ODiplom // Менеджмент // 18.12.2012

Управление в Месопотамии

Автор: Ирина Нестерова

Рубрика: Менеджмент

Опубликовано: 18.12.2012

Библиографическое описание:

Нестерова И.А. Управление в Месопотамии [Электронный ресурс] // Образовательная энциклопедия ODiplom.ru

Формирование государственного управления в Древней Месопотамии и вклад цивилизации Древней Месопотамии в науку и практику управления.

История развития человеческого общества – это процесс организационного прогресса, усложнения самой структуры организации людей. Форма, в которой и осуществляется данное поступательное движение, представляет собой выделение новых видов деятельности разделения общественного труда, сопровождающего ростом его производительной силы. С выделением новых видов деятельности в общественном разделении труда связана и история развития управленческой мысли. Считается, что начало развития управленческого характера деятельности датируется примерно 4 – 5 тыс. лет и совпадает с первой управленческой революцией.

Последние исследования археологов и генетиков позволяют считать, что именно в верховьях Тигра и Евфрата началось одомашнивание растений. В южных районах Месопотамии раньше, чем в долине Нила, уже с V–IV тыс. до нашей эры, начали складываться городские поселения, которые стали первыми государствами: Убейд, Ур, Урук, Лагаш и др. Ряд учёных вообще считают, что настоящие города, где жители связаны не кровным родством, а функциями – ремесленным производством, управлением, торговлей – впервые появились именно в Месопотамии, так что шумеры являются изобретателями города как такового.

Возникновение цивилизации в междуречье Тигра и Евфрата

Возможно, самым знаменательным в истории Месопотамии является то, что ее начало совпадает с началом мировой истории. Первые письменные документы принадлежат шумерам. Из этого следует, что история в собственном смысле началась в Шумере и, возможно, была создана шумерами.

Однако письменность не стала единственным определяющим фактором начала новой эпохи. Важнейшим достижением было развитие металлургии до того уровня, когда общество для продолжения своего существования должно было создавать новые технологии. Залежи медных руд находились далеко, поэтому потребность в получении этого ставшего жизненно необходимым металла привела к расширению географических горизонтов и изменению самого темпа жизни.

Историческая Месопотамия существовала почти двадцать пять столетий, от возникновения письменности до завоевания Вавилонии персами. Но и после этого чужеземное господство не смогло уничтожить культурную независимость страны.

Греческим по происхождению словом "Месопотамия" именуется междуречье Тигра и Евфрата. Как раз существование двух рек – Тигра и Евфрата – следует полагать основной топографической чертой Месопотамии. Поздний разлив рек заставлял людей возводить плотины, дамбы, с тем чтобы спасти всходы. Кроме того, в условиях стоявшей жары вода быстро испарялась, ведя к засолению почвы. Заметим, что ил Евфрата далеко уступал по своей плодородности нильскому, засоряя к тому же каналы. Южная часть междуречья, ставшая колыбелью месопотамской цивилизации, являла место, где почву лучи палящего солнца делали твердой, словно камень, или же она скрывалась под песками пустыни. От болот, огромных луж стоячей воды исходила опасность эпидемий. Лев Мечников, которому принадлежит авторство книги "Цивилизация и великие исторические реки", вышедшей в свет в Париже в 1889 г., считал необходимым подчеркнуть, "что и здесь история отвернулась от плодородных стран..., а избрала местом зарождения цивилизации обнаженную местность, обитатели которой под страхом угрозы самых ужасных несчастий принуждались к сложному и мудрому координированию своих индивидуальных усилий". В отличие от регулярных нильских разливов половодья Евфрата и Тигра не отличались периодичностью, что детерминировало более значительный и постоянный характер человеческого труда в создании ирригации.

