Интервью как метод и как жанр в работе журналиста

Добавлено: 22.10.2012

Рубрика: Журналистика и СМИ

Курсовая работа на тему: Интервью как метод и как жанр в работе журналиста.



Содержание

Введение.

1. Отличие интервью от других жанров журналистики: заметки, репортажа, очерка.

2. Драматургия интервью. Логика, хронология или импровизация в изложении вопросов.

3. Виды интервью. Информационное интервью, оперативное интервью, интервью – расследование, интервью – портрет, креативное интервью.

Заключение

Список литературы

Введение.

В теории журналистики советского периода было принято рассматривать интервью в двух основных ключах — как метод сбора информации и как жанр. В научной и учебной литературе 1970—1980 годов, которую читало и перечитывало не одно поколение студентов факультетов журналистики, были представлены два подхода к изучению интервью — методический и жанровый. Первый рассматривал интервью в качестве инструмента сбора информации, как вопросно-ответный метод получения сведений. В некотором смысле такой подход был включен в систему научных понятий и в контекст таких родственных дисциплин, как социология и психология. Это, с одной стороны, существенно облегчало анализ данного вида деятельности, но, с другой — не учитывало многообразия ситуаций, в которых оказывались журналисты во время подготовки и проведения интервью. Кстати, исследователи признавали некую ущербность подобного подхода и уязвимость его рекомендаций для практического применения. Теоретические материалы об интервью дополнялись многочисленными публикациями журналистов-практиков, таких как Анатолий Аграновский.

Второй, так называемый "жанровый", подход — это рассмотрение интервью как метода организации текста со своей оригинальной структурой и формоопределяющими чертами. Он разрабатывался в системе координат жанров периодической печати. Интервью причислялось к информационным жанрам периодики, а его успешность, или эффективность, по мнению исследователей, зависела от идеологической подготовки автора. Вообще исходные мировоззренческие позиции определяли по теории советской печати профессионализм и мастерство журналиста.

В последние годы в учебных заведениях Европы и Америки большой популярностью пользуется "новая" методология интервью, разработанная известным канадским журналистом Джоном Саватски. Его "философия" заключается в разрушении стереотипов вопросно-ответного общения, основанных на скрытом соревновании журналиста и его собеседника, на "вымогании" у последнего ответа. Соревнование, т.е. своеобразная борьба общающихся сторон, по мнению Джона Саватски, это признак любого человеческого разговора, но отнюдь не метод сбора информации, пригодный для журналистского интервью. "В интервью не надо соревноваться, — считает он, — в интервью надо задавать вопросы и получать на них ответы"

Разнообразные подходы к интервью возникли, как результат желания исследователей обобщить и проанализировать этот наиболее популярный и эффективный способ получения информации, но мало что изменили в отношении журналистов к интервью. Разговор по телефону, вопрос у трапа самолета, участие в пресс-конференции, опрос на улице, дискуссия на заданную тему, диалог, "круглый стол", персональное интервью и т.д. На самом деле все формы и варианты общения журналиста в профессиональных целях есть интервью в широком смысле слова. Конечно, поведение журналиста варьируется в зависимости от разнообразия целей, уровня поставленных задач и степени индивидуального участия в них журналиста. Но, тем не менее, во всех случаях интервью — это межличностное вербальное общение для получения информации и производства нового знания в целях удовлетворения информационных потребностей общества.

Курсовая работа посвящена изучению интервью и его отличительных особенностей от других жанров журналистики.

1. Отличие интервью от других жанров журналистики: заметки, репортажа, очерка.

Заметка. Основное функциональное назначение жанра заметки заключается в передаче актуальных новостей, поэтому ее структурно-композиционное построение должно быть подчинено данной цели. Обычно журналисты выстраивают заметку по принципу перевернутой пирамиды: главный факт выносится в начало, а второстепенные ранжируются в материале в зависимости от их значимости. Данный подход позволяет сокращать материал без ущерба для смысла. Как правило, в заметке журналист может обозначить проблему, привести мнение какого-либо официального лица, констатировать итоги того или иного события и т.д.

