [5].

В своих работах исследователи психологической составляющей явления права уделяли внимание и придавали особое значение тем решениям, которые принимает в своей профессиональной деятельности судья. В рамках социологической школы понимания права был сделан акцент на выработке определенного отношения к принятым судьями решениям. Была определена необходимость исследования их решений на представления о справедливости других людей. То есть, провести исследование природы судебных решений как нормативных фактов. Решение судьи – является внешним проявлением права, оно вызывается правовым мнением судьи.

Исходя из определения Л.И. Петражицкого патологического права, как результата функционирования больной психики, хроническим и систематическим нарушением права можно считать деятельность судьи, обладающего нормальной правовой психикой и не деформированным правосознанием.

Деформация правосознания и больная психика имеют место, когда человек переживает патологическое право – его поведением управляют ценности, отличные от общечеловеческих, когда в действительности нарушена двусторонняя структура права. То есть не находится субъекта, в сознании которого, существовало бы представление об обязанности, соответствующее представлению о праве в сознании переживающего патологическое право субъекта. Такого типа нарушение права имеет место, когда судья сознательно отказывает в защите права, которое он в душе считает обоснованным и справедливым. Иногда, это совершается в интересах людей, от которых он является зависимым [6]. Однако будет ли являться вынесение судьей решение на основе законодательства, которое очень быстро изменилось, а психика судьи еще не прониклась принципами новой справедливости, решением, вынесенным недобросовестно – спорный момент с точки зрения Л.И. Петражицкого.

Литература

  1. Теория права и государства в связи с теорией нравственности – Петражицкий Л.И. – Отв. ред.: Козлихин И.Ю., Сандулов Ю.А. – СПб.: Лань, 2000
  2. Поснов И.В. Соотношение права и нравственности в психологической теории права Л.И. Петражицкого // Журнал. Вестник Мурманского государственного Технического университета, 2006
  3. Хвостов В.М. Система римского права. – М.: Спарк, 1996
  4. Нерсесянц В.С. История политических и правовых учений. – М.: Эксмо, 2010
  5. Коробова А.П. Психологическая концепция правопонимания Л. И. Петражицкого и его учение о политике права // Журнал. Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева, 2012
  6. Сеченов А.Н. Приложение к книге Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности – М.: Эксмо, 2008