Вообще, с точки зрения Л. Мечникова, исторические реки являлись великими воспитателями человечества. "Все эти реки обладают одной замечательной характерной чертой, способной объяснить секрет их выдающейся исторической роли. Все они обращают орошаемые ими области то в плодородные житницы, то в заразные болота....Специфическая географическая среда этих рек могла быть обращена на пользу человека лишь коллективным, сурово дисциплинированным трудом больших народных масс...". Л. Мечников считал значимой ту мысль, что причину возникновения, характера первобытных учреждений, их последующей эволюции должно усматривать не в самой среде, а в соотношениях между средой и способностью населявших данную среду людей к кооперации и солидарности.

Особое значение воздействию природного фактора придавал такой известный исследователь истории цивилизаций, как А. Дж. Тойнби. Объяснение генезиса месопотамской цивилизации он основывал на своей концепции "Вызова-и-Ответа". В ответ на наступление засухи люди вынужденно переселялись в болотистые низины Тигра и Евфрата, превращая их в плодородные земли.

В целом в объяснении причин генезиса древнемесопотамской цивилизации будем учитывать воздействие целого ряда факторов. Требовал объяснения процесс, связанный с ускорением темпов культурного развития Южной Месопотамии в течение последних столетий IV тысячелетия до н.э. Характерной чертой этого периода являлось формирование городских центров. Развивавшийся процесс, включавший и такие изменения, как появление письменности, оформление монументального архитектурного стиля, известный американский ученый Гордон Чайлд назвал "городской революцией". Как считал Чайлд, стадия, называемая цивилизацией, начиналась с "городской революции", возникновения первых обществ, располагающих письменностью и живущих в густонаселенных поселениях – городах с наличием сложной бюрократии – признаком государственно-политической организации. Углублялись дифференциация социальных рангов, специализация трудовой деятельности. Политическая и духовная власть превращалась в организующую силу общества.

Согласно одной из гипотез, исключительное значение в развитии сложных обществ принадлежало ирригации. Карл Виттфогель в работе "Восточный деспотизм" (Нью Хэйвен, 1957) заключал: ирригационная система Месопотамии стала решающим фактором развития ее городской цивилизации. Как полагал Виттфогель, появление ирригационной технологии предполагает существование сильной координирующей власти, способной организовать необходимую для строительства и обслуживания каналов рабочую силу. Виттфогелю также принадлежит утверждение, что возникновение совершенной ирригационной системы содействовало утверждению социальной дифференциации общества, поскольку имело своим следствием сосредоточение власти и богатства в руках меньшинства, осуществлявшего контроль прав на воду в земледельческой системе. Возможно, построения К. Виттфогеля не лишены чрезмерной категоричности. Во всяком случае, очевидно, что ирригация может быть отнесена к числу факторов, повлиявших на возникновение месопотамской цивилизации. Массовые археологические исследования следов древнейших поселений Нижней Месопотамии свидетельствуют о том, что в процессе совершенствования местных ирригационных систем происходило перемещение жителей из более чем мелких поселков большесемейных общин к центру номов, где располагались основные храмы. В начале второй четверти III тысячелетия до н.э. городские стены становятся атрибутом плотно заселенных пространств вокруг главных храмов.

В рамках одной из гипотез имевшие место существенные перемены связывались с влиянием вторгшейся культуры. Впрочем, археологические исследования не подтверждают подобную точку зрения.

В соответствии с еще одной точкой зрения подъем цивилизации обусловливался взаимодействием оседлого населения деревень и номадов месопотамского региона. Несмотря на взаимную подозрительность, а то и враждебность, свойственные отношениям между оседлыми общинами и кочевниками, последние ввиду своей мобильности, пастушеского образа жизни занимали важное место в жизни жителей земледельческих поселений, будучи необходимы для общения, торговли, разведения домашнего скота, располагая ценной информацией. Постоянные миграции позволяли номадам быть в курсе политических событий в разных местах, располагать сведениями о наличии тех или иных ресурсов, выступать посредниками в обмене товарами и идеями между оседлыми жителями горных районов и Месопотамской равнины.

Наилучший подход, на наш взгляд, заключается в учете различных факторов, повлиявших на складывание цивилизации в Южной Месопотамии, – вызова среды, ирригации, торговли, роста населения, влияния кочевников, войн.