Особенностью композиционного построения заметки является то, что в ней может отсутствовать заключительная часть.

В структуру заметки входят следующие элементы: заголовок – лид – зачин – подробности.

Пример: "Ущерб от пиратства составил миллиард долларов" – так называется заметка. Лид гласит: "Ущерб от всех видов пиратства при нарушении прав интеллектуальной собственности в РФ составляет около 1 млрд. долларов. Об этом сообщил на заседании Госдумы заместитель председателя комитета по культуре М. Мень, сославшись на оценки экспертов". (Общая газета 1998. 21-27 мая).

В зачине автор констатирует проблему, связанную с нарушением законодательства об охране авторского права и развитием монополизма в сфере создания и распространения аудио- и видеопродукции. В качестве "говорящих" подробностей журналист приводит сообщение М. Меня о различных фактах пиратства, а также мнение депутатов о борьбе с данным явлением

Репортаж. В репортаже ключевая роль отводится автору, так как именно он является главным распорядителем всего действия. Основная задача журналиста – создание целостного впечатления о событии. В структуре репортажа присутствуют элементы и зарисовки, и интервью, и отчета, и корреспонденции, и т.п. Отличительной же чертой репортажа является динамично развивающееся действие. Для репортера, в отличие от хроникера или обозревателя, важнее показать то, как разворачивается на его глазах событие, а не его итог.

Очерк. Специфика структуры газетного очерка вытекает из особенностей этого жанра, имеющего сложную и многогранную природу. С одной стороны, очерк строится по законам художественной литературы, а с другой – публицистики и науки. Говоря о "двойной подсудности" очерка, Е.И. Журбина в свое время писала, что "особенность художественности очерка... состоит в том, что публицистическая мысль в нем акцентирована, поднята, хотя и опирается на изобразительные моменты". По ее мнению, в "очерке должно произойти органичное слияние публицистической мысли и художественного приема". Чтобы достичь такого слияния, автору нужно позаботиться не только о создании очеркового образа, но и о его насыщении публицистической мыслью. В данном "сцеплении" значительная роль отводится различным композиционным приемам.

Пример: очерк Анатолия Аграновского "Как я был первым"

Интервью. Жанр классического журналистского интервью это социально-проблемный, проблемно-психологический или историко-биографический диалог. Журналисту необходимо почерпнутые из беседы факты не только тщательно отобрать, но и структурно-композиционно осмыслить. Из разнородных суждений человека необходимо создать некий целостный рассказ. Если автору необходимо "задокументировать" воспоминая человека, то целесообразно упорядочить факты по временному признаку. Если нужно отразить ход состоявшейся дискуссии, то лучше всего выстроить материал по принципу "тезис – антитезис". Если задачей интервью является раскрытие внутреннего мира человека, то следует представить монолог респондента в виде цельного рассказа, который может сопровождаться авторскими ремарками и комментариями. В жанре интервью возможны перестановки частей беседы по различным смысловым блокам, компоновка, исключение второстепенных суждений, подчинение всех ответов респондента единой концептуальной идее и т.п.

Таким образом, подходы в структурно-композиционном построении информационных жанров (заметка, репортаж, очерк, интервью) существенно различаются.

2. Драматургия интервью. Логика, хронология или импровизация в изложении вопросов.

Планируя очередное интервью, журналисты, как правило, много внимания уделяют семантической составляющей своих вопросов, их смысловому наполнению. Действительно, от того, что вы спросите у собеседника, во многом зависит то, что он ответит. Но не все. Не менее важным и стратегически значимым компонентом интервью является правильно выбранная последовательность задаваемых вопросов. Установить нужный порядок в перечне вопросов — задача, которую журналист должен решать в каждом отдельном случае. Конечно, сценарных разработок интервью может быть безгранично много, как беспредельно разнообразны события, человеческие судьбы и связанные с ними истории. Но все же и здесь просматриваются закономерности, позволяющие выбрать оптимальную тактику в бесконечном, казалось бы, разнообразии ситуаций.

По большому счету все журналистские истории можно разделить на три типовых. В основе первой лежат события, второй — предметы общественного обсуждения, третьей — личность собеседника. Концептуальное их различие заключается в том, что истории первого типа развиваются по законам времени, а принцип их подачи — хронологический; второго — по законам разума, и в них принципиальное значение приобретают логика, следование ее законам, сопоставление оценок и доводов, причин и следствий; истории третьего типа, связанные с "человеческим фактором", разворачиваются в интуитивно-импровизационном ключе. Конечно, бывают истории смешанного плана, когда событие, к примеру, рассматривается не только как последовательность каких-либо сюжетов, но и как цепочка причинно-следственных связей. Так, в освещении гибели подводной лодки "Курск" параллельно с хронологическим принципом подачи материалов велась и логическая работа журналистов, а с помощью экспертов осуществлялся анализ причин случившейся трагедии.

Хронологический, логический, интуитивно-импровизационный принципы лежат также в основе трех подходов к разработке сценария интервью. Хронологический принцип реализуется, если журналиста интересует, как разворачивалась во времени история, свидетелем или очевидцем которой был его собеседник. Логический — когда предметами обсуждения являются общественная проблема, конфликт интересов или ситуации, связанные с драмами человеческих взаимоотношений. Импровизация подходит больше, если в центре внимания журналиста находится человеческий характер, с его психологическими особенностями и неповторимой индивидуальностью

Импровизированное интервью.

Пример импровизации в интервью о личности:

1996 год. Знаменитый кинорежиссер Эльдар Рязанов договорился об интервью для Первого канала (ОРТ) с президентом России Борисом Николаевичем Ельциным. Рязанов приехал к Ельцину домой. Они сидели на кухне и спокойно беседовали о том, какое расписание у президента, как поздно он возвращается с работы и насколько трудная в целом профессия – глава государства. Супруга Наина Иосифовна тоже участвовала в разговоре, успевая при этом подливать чай и подавать на стол блюда собственного приготовления. И вдруг Рязанов вскакивает со стула и начинает щупать рукой сиденье стула. Оказалось, что на из стула точит кончик гвоздя. Рязанов даже сделал зацепку на брюках. После этого эпизода, корреспондент Рязанов не продолжает "тупо" задавать вопросы о работе, а начинает спрашивать Наину Иосифовну о том, какой Ельцин хозяин, "дружит" ли он с молотком и т.п. Вот так неожиданно раскрылась еще одна сторона характера героя.

Кстати иностранцы, видевшие это интервью, не поверили что у президента России на кухне в стуле может торчать гвоздь. Они посчитали, что хитрый Рязанов заранее заготовил этот трюк, чтобы повысить зрительский интерес. Получается, что опытный и талантливый корреспондент может подчеркнуть в интервью самобытность и национальные черты героя.

Хронологическое интервью.

Пример хронологического интервью рассматривает в своей статье Александр Привалов:

"Интервью бывают настоящие и парадные. Различаются они не только тем, что в настоящем интервью журналист спрашивает о том, что интересно его аудитории, а в парадном — о том, о чём хочет поговорить собеседник. Главное различие в другом: в настоящем интервью, если в ответе заметна слабина, журналист немедленно втыкает в неё дополнительные вопросы; в парадном интервью все ответы по определению считаются безупречно убедительными.

В прошлое воскресенье НТВ показало интервью с министром Кудриным, которое невыносимо хочется процитировать.

Журналист, положив перед собеседником три бумажки, говорит: "У нас с собой есть три купюры основных валют, которые популярны у нашего населения. На ваш взгляд, в чём на сегодняшний день лучше хранить деньги?" Министр финансов России отвечает: "На сегодняшний день правильнее хранить в рублях. Пока в Россию идёт большое количество валюты, рубль дорожает, рубль становится сильнее, крепче. Но есть ещё одно правило, которым, конечно же, стоит пользоваться. Это „не класть яйца в одну корзину“. Я бы разложил побольше в рубли и евро и чуть-чуть оставил бы в долларах".

Журналист спрашивает о другом: "Часто высказывались опасения, что наши денежки тают в стабилизационном фонде из-за инфляции и ещё по каким-то причинам. Как вы прокомментируете эту ситуацию?" Министр финансов России отвечает: "Конечно, если в стране есть инфляция, то при хранении денег в рублях они будут обесцениваться. Поэтому есть такие стабилизационные фонды, как в России, так и в других странах, когда деньги хранятся не в национальной валюте, а в иностранных активах или в иностранной валюте, в ценных бумагах" — и гордо объявляет, что наконец разработан "надёжный механизм — по всем юридическим правилам, в том числе юридическим правилам тех стран, где будут храниться деньги", и стабфонд в ближайшее время перекочует за кордон.

Понял журналист, в какой просак загнал себя Кудрин, или не понял, но промолчал — как же иначе? Интервью-то было парадное. Между тем два эти подряд данных ответа — ни дать ни взять бинарный газ: порознь оба кажутся безвредными, но вместе… В настоящем интервью тут-то бы и спросить: так как же всё-таки с хранением денег в рублях — выгодно оно или нет? Если невыгодно, что ж вы населению очки втираете, а если выгодно — куда ж вы тащите свой ненаглядный стабфонд?

Ясно, что ответил бы министр: мол, потому-то хранить в рублях и выгодно, что мы боремся с инфляцией, неустанно откачивая деньги из экономики. На это ему бы напомнить его же страшилку из прошлогоднего интервью, где он говорил, что-де, истрать мы разом весь стабфонд, инфляция вырастет аж на четыре процента. Пусть даже это сосчитано верно. Но тогда мы могли бы инвестировать за год, например, хотя бы десять из тех полуста миллиардов долларов, которые там лежали втуне, поплатившись за это от силы полупроцентом (зависимость, конечно же, нелинейная) годовой инфляции. 10,9 или 11,4 — такая ли это разница, чтобы деньги тут же оказалось выгоднее хранить в вонах? Это же в пределах ошибки измерения! Скажите прямо, что не хотите, или не умеете, или боитесь инвестировать в России, а мы вас подробно расспросим о причинах. Мы вам укажем хоть на нынешние холода, как нельзя убедительнее доказавшие, что всерьёз инвестировать в энергетику нужно срочно, а вы нам попробуете объяснить, почему полпроцента инфляции так явно важнее…

Беда в том, что так министра не расспрашивают, а если кто и пытается, то это публика нечиновная. Тот единственный собеседник, от которого министр не стал бы отмахиваться как от безграмотной мухи, таких детских вопросов, очевидно, не задаёт — вот министр и привык к оппонентам, играющим в поддавки. Пока результаты сказываются в потере золотого времени — никому не известно, как они скажутся дальше.

("О привычке к поддавкам". Журнал "Эксперт" от 6 февраля 2006г.)

На этом примере хорошо видно, в какую ловушку может попасть журналист строя свое интервью исключительно в хронологическом порядке. Даже если не брать в расчет телевизионную показуху, стоит отметить, что в любой беседе неизбежно могут возникнуть определенные нюансы, неожиданно могут открыться значимые факты, которые потребуют "уйти в сторону", нарушить хронологическую цепочку. Получается, что интервью всегда нуждается в логике, на какую бы тему оно не записывалось. Без логики интервью обречено на провал.

Вывод можно сделать такой: любая беседа планируется в виде списка вопросов (не обязательно в хронологическом порядке), на стадии записи подключается логика, а если корреспонденту удается еще импровизировать, можно ожидать появления шедевра.

3. Виды интервью. Информационное интервью, оперативное интервью, интервью – расследование, интервью – портрет, креативное интервью.

Хотя мы и рассматриваем общие для всех интервью законы, надо иметь в виду, что существуют разные виды интервью, которые влияют на разработку стратегических планов, обусловливают характер предварительной подготовки, определяют особенности поведения журналиста и собеседника, а также конкретную технологию проведения беседы.

Например, можно говорить о двух разных способах общения — прямом, непосредственном контакте с собеседником и опосредованном. Почти во всех классических интервью это происходит синхронно, т.е. в одно и то же время и при непосредственном контакте журналиста и собеседника — пространственном, визуальном, вербальном.

Существует возможность и опосредованного общения, причем формы и комбинации опосредованности могут быть разными. Например, интервью по телефону, при котором разговор может быть синхронным, но при этом отсутствует визуальный контакт. Правда, современные технологии позволяют брать интервью с помощью спутниковой связи, когда собеседники могут находиться в разных городах, даже частях света, при этом имея и визуальный контакт. Другой вариант опосредованного интервью — письменная форма с возможностью отложенного ответа — практикуется нечасто и, как правило, с очень важными персонами. А вот за интервью с помощью различных служб Интернета (электронная почта, чаты, телеконференции), надо полагать, большое будущее. Такое общение, опосредованное компьютерными и телефонными проводами, протекает в письменной форме. Ответная реакция может осуществляться как в режиме отложенного ответа, так и в режиме он-лайн, а хорошие каналы связи потенциально позволяют установить как голосовой, так и видеоконтакт с респондентом.

В зависимости от целей можно выделить следующие виды интервью как метода получения сведений.

Информационное интервью — наиболее ходовой вид, нацеленный на сбор материала для новостей. В силу жестких временных стандартов это интервью отличается весьма динамичными темпами. Например, для освещения катастрофы национального значения телевизионной съемочной бригаде всего за один час удается опросить более десятка человек. В ситуации, когда нужно выяснить силу взрыва и предполагаемое количество жертв, у журналиста, конечно же, не всегда найдется время на все стадии коммуникации, в частности для рекомендуемого этикетом начала разговора-"разминки". Однако, несмотря на жесткие временные ограничения, дух диалога и уважительного отношения к собеседнику в создании условий для ответов должен быть создан.

Костяком типичного информационного интервью являются ключевые для журналиста вопросы: кто? что? где? когда? почему? зачем? Их, как показывает опыт, вполне достаточно для сбора фактических сведений. Однако журналисты прибегают и к другим, для более тонкой проработки сюжета, вопросам, уточняющим или фильтрующим сведения. "Вы действительно видели, как взорвался самолет?" — спрашивает журналист у свидетеля авиакатастрофы. При этом в кадре нужен не праздный, случайно оказавшийся недалеко от места съемки и подчиненный общему эмоциональному возбуждению зевака, готовый отвечать перед камерой на любые вопросы.

К выезду на интервью по событийному поводу обычно из-за недостатка времени готовятся редко. Поэтому, формулируя вопросы, журналист при исследовании ситуации и ее причинно-следственных связей чаще полагается на свою наблюдательность.

Оказавшись со съемочной бригадой на месте пожара, журналист замечает, что шланги для тушения тянутся не к ближайшему пожарному крану, а почти через весь квартал. Он задает вопрос руководителю пожарной команды: "Почему не используется ближайший кран?". Выясняется не только его неисправность, но и то, что в таком же состоянии находится почти половина пожарных вентилей в городе. Так, рядом с событием, связанным с тушением пожара, возникает проблемный сюжет о пожарной службе города.

Оперативное интервью — разновидность информационного, только в еще более сжатом варианте. К примеру, в сюжет о пожаре включается высказывание начальника пожарной службы о статистике и причинах городских пожаров. Начальник может говорить перед камерой долго, однако в выпуск новостей из интервью войдет фрагмент на 20—40 секунд, а цитата будет четко вписана в контекст сюжета. Такие оперативные высказывания экспертов, специалистов в какой-либо области по весьма конкретным поводам являются обязательной составляющей новостных материалов печати, информационных сюжетов радио или телевидения.

Есть еще один вид интервью, который ставит перед собой цель сбора разных мнений по какому-либо конкретному, как правило, узкому вопросу. Популярную форму таких целевых интервью представляет блиц-опрос, или опрос на улице. На английский манер его называют street talk, часто используют также латинский вариант — vox pop. Характерная особенность таких интервью — постановка одинаковых, фиксированных вопросов как можно большему числу респондентов, представителям одной или, наоборот, разных социальных групп.

Для телевизионного репортажа об акции против курения молодежи можно провести, например, опрос студентов и школьников, задавая каждому вопрос: "Курите ли вы? Если да, то не собираетесь ли бросить курить?". А вот для сюжета о том, какие в городе возникли настроения после террористического акта, унесшего жизни нескольких людей, лучше взять интервью у представителей разных возрастных групп.

Журналисты этот вид интервью нередко ошибочно именуют социологическим опросом, потому что в нем присутствует элемент метода конкретных социологических исследований — фиксированный, четкий вопрос для большого числа респондентов. Однако в нем отсутствует главное требование к социологическим изысканиям — репрезентативность, т.е. представленность различных социальных групп, и, следовательно, по результатам таких опросов нельзя делать серьезных, претендующих на научную точность выводов.

Интервью-расследование проводится с целью глубинного изучения какого-либо события или проблемы. Как правило, оно организуется обстоятельно и не связано жестко временными ограничениями, хотя, конечно, и здесь существуют календарные планы. Предмет расследования может быть сложен и противоречив. Поэтому и говорят о комбинаторике методов. Очень важно уделить много внимания постановке целей и предварительной работе с материалами, изучить в полной мере все письменные источники и устные свидетельства, хорошо продумать стратегию беседы. Самым важным звеном являются здесь вопросы. Однако надо продумать и другие элементы коммуникации — такие, как первый контакт, невербальные формы общения, умение слушать. В интервью-расследовании могут быть задействованы несколько персонажей с разными темпераментами и социальными ролями. Причем к каждому из них должен быть найден индивидуальный подход.

Интервью-портрет, или персональное интервью (еще на манер художников говорят: "профиль"), напротив, сфокусировано на одном герое, однако предварительно для подготовки желательно провести не одну встречу с людьми заинтересованными, близкими или, наоборот, со сторонними наблюдателями. Героем такого интервью может стать человек, который проявил себя в какой-либо сфере общественной жизни и привлекает интерес широкой публики. Реже встречаются портретные интервью с так называемыми "простыми людьми", которые должны в чем-то себя проявить либо быть очень типичными. Большую нагрузку несут и детали быта, интерьера, одежды, особенности речи героя — словом, то, что формирует индивидуальность и должно быть непременно передано читателю.

Рассмотрим еще один вид интервью, когда журналист не просто оказывается посредником в передаче информации, а выступает фактически на равных со своим собеседником в процессе совместного творчества. Такое креативное интервью чаще называют беседой, диалогом. Результатом же творческого партнерства является информационный продукт в близком к художественным жанре, который в зависимости от канала передачи может воплотиться в художественном очерке, эссе, документально-публицистическом фильме, диалоге в эфире и т.п. Первое условие такого интервью — большой профессиональный опыт, творческая репутация журналиста. Второе — правильный выбор собеседника, с помощью которого в силу его способностей, поступков или социального положения журналисту удастся выйти на глубокий уровень обобщений, увидеть в проблеме драму, а в персональной судьбе — общечеловