ODiplom // Лингвистика // 22.10.2012

Языковое обозначение и выражение концепта богатство в английской и русской лингвокультурах

Автор: Ирина Нестерова

Рубрика: Лингвистика

Опубликовано: 22.10.2012

Библиографическое описание:

Нестерова И.А. Языковое обозначение и выражение концепта богатство в английской и русской лингвокультурах [Электронный ресурс] // Образовательная энциклопедия ODiplom.ru

Сравнение особенностей языкового обозначения и выражения концепта "богатство".

Обозначение концепта "богатство" в лексической семантике

Осознание того факта, что "нельзя адекватно изучить язык вне человека говорящего" (Шаховский В.И. Парадигмы эмотивности // Языковые парадигмы и их функционирование. Волгоград, "Перемена", 1992.), без обращения к внутренним мирам пользователей языка – продуцента и реципиента, привело к изменению лингвистической парадигмы в целом, центр внимания которой теперь фокусируется на всей совокупности сложнейших человеческих взаимоотношений, осуществляемых с помощью речевых средств.

Выход за пределы освоенной территории имманентной лингвистики стал возможен благодаря привлечению общего контекста знаний о мире говорящего и слушающего, центр исследований, таким образом, переместился в сферу концептуального анализа. Необходимо уточнить, что в рамках данной работы мы принимаем такое толкование концептуального анализа, при котором концепт понимается как объект анализа. (Панченко Н.Н. Концептуальное пространство обмана во фразеосистеме русского и английского языков, Сб. науч. тр./ВГПУ; СГУ. – Волгоград: Перемена, 1998. с. 168 – 174)

Понятие языкового сознания получает все большее развитие в настоящее время. Сознание в онтогенезе и филогенезе формируется при участии языка, знаки которого служат материальными опорами обобщения в процессе образования концептов в сознании, однако само сознание в языке для функционирования не нуждается, осуществляется на универсальном предметном коде

Для наиболее полного осознания концепта "богатство" необходимо построить модель, отражающую структуру и совокупность знаний о данной категории. Для этого составим когнитивную или мыслительную модель. Когнитивная модель, по мнению Белявской Е.Г., принадлежит глубинным структурам человеческого мышления, она не осознается носителями языка и является основой языковой интуиции (Белявская Е.Г. Семантическая структура слова в номинативном и коммуникативном аспектах (когнитивные основания формирования и функционирования семантической структуры слова). М., 1992).

Когнитивная модель имеет три уровня:

1. уровень гештальной репрезентации, то есть, как мыслиться концепт "богатство". На данном уровне при исследовании концептов "богатство" следует "выявить концептуальные схемы, которые отражают мифопоэтическую модель мира (Белявская Е.Г. Семантическая структура слова в номинативном и коммуникативном аспектах (когнитивные основания формирования и функционирования семантической структуры слова). М., 1992).

2. уровень концептуального поля. Образная модель концепта способствует уяснению системы знаний и представлений, сложившейся в национальном мировосприятии

3. уровень семантических обобщений. На данном уровне следует выявить те семантические обобщения, которые свойственны тому или иному языку.

Понятие и понимания богатства играет огромную роль в жизни человека и требует постоянного более глубокого проникновения в его сущность.

В "Толковом словаре русского языка" под ред. С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведова "богатство" определяется как "Обилие материальных ценностей, денег" (Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 57000слов / Под ред. докт. филол. наук, проф. Н.Ю. Шведовой. – 16 изд., испр. М.: Рус.яз, 1984. – 797с. ). В толковом словаре Даля Богатство трактуется как: "множество, обилие, изобилие, избыток, излишество,богатство урожая. богатство мыслей; обилие имущества, животов, денег; имение, имущество, достаток, достояние, состояние; достаточность, зажиточность; предметы, составляющие имущество человека, и самый быт, состояние зажиточного. В английском же языке. Богатство имеет следующие значения: богатство

1. обилие денег и т. п. wealth; riches

2. роскошь, великолепие richness

3. совокупность материальных ценностей wealth.

4. обилие, многообразие wealth; ~ впечатлений wealth of impressions; – красок wealth of colour; ~ языка richness of language ( А.М. Таубе " Современный русско-английский словарь" М.: "Русский язык"2000.)

В результате опросов выявлено ( в процентах) с чем ассоциируются у русских и англичан слово богатство:

Богатство

Удача(3), роскошь(13), достаток средств(2), пузатый дядька, жадность, хорошо, фортуна, презрение, доллары, много денег (3), средства, все, счастье (4), бриллианты (2), драгоценности, деньги (7), золото (4), радость, успех, дом, власть (2), счастливый, девушка, бедность, бумага, энергия, высокое положение, стремление многих, сказочное.

Wealth

shallow materialism, rich (4), money(13), work, luxurious lifestile, good health and prosperity,  opulence (3), wise, Holywood, worryless, opulent, happy (3), hard work, happiness (2), gold, success (2), excess (2), got plenty of money, security, blind, cash, contentment, comfort (3), food, clothes, abundance, dream, money man, warmth, lucre, riches (3), prosperity, America.

Словарь, описывающий семантику слова богатство дает слово достаток как наиболее близкое по значению слово, синоним в: достаток

1) имущество, состояние, доходы;

2) зажиточность, богатство;

3) необходимое достаточное количество чего-либо; обилие, изобилие; достаточный

1) зажиточный, богатый;

2) имеющийся в нужном, необходимом количестве.

Настоящее – это "следствие прошлого", и поэтому вполне оправдан и закономерен интерес исследователей синхронного состояния языка к фактам диахронии, определяющим направление "семантической деривации" (Зализняк 2001) и в "снятом виде" присутствующим в семантике слова в форме его "культурной памяти".

Представления о богатстве как о душевном состоянии, отличном от благополучных жизненных обстоятельств, в истории культуры относительно новы; первоначально духовно считался человек, которому покровительствуют боги, отсюда – eydaimonia – "благая судьба". С распадом мифологического мышления происходит десакрализация мифилогемы "судьба", место "даймона" – божества занимает "тюхе" – "случай, попадание", и "благая судьба" превращается в "эвтихию" – "благоприятный случай", "везение", "удачу", в то, что несет в себе уже обезличенная фортуна. Семантически, протагонистом эвтихии является человек, на долю которого выпадает удача, а субъектом – наблюдатель, выносящий оценку благоприятности внешних жизненных обстоятельств протагониста. "Благая судьба" и "благоприятный случай" превращаются в собственно представления о духовном и материальном богатстве. Лишь с совпадением "протагониста" и "наблюдателя" в одном лице, что дает субъекту возможность интроспекции и рефлексии – выносить оценку "положения дел" вне себя и судить о своей духовной наполненности. Таким образом духовное и физическое богатство предстает как оценка человеком "успешности" собственной судьбы концептуально и хронологически производно от удачи. Вообще же, следует заметить, что в эволюции концепта "богатство" последовательно прослеживается субъективизация и перемещение вовнутрь "локуса контроля":богатство – это судьба, затем это случай, везенье – нечто сугубо внешнее и не зависящее от человека, и, наконец, это "деятельность души в полноте добродетели" (Аристотель), а быть или не быть добродетельным зависит исключительно от воли человека, и в этом смысле – каждый кузнец своей судьбы и соответственно душевного и материального богатства.

В современной концептуальной формуле богатства прослеживается тенденция переживания удовлетворенности человека "жизнью в целом":

Каждому свое богатство.

We rich in our souls.

(O.Wild)

Главными чертами русской цивилизации, отличающими ее прежде всего от западной цивилизации, являлись преобладание духовно-нравственных приоритетов жизни над материальными, культ добротолюбия и правдолюбия, нестяжательство, развитие самобытных форм трудового самоуправления. Богатство – это не только золото, серебро, много денег. Богатство – это все то, что нас окружает и к чему прилепляется наша душа, то есть все то, что становится для нас маленьким богом. Русское слово "богатство" наиболее полно передает суть такого обладания. Богатством для человека могут быть близкие, друзья, муж, жена, дети, образование, квартира, машина, коллекция картин, цветы, собака, кошка, еда и т.д. Многие так и говорят: "Я живу ради моих детей…", "Только в своей работе я нахожу для себя смысл жизни…". "Без тебя, единственной, мир мне не мил…". Само по себе такое богатство не может быть злом. Конечно, надо дорожить своими детьми, любить свою профессию, не грех объясняться в любви, получать образование. Злом такое богатство становится тогда, когда человек к нему чрезмерно прилепляется, когда тот или иной человек, та или иная вещь становятся для него кумиром, духовно ослепляющим его, отгораживающим от Бога и ближних.