Формирование и эволюция государственного управления в Древней Месопотамии

Обратимся к опыту развития Древней Месопотамии. В период существования городов-государств в Шумере основными хозяйственными единицами являлись храмы. Классическим примером такого хозяйственного центра являлось хозяйство храма богиги Бау в Лагаше (ХХV-ХХIV вв. до н.э). Храмовая земля обрабатывалась партиями работников – "людьми хозяйства богини Бау". Они ежемесячно получали натуральное довольствие со складов храма. В архивах храма сохранилось множество списков таких работников. В списках они фигурируют партиями во главе с начальниками – "главными земледельцами". На каждой табличке стоит имя получившего продовольствие начальника партии и выдавшего его чиновника.

Весь продукт труда сдавался администрации. Средства производства, в том числе рабочий скот, начальники партий получали со склада, по завершении работы их надлежало сдать обратно. Вообще все операции подлежали тщательной фиксации.

Заметим, что общество, сложившееся в Нижней Месопотамии в III тысячелетии до н.э., состояло из свободных общинников, далее членов персонала храмовых или государственных хозяйств, получавших землю в условное владение и обязанных службой или работой или же вообще не имевших земли и получавших только паек. Они составляли отдельное сословие. К особому бесправному сословию относились рабы. Необходимо иметь в виду, что в ранней древности рабство не могло принять значительных масштабов, поскольку превращение в рабов мужчин-пленников при скромном вооружении, которым обладали воины, являлось задачей весьма сложной.

Да, храмовое хозяйство нуждалось в значительном количестве работников. В то же время ограниченность возможностей контроля за группами рабов заставляла держать в рабском положении обычно только женщин. Мужчины-пленные, а также дети рабынь пополняли состав персонала больших хозяйств, который расширялся и за счет младших братьев из обедневших домашних общин, беглецов, людей, искавших защиты у храмов, соседских вождей. Следует обратить внимание на то, что работники государственно-храмового сектора, подвергаясь внеэкономическому принуждению, тем не менее не пребывали в абсолютно рабской зависимости. Они могли располагать движимым имуществом, иметь дом, семью. С одной стороны, их положение походит на крепостную зависимость, поскольку они не могли покинуть хозяйство, где были заняты; с другой – будучи лишены собственности на средства производства, они вовсе не напоминали средневековых зависимых крестьян.

В начале III тысячелетия до н.э. в Нижней Месопотамии возникли многочисленные города-государства. Наиболее значительными номовыми государствами можно считать Ур, Урук, Лагаш, Умму, Эреду, Шуруппак, Иссин, Ниппур, Киш. Во главе номовых государств стояли правители, носившие титулы эн, энси, лугаль. В ХХVIII-ХХVII вв. до н.э. руководство городом-государством принадлежало эну – верховному жрецу, следившему за городским строительством, организацией ирригационной сети, общественными работами в целом, наблюдавшему за деятельностью административного аппарата. Лугалем (большим человеком, господином) именовался военный вождь.

К середине III тысячелетия до н.э. вырисовывается новая фигура лугаля-гегемона. В отличие от прежних правителей, находившихся в политической зависимости от советов старейшин своих номов, лугаль-гегемон искал опоры в своих личных сторонниках и дружине, с помощью которой он мог преследовать цель завоевания других номов, возвышаясь над отдельными советами старейшин.

На протяжении веков шла постоянная борьба за преобладание с возвышением то одного, то другого города. В конце XXIV в. до н.э. доминирующую роль в Нижней Месопотамии стала играть Умма, правитель которой Лугальзагеси подчинил своей власти весь Шумер. Однако вскоре Лугальзагеси лишился власти, оказавшись не в состоянии сдержать натиск более сильного государственного образования.

Основателем первого в истории Месопотамии централизованного государства "Царство Аккада" стал Саргон Древний (2316-2261 гг. до н.э.), сделав своей столицей г. Аккад. Под властью Саргона были объединены Шумер, Северная Месопотамия. В общегосударственном масштабе царь обладал деспотической властью, которая утверждалась с помощью репрессий и насилия. Сын Саргона Римуш в ответ на восстания вырезал целые города. Хотя при Саргоне номы и сохраняли свою внутреннюю автономию, однако энси стали теперь по существу ответственными перед царем чиновниками.

Несмотря на активную политику, проводившуюся внуком Саргона Нарам-Суэном (2236-2200 гг. до н.э.), Аккадское царство затем пало под натиском горных племен кутиев.

В конце XXII в. до н.э. в Южной Месопотамии складывается централизованное государство – "Царство Шумера и Аккада", возглавлявшееся III династией Ура (2112-2003 гг. до н.э.).

Ур-Намму и его преемники создали классическое древневосточное деспотическое государство, в котором все земли, храмовые и правительственные, были объединены в одно государственное хозяйство. Исключительно большое внимание уделялось организации учета и надзора. Так, финиковые плантации учитывались с указанием того, сколько дает каждая пальма. Отличался детальностью учет рабочей силы. Отдельно учитывались работники полной силы, 2/3 силы, 1/6 силы. Составлялись списки больных, умерших, отсутствовавших на работе с указанием причины прогула. В рамках единого общегосударственного хозяйства работники объединялись в партии, во главе которых стояли надзиратели. Ремесленники из государственных мастерских могли отправляться на сельскохозяйственные работы, на речной транспорт.

Деспотическому государству требовалось множество администраторов, писцов, надсмотрщиков, квалифицированных ремесленников. Низший административный персонал пополнялся за счет свободных общинников, поскольку эти должности обеспечивались стабильным твердым пайком. То, что занятие данных должностей способствовало повышению уровня благосостояния, подтверждается тем обстоятельством, что увеличивалось количество патриархальных рабов в хозяйствах даже представителей низшего персонала.

Причиной падения III династии Ура стало усиление напряженности внутри страны, натиск западных кочевников-амореев, эламитов с востока.

После прекращения существования Царства Шумера и Аккада, длительного периода междоусобных столкновений городов-государств происходит возвышение Вавилона, складывание Вавилонского царства. Время правления I Вавилонской династии (1894-1595 гг. до н.э.) получило название Старовавилонского периода. Шестым по счету царем этой династии являлся Хаммурапи (1792-1750 гг. до н.э.), создавший сильное централизованное государство, объединивший вокруг Вавилона всю Месопотамию. При Хаммурапи административная система носила строго централизованный характер. Придавая большое значение личному участию в делах, Хаммурапи вел интенсивную переписку с чиновниками на местах. В результате судебной реформы установилось единообразие в судопроизводстве. Во все крупные города направлялись царские судьи, непосредственно подчиненные царю. Под запрет была поставлена частная международная торговля, на внешних рынках купцы действовали как чиновники царя. Была сведена на нет самостоятельность храмов. Ярким выражением законодательной деятельности Хаммурапи стал кодекс законов Хаммурапи.

При преемниках Хаммурапи Вавилонское царство все более утрачивало свою силу, пока вторжение хеттов в 1595 г. до н.э. не положило конец существованию I Вавилонской династии. Воспользовавшись ситуацией, окончательно утвердились в Вавилоне касситы (одна из групп горных племен Загроса – горного массива на севере Месопотамии). Время правления касситской династии (средневавилонский период) датируется 1595-1155 гг. до н.э.

Вавилонское царство, пережив кратковременный подъем при царе IV династии Навуходоносоре I (1126-1105 гг. до н.э.), в конце XII в. до н.э. не смогло противостоять ассирийскому царю Тиглатпаласару I.

Следует отметить, что во II тысячелетии до н.э. в среднем течении Тигра появляется государственное образование семитских племен – Ассирия. Пик могущества Ассирии приходится на VIII – первую половину VII в. до н.э. При Тиглатпаласаре III (745-727 гг. до н.э.), осуществившем военную реформу и создавшем постоянную армию, формировавшуюся на основе рекрутского набора, Ассирийская держава простиралась от Средиземного моря до Персидского залива. В 729 г. до н.э. был завоеван Вавилон. Закат Ассирийской державы начался в конце 40-х гг. VII в. до н.э. В 612 г. до н.э. Мидия и Вавилон захватили столицу Ассирии город Ниневию. В 605 г. до н.э. потерпели окончательное поражение уцелевшие части ассирийской армии.

Нововавилонское царство (605-539 гг. до н.э.), пережив расцвет при Навуходоносоре II (605-556 гг. до н.э.), утрачивает устойчивость при Набониде (556-539 гг. до н.э.), который не смог найти решение внутренних и внешних проблем. В октябре 539 г. до н.э. Вавилон занял персидский царь Кир II.

Что собой являл образ власти в Древней Месопотамии?

Государство, в представлении человека Древней Месопотамии, обладало двойственностью, соединяя в себе человеческое и надчеловеческое. Более точным в этом отношении является термин "царственность". Для древневосточного человека царственность, причастная одновременно к миру богов и к миру людей, представляла самую основу цивилизации, воспринимаясь в качестве силы, упорядочивающей мир, как воплощение этой упорядоченности мира.

Особенностью шумерского восприятия царственности выступает ее очевидная предметность, выражающаяся в том, что царственность "вручается", "переносится", "нисходит" с небес. Так, в "Шумерском царском списке" указывается, что после нисхождения царственности с небес местом царственности стал Эреду. Царственность "переносится" из одного номового государства в другое, "вручается" иному правителю. В надписи правителя Уммы Лугальзагеси (ХХIV в. до н.э.) сообщается: "Когда Энлиль, царь всех стран, Лугальзагеси царственность страны вручил...". Интересно, что во вступлении к законам Хаммурапи подчеркивается, что боги Ану, Энлиль основали в Вавилоне вечное царство, что указывает на новую тенденцию в восприятии царственности в Месопотамии.

Люди Древней Месопотамии придавали большое значение вопросу происхождения царя.

Цари Древней Месопотамии любили акцентировать внимание на своей безродности, своей обделенности земными родителями. Скажем, правитель Лагаша Гудеа (XXII в. до н.э.) утверждал, что у него нет матери, богиня – его чистая мать. Цари, о земных родителях которых хорошо известно, заявляют о своем сиротстве столь же решительным образом. Так, Ашшурбанапал обращается к богине Нинлиль со следующими словами: "Я – раб твой Ашшурбанапал, руки твои создали меня без отца и без матери, и ты, Царица, привела меня в возраст мужа".

Начиная с Саргона Аккадского и до периода царствования Хаммурапи имя царя часто соединялось с детерминативом "бог". Божественный детерминатив перед именем Хаммурапи отсутствует, но царь Вавилона "произнесен Энлилем", "создан Сином", "могучий царь, солнце Вавилона".

Иконографически бога солнца Уту (Шамаша) изображали мужем, из плеч которого вырастают языки пламени, которые озаряли его голову. Аналогичное сияние представляло неотъемлемый атрибут царя.

Связь с божественным подчеркивалась и принятием титула "властителя четырех стран света". Дело в том, что этот титул существовал уже в Шумере, но не прилагался к земным правителям. Его носили боги Ан, Энлиль, Уту. Первым из людей Саргон Древний, подчинив Шумер, принял этот божественный титул. Подобным же образом именовался его внук Нарам-Суэн, который вообще ввел свой прижизненный культ.

Можно говорить о существовании в Древней Месопотамии еще одного образа правителя, в соответствии с которым царь представлялся человеком, рожденным людьми, но благодаря своей избранности богами, будучи наделен царственностью, выделялся и возвышался над людьми. В аккадском "Сказании о Саргоне" отмечается, что Саргон Древний являлся незаконным сыном безбрачной жрицы, приемным сыном водоноса, став царем в силу особой милости богини Иштар. Царственности свойствен "вещной" характер, она находит воплощение в атрибутах царской власти: одежде, диадеме, жезле, троне. Человек остается царем, пока царственность "возложена", "надета" на него. Утрата же атрибутов царственности вела к обычному человеческому состоянию.

В Древней Месопотамии царь, воспринимаясь как посредник между людьми и богами, как человек, наделенный царственно-стью, выступал носителем тройной функции, связанной с интерпретацией воли богов, представлением "нас" перед богами, управлением царством.

Забота о подданных виделась в качестве важнейшей обязанно-сти царя. Одним из наиболее значимых выражений царской заботы человек Древней Месопотамии считал строительно-хозяйственную деятельность царя. Упорядоченность "своего" пространства в немалой степени достигается его застройкой, хозяйственным освоением. К примеру, на одном рельефе правитель Лагаша Ур-Нанше (ХХV в. до н.э.) представлен каменщиком, строителем-подносчиком.

Среди забот о подданных ключевая роль принадлежала военно-политической деятельности царя. Один из древнейших памятников шумерского изобразительного искусства – "Стела коршунов" – посвящен победе, одержанной над врагами правителем Лагаша Эанатумом (XXIV в. до н.э.). На лицевой стороне стелы изображена огромная фигура верховного бога Лагаша Нингирсу, в одной руке которого находится палица, а в другой – сеть с побежденными врагами. На другой стороне стелы показан двигающимся на колеснице во главе ополченцев-пехотинцев сам Эанатум. Показательно, что тема "царь на войне", "царь-воитель" превратится в один из наиболее распространенных мотивов ассирийского изобразительного искусства.

Вследствие сакральности царской власти вся жизнь страны ставилась в зависимость от личных качеств царя. Не случайно заявление Ашшурбанапала: "Когда Ашшур, Син, Шамаш... милостиво возвели меня на трон отца – родителя моего, Адад пустил свои ливни, Эйя открыл свои источники, в росте на 5 локтей зерно поднялось, колос стал долгим... Удался урожай... постоянно луга зеленеют, сады приносят обильные плоды, скот при рождении ладен".

Рядовые вавилоняне не отличались каким-то выраженным интересом к общественным делам. Напротив, прежде всего человек существовал в кругу своих личных проблем, дел, его интересы связаны с домом, семьей, родней, соседями. Участие рядового человека в общественной жизни ограничивалось присутствием на многолюдных собраниях, сопровождавших значимые религиозные праздники, выполнением трудовой повинности, своевременной уплатой налогов, несением военной службы. Для абсолютного большинства членов общества политическая деятельность сводилась к соблюдению лояльности общине (квартал, поселение), родне и царю.

Вклад цивилизации Древней Месопотамии в науку и практику управления

Древняя Месопотамия внесла большой вклад в науку управления.

Возникшие в 3200 г. до н. э. в междуречье Тигра и Ефрата государства (Шумер) и существовавшие здесь вплоть до 100 г. до н. э., другие древние государства, такие как Вавилон и Ассирия, обладали достаточно-стабильной и жизнестойкой культурой. Здесь успешно развивались астрономия, математика, агротехника, были созданы оригинальная письменность, система музыкальной записи, получили развитие различные искусства. В древних городах Месопотамии, например, были разбиты парки, бульвары, проведены искусственные каналы с мостами, воздвигнуты комфортабельные дома для знати. В центре каждого города возвышалось культовое здание – башня (зиккурат). Почти в каждом городе были и школы.

Первая управленческая революция (4-5 тыс. лет назад) характеризуется как "религиозно-коммерческая". Она произошла в период формирования рабовладельческих государств на Древнем Востоке. Уже в древнем Шумере, Египте и Аккаде наблюдалась трансформация и расслоение высшей касты священников. Появился особый слой жрецов – религиозных функционеров, которые осуществляли торговые операции, вели деловую переписку и производили коммерческие расчеты. В результате появился новый тип деловых людей – еще не коммерческий делец или предприниматель, но уже и не религиозный деятель, чуждый всякой наживы.

Побочным результатом управленческой деятельности жрецов стало появление письменности.

В период первой революции управление сформировалось как инструмент коммерческой и религиозной деятельности, превратившись позже в социальный институт и профессиональное занятие.

Вторая управленческая революция наступила приблизительно через тысячу лет после первой и связана с именем вавилонского правителя Хаммурапи (1792 – 1750 гг. до н.э.). В период его правления произошло подчинение Месопотамии и Ассирии. Для управления столь обширных территорий требовалась эффективная административная система, с помощью которой можно было успешно руководить не по личному произволу или племенному праву, а на основе единообразных законов. Знаменитый свод Хаммурапи содержал 285 законов управления различными сферами жизни общества, который является ценным памятником древневосточного прав и этап в истории развития управленческой мысли.

Выдающееся значение кодекса Хаммурапи, регулировавшего все многообразие общественных отношений между социальными группами населения, состоит в том, что он создал первую формальную систему администрирования.

В процессе второй революции произошло выделение группы людей профессионально занимавшихся управлением государства, а также отделение функций управления государством от церковной власти.

Суть второй революции в развитии управленческой мысли заключается в появлении чисто светской манеры управления, возникновение формальной организации и регулирование отношений людей, и наконец, в зарождении ос-нов лидерского стиля, а стало быть и методов мотивации. Данную революцию характеризуют как "светскоадминистративную".

Третья управленческая революция получила название "производственно-строительная" и началась примерно через тысячу лет после смерти Хаммурапи. В эпоху правления царя Навуходоносора II (605 –562 гг. до н. э.) происходило строительство Вавилонской башни и висячих садов, а также раз-вивалась система производственного контроля на текстильных мануфактурах и в зернохранилищах. Строительная деятельность и разработка технически сложных проектов, эффективные методы управления и контроля качества продукции – характеризуют третью управленческую революцию. Не только Вавилон в этот период являлся центром расцвета практики управления. Значительные достижения в управленческих инновациях можно обнаружить в Древнем Риме. Самые знаменитые из них – система территориального управления Диоклетиана (243 – 316 гг. н.э.), а также административная иерархия Римской католической церкви, использовавшая принципы функционализма.

В период третьей управленческой революции произошло выделение группы людей профессионально, занимающихся управлением в сфере производства и строительства.

Все это происходило на фоне развития цивилизации Древней Месопотамии.

Выводы

Первую цивилизацию создали на юге Месопотамии в IV – первой половине III тысячелетия до н.э. шумеры – народ, происхождение которого до сих пор не ясно. Именно они продолжили начатое ещё в V тыс. до н.э. развитие убейдской культуры, превратив Урук, Ур, Лагаш и ряд других городов в настоящие государства. Там возникли все признаки цивилизации, включая государственные системы с мощным чиновничьим аппаратом центральной власти и письменной документацией в управлении и экономике, более или менее упорядоченный пантеон признаваемых всеми богов с соответствующими мифами. Сегодня доказано, что создание первой в истории системы письма, клинописи, определилось потребностями управления. Власть принадлежала поначалу жрецам различных храмов, а затем установилась монархия. В III тыс. до н.э., за несколько веков (по меньшей мере за восемь) до знаменитого Кодекса Хаммурапи, в Лагаше и Уре существовали своды законов. Общество имело сложную социальную структуру, низшими по положению были рабы.

В 539 г. до н.э. Вавилон был разрушен персами. Однако достижения шумеро-аккадской и наследовавшей ей ассиро-вавилонской культуры вошли в культуры Египта и ближневосточного средиземноморья. Известно, что их изучали мыслители античного мира, прежде всего греческие мудрецы. Отсюда они впоследствии вошли и в европейскую культуру.

Литература

1. Авдиев В. И. История Древнего Востока. Учебник. – М.: Международные отношения, 1979.

2. Белицкий М. Забытый мир шумеров. – М.: Просвещение, 1980.

3. Галевский П.Г. история государства и права зарубежных стран – М.: Проспект, 2010

4. Мазур И.И., Шапиро В.Д., Ольдерогге Н.Г. Всеобщая история менеджмента – М.: ЕЛИМА, 2006.

5. Мелларт Дж. Древнейшие цивилизации Ближнего Востока. Пер. с англ. – М.: Просвещение, 1982.

6. Оппенхейм А.Л. Древняя Месопотамия. – М.: Просвещение, 1990.