В большинстве западноевропейских стран и в США хозяйственный механизм сформировался на основе убеждения согласно которому "хорошо и богато" могут жить только "избранные". Главной целью жизни является материальное преуспевание, нажива, стяжание денег и капитала любыми средствами и прежде всего за счет обмана и эксплуатации всех "неизбранных". Талмудические принципы "избранных" – "бери от жизни все, не дай себе засохнуть", "все и сразу" формируют эгоистическую идеологию индивидуализма и предполагают "атомистическую концепцию общества", в котором конечным источником ценностей и их иерархии выступает некая избранная личность, а интересы любой конкретной общности определяются в эгоистической конкурентной борьбе множества собственников, в которых лидируют "избранные личности", финансисты-ростовщики (Тер-Минасова С.Г. "Язык и межкультурная коммуникация. Учебное пособие" М.; Издательство " Слово", 2000.).

Исходя из этого понимание концепта "богатство" в русском и английском языках имеет несколько различные значения (Михельсон М.И. Русская мысль и речь: Свое и чужое. Опыт русской фразеологии: В 2 т. М.: Терра, 1994.).

Добрая слава лучше богатства.

Доброе здоровье дороже богатства.

Wealthy- means healthy. – Богат зачит здоров.

В русском языке "добрая слава" значит гораздо больше чем богатство, благосостояние, материальные ценности. В англоязычной культуре благосостояние доминирует.

В английском сознании актуальны такие ассоциации как: для достижения богатства надо много работать (work, hard work). Однако в русском языке богатство часто ассоциируется с чудом, " манной небесной". Вспомним сказки про Емелю, который на печи лежал, пока царевну не рассмешил.

Сходство английского и русского понимания богатства реализуется в одном основном признаке:

Признак состояние счастья и удовольствия базового слоя английского концепта wealth и повторяет когнитивный признак состояние удачи и радости. Однако именно русская пословица гласит: Веселье – лучше богатства. Ибо счастье не купишь и не продашь. Кто весел и счастлив- тот неизмеримо богат.

Обозначение концепта "богатство" во фразеологии

Многие ученые относят к фразеологизмам пословицы, крылатые выражения и т.д. Для того чтобы понять сущность фразеологизмов, необходимо сопоставить и со словом или словосочетанием. По форме фразеологизмы соотносятся со словосочетанием, но в отличие от них, имеют и слово, устойчивое неделимое лексическое значение, называют определенное понятие, явление, действие, признак.

По единодушному мнению исследователей, фразеология – такой ярус языка, в котором этнос находит наиболее яркое выражение. Образномотивированный, "квазиденотативный" аспект значения отражает характерное для носителей данной лингвокультурной общности миропонимание и мировидение, следовательно, национальноспецифичен, детерминирован особенностью культурного развития народа (Телия В.Н. Русская фразеология. М., 1996.).

Поскольку фразеологические единицы со значением "богатство" отражают в большинстве случаев обиходно – бытовые ситуации, то естественно, что в них встречаются в качестве лексических доминант и бытовые слова: наименования домашней утвари, наименования продуктов питания, названия одежды. Наличие некоторых лексем в составе фразеологических единиц оказывает непосредственное влияние на их семантическую структуру благодаря своим не только метафорическим ассоциациям, но и страноведческой ценности. Носители языка легко улавливают значение фразеологических единиц, если даже не знают ее словарного толкования.

Понятие богатство широко звучи в афоризмах, как в русском так и в английском языке:

"Богатство очень хорошо, когда оно служит нам, и очень плохо – когда повелевает нами".

Ф. Бэкон

"Многие, думая, что они смогут все купить за свои богатства, сами прежде всего продали себя".

"Богатство отцов почти везде приносит несчастье детям".

Д. Джебран

"Богатству иных людей не стоит завидовать: они приобрели его такой ценой, которая нам не по карману, – они пожертвовали ради него покоем, здоровьем, честью, совестью. Это слишком дорого – сделка принесла бы нам лишь убыток".

Ж. Лабрюйер

"Многие мечтают о таких деньгах, при которых деньги уже не нужны".

Владислав Гжещик

"Богатые не похожи на нас с вами: у них гораздо больше кредит".

Джон Леонард

"Единственное, что мне нравится в богатых людях, – это их деньги"

Ненси Астор

"Если бы не богачи, богатство никого бы не раздражало".

Генадий Малкин

"Люди не хотят быть богатыми; люди хотят быть богаче других".

Джон Стюарт Милль

"Богатство – это сбережения многих в руках одного".

Юлиан Тувим

"Мало кто из нас может вынести бремя богатства, конечно чужого".

Марк Твен

"Если бы богач был настолько богат, насколько это представляется бедняку!"

Р. Эмерсон

Материальное благосостояние и духовное богатство в межличностном взаимодействии как правило поощряется и в этом случае характеризует субъекта речи как совершающего действия, соответствующее нормам речевого общения. Положительная оценка моральных качеств языковой личности – субъекта облающего богатством – присутствует в семантическом составе фразеологических единиц в английском языке.

Хотя вопрос о влиянии условий естественной среды обитания отдельной языковой общности на формирование концептуальной системы того или иного языка, поставленный еще Гумбольдтом, Сепиром, Уорфом, все еще не имеет однозначного ответа, нельзя не согласиться с тем, что "отбор образов и их оязыковление – результат культурной интерпретации самих фактов действительности с целью выразить отношение к ним..." (Слышкин Г.Г. От текста к символу: лингвокультурные концепты прецедентных текстов в сознании и дискурсе. – М.: Academia, 2000. – 128 с.).

Большая часть исследуемых фразеологизмов при сопоставлении образных ассоциаций в двух языках характеризуется различиями в образной основе при идентичном значении и однотипной структуре, при этом образно-ассоциативный потенциал русских фразеологических единицах шире и разнообразнее сопоставляемых фразеологической единицей английского языка.

Good health is above wealth

Доброе здоровье дороже богатства.

Вот примеры самых ярких английских афоризмов:

A good name is better than riches.

Гол, да не вор; беден, да честен.

Добрая слава дороже богатства.

Character is prosperity.

Добрая слава дороже богатства.

No legacy so rich as honesty.

They are rich who have true friends.

Тот богат, у кого верные друзья.

Друг денег дороже.

Хороший друг ценнее сокровища.

А вот истинно русские пословицы:

Богаты, так здравствуйте, а убоги, так прощайте!

За свой грош – везде хорош.

Денежка дорожку прокладывает.

Пусти душу в ад, будешь богат.

Что милее ста рублей? -Двести.

Богатому сладко естся, да плохо спится.

Богатство с деньгами, голь с весельем.

Бедность не порок, а вдвое хуже (Пословицы русского народа.Сборник В. И. Даля. М.: Худ. лит., 1984.).

Богатство, роскошь, благосостояние имеют высокую социальную значимость, учет этих феноменов в межкультурном общении играет особую роль в настоящее время. Будучи объектами междисциплинарного изучения, богатство и благосостояние недостаточно освещены в лингвистике.

Ассоциативно-вербальные характеристики эстетической оценки

Исследование языкового сознания предполагает, что в процессе исследования единиц языка и языковых структур выявляется их психологически реальное содержание – в каком реальном, "психологически достоверном" наборе семантических компонентов то или иное значение существует в сознании народа, хранится в его языковой памяти, в каких отношениях по яркости и актуальности находятся между собой отдельные смысловые компоненты, образующие семантику слова, каковы реальные смысловые связи слов и структур в языковой памяти человека (Попова З.Д., Стернин И.А. Очерки по когнитивной лингвистике. – Воронеж, 2003. – 191с. ).

По мнению А.А.Залевской понятие ассоциативного подхода сформировалось в ходе поисков специфической внутренней структуры, глубинной модели связей и отношений, которая складывается у человека через речь и мышление, лежит в основе "когнитивной организации" ее многостороннего опыта и может быть обнаружена через анализ ассоциативных связей слова.

Известный ученый Р.М. Фрумкина также говорит, что "изучая ассоциации в ассоциативном эксперименте, мы, таким образом, апеллируем к неосознаваемому, глубинному слою нашей психики" (Фрумкина Р.М. Психолингвистика. – М.: Академия, 2001. – 320с.)

Таким образом, так как ассоциативные эксперименты выявляют особенности национального языкового сознания народа, то данные, полученные в результате проведенного эксперимента могут быть интерпретированы как отражение сознания англоязычной и русскоязычной нации.

Анализ ассоциаций на тот или иной стимул позволяет выявить компоненты концепта, стоящего за стимулом – оценочное отношение к нему национального сознания, определенные концептуальные слои и когнитивные признаки. Теория структуры концепта, предложенная З.Д.Поповой и И.А.Стерниным, берется за основу исследования. Структура концепта представлена в терминах ядра и периферии. К ядру будут относиться прототипические слои с наибольшей чувственно-наглядной конкретностью, первичные наиболее яркие образы. Этот образ представляет собой единицу универсального предметного кода. Вокруг ядра группируются так называемые базовые слои. Более абстрактные признаки составляют периферию концепта. На периферии находится "интерпретационное поле концепта", которое состоит из слабо структурированных предикаций, отражающих интерпретацию отдельных концептуальных признаков и их сочетаний в виде утверждений, установок сознания, вытекающих в данной культуре из менталитета разных людей.

Свободный ассоциативный эксперимент служит практическим подтверждением "послойного" строения концепта и может являться достаточно эффективным методом исследования структуры различных концептов в когнитивной лингвистике.

В результате проведенного ассоциативного эксперимента, в котором участвовало 60 русскоязычных и английских респондентов в возрасте от 18 до 30 лет, мы получили следующие данные:

В составе ассоциативного поля слова-стимула богатство наиболее частотными являются следующие реакции:

- роскошь – 21,6%,

- деньги – 11,7%,

- удача, много денег – 5%,

- счастье, золото – 6,6%, бриллианты,

- достаток средств, власть – 3,3%.

Среди наиболее частотных реакций ассоциативного поля слова-стимула wealth обнаружены реакции:

- money – 21,6%,

- rich – 6%, riches,

- opulence,

- comfort – 5%,

- happyness, success, excess – 5%.

Как видно из приведенных результатов, наиболее частая реакция по процентному соотношению совпали – в английском языке – лексема "money (деньги)", в русском – лексема "роскошь" – 21,6%. Очевидно для русского народа богатство заключается в наличии внешнего великолепия, роскоши и красоты. Английская нация мыслит более материально: деньги – основа благосостояния. Совпадающими в этих полях являются реакции: деньги – money; удача – success; золото – gold; счастье – happyness;

В содержании ассоциативного поля стимула богатство когнитивный признак наличие внешнего великолепия (роскошь, сказочное, бриллианты, драгоценности, золото) является ядерным (35%). В английском сознании ядерным признаком концепта wealth признается признак наличия денежных средств (money, got plenty of money, cash, money man) и составляет 27%. Очевидно, из приведенных данных, что количество самых частотных ответов совпадает – 13 ответов в русском и в английском языках.

Базовый слой концепта богатство представлен такими когнитивными признаками как: наличие материальных средств (деньги, достаток средств, доллары, много денег, средства) – 23%, состояние удачи и радости (радость, удача, фортуна, счастье, успех, счастливый, энергия) – 20%.

В английском языковом сознании в базовый слой концепта wealth входят следующие когнитивные признаки: богатство – состояние изобилия (rich, opulence, luxurious lifestyle, opulent, abundance, prosperity, riches) – 18 %, состояние счастья и удовольствия (good health and prosperity, happy, happiness, success, contentment, comfort, warmth, security, dream) – 25%. Ближняя периферия концепта богатство представлена следующим образом: богатство – это власть (власть, высокое положение) – 5%, богатство вызывает негативное отношение (презрение, бумага, пузатый дядька, жадность) – 6,6%.

В английском сознании такие признаки как: для достижения богатства надо много работать (work, hard work) – 3%, Америка (America, Hollywood) – 3%, богатство вызывает отрицательные эмоции (lucre, excess, shallow materialism, blind, worryless) – 10%, еда и одежда (food, clothes) – 3% – являются когнитивными признаками ближней периферии концепта wealth.

Дальняя периферия анализируемых концептов представлена единичными признаками.

Таким образом, основываясь на данных проведеннго нами ассоциативного эксперимента, можно сказать, что ядерная зона концептов богатство/wealth сильно отличается. Самый высокий рейтинг 24% в русском языке занимает когнитивный признак наличие внешнего великолепия с рейтингом 35%. Эмоциональное восприятие действительности очень характерно для сознания русского человека, который ассоциирует богатство с красотой, пышностью. Известный ученый Анна Вежбицкая не раз в своих исследованиях подчеркивала эту черту характера, которая так сильно отличается от западного "денежного" рационализма и прагматичности. В своих работах А.Вежбицкая выделяет нескольких очень важных семантических характеристиках, образующих смысловой универсум русского языка:

эмоциональность – ярко выраженный акцент на чувствах и на их свободном изъявлении, высокий эмоциональный накал русской речи, богатство языковых средств для выражения эмоций и эмоциональных оттенков;

"иррациональность" (или "нерациональность") – в противоположность так называемому научному мнению, которое официально распространялось советским режимом; подчеркивание ограниченности логического мышления, человеческого знания и понимания, непостижимости и непредсказуемости жизни;

неагентивность – ощущение того, что людям неподвластна их собственная жизнь, что их способность контролировать жизненные события ограничена; склонность русского человека к фатализму, смирению и покорности; недостаточная выделенность индивида как автономного агента, как лица, стремящегося к своей цели и пытающегося ее достичь, как контролера событий;

любовь к морали – абсолютизация моральных измерений человеческой жизни, акцент на борьбе добра и зла (и в других и в себе), любовь к крайним и категоричным моральным суждениям (Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание / А. Вежбицкая. – М.: Русские словари, 1997. – 411 с.

1997).

Все вышеперечисленные признаки еще раз подчеркивают, что богатство русской нации заключается не в деньгах, а в эмоциональных ощущениях человеком анализируемого концепта. А.В.Павловская говорит, что "чрезвычайно сложное отношение сложилось в России к деньгам и богатству. Русская культура и литература всегда провозглашала, что "не в деньгах счастье". Мысль о том, что счастье не купишь, глубоко укоренилась в сознании русских. …Это непростое отношение к богатству сохранилось в России и по сей меркантильный день. Богатство дает зависть, неприязнь, но не уважение и положение в обществе (А.В.Павловская Павловская А.В. Как делать бизнес: Путеводитель для деловых людей. – М.: Слово/Slovo, 1999. – 175с.)". Самый высокий рейтинг в английском языке имеет признак наличие материальных ценностей – 27%, он является ядерным для английского сознания. Как пишет Н.И.Бердяев, "западная душа гораздо более рационализирована, упорядочена, организована разумом цивилизации, чем русская душа, которой всегда остается иррациональный, неорганизованный и неупорядоченный элемент...". А в своей книге "Язык и межкультурная коммуникация" С.Г.Тер-Минасова пишет: "сказки – "опасная" вещь. Они с раннего детства внушают нам простую мысль, которая потом оборачивается "загадочными" реакциями. Мысль действительно очень простая: быть богатым – плохо, а быть бедным – хорошо, потому что в русских сказках все богатые плохие, а все бедные хорошие. Отсюда пренебрежительное отношение к любым материальным благам как типичная характеристика русского сознания, русской культуры, совершенно непонятная и загадочная для англоязычных культур" (Тер-Минасова С.Г. "Язык и межкультурная коммуникация. Учебное пособие" М.; Издательство " Слово", 2000.

)

Когнитивный признак наличие материальных средств также присутствует в русском сознании, но он не является ядерным, а принадлежит базовому слою концепта богатство.

Сходство английского и русского сознания реализуется в двух признаках: 1) Признак состояние счастья и удовольствия базового слоя концепта wealth повторяет когнитивный признак состояние удачи и радости околоядерной зоны ассоциативного поля богатство, более того вес реакций двух ассоциативных полей практически одинаков – 25% и 20%. 2) Признак богатство вызывает негативное отношение (6,6%) в русском языке и когнитивный признак богатство вызывает отрицательные эмоции (10%) находятся на ближней периферии исследуемых концептов.

Таким образом, анализ когнитивных признаков, выделенных на основе результатов ассоциативного эксперимента, позволил нам представить структуру ассоциативного поля концептов богатство / wealth в языковом сознании русских и англичан и явился практическим подтверждением "послойного" строения концепта.

Выводы

Представляется немаловажным то что выявлено взаимодействие концептуального содержания "богатства" со структурой знаний, лежащей в основе денотативного аспекта значения рассматриваемых идиом, но и определить закономерности восприятия и декодирования их реципиентом.

Исходя из результатов проведенного эксперимента, можно сделать заключение, что содержание концептов богатство/wealth находит как ряд сходств, так и различий. Главное отличие в концептосферах русской и английской нации заключается в том, что русский народ живет не умом, а сердцем, эмоциональная составляющая безусловно играет главенствующую роль, английское сознание напротив ставит своей первоцелью прагматизм, расчетливость и рациональность.

Таким образом, анализ когнитивных признаков, выделенных на основе результатов ассоциативного эксперимента, позволил нам представить структуру ассоциативного поля концептов богатство / wealth в языковом сознании русских и англичан и явился практическим подтверждением "послойного" строения концепта.

Список использованной литературы.

Словари

1. Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Currant English, A.S.Hornby, 1974.

2. Даль В.И. "Толковый словарь живого великорусского языка". В 4 томах М.: "Рипол Классик"2005.

3. Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 57000слов / Под ред. докт. филол. наук, проф. Н.Ю. Шведовой. – 16 изд., испр. М.: Рус.яз, 1984. – 797с.

4. Таубе А.М. "Современный русско-английский словарь" М.: "Русский язык" 2000.

Учебные пособия и монографии

1. Белявская Е.Г. Семантическая структура слова в номинативном и коммуникативном аспектах (когнитивные основания формирования и функционирования семантической структуры слова). М., 1992

2. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание / А. Вежбицкая. – М.: Русские словари, 1997. – 411 с.

3. Даль В. И Пословицы русского народа.Сборник. М.: Худ. лит., 1984.

4. Михельсон М.И. Русская мысль и речь: Свое и чужое. Опыт русской фразеологии: В 2 т. М.: Терра, 1994.

5. Павловская А.В. Как делать бизнес: Путеводитель для деловых людей. – М.: Слово/Slovo, 1999. – 175с.

6. Панченко Н.Н. Концептуальное пространство обмана во фразеосистеме русского и английского языков, Сб. науч. тр./ВГПУ; СГУ. – Волгоград: Перемена, 1998. с. 168 – 174

7. Попова З.Д., Стернин И.А. Очерки по когнитивной лингвистике. – Воронеж, 2003. – 191с.

8. Слышкин Г.Г. От текста к символу: лингвокультурные концепты прецедентных текстов в сознании и дискурсе. – М.: Academia, 2000. – 128 с.

9. Телия В.Н. Русская фразеология. М., 1996.

10. Тер-Минасова С.Г. "Язык и межкультурная коммуникация. Учебное пособие" М.; Издательство " Слово", 2000.ъ

11. Фрумкина Р.М. Психолингвистика. – М.: Академия, 2001. – 320с.

12. Шаховский В.И. Парадигмы эмотивности // Языковые парадигмы и их функционирование. Волгоград, "Перемена", 1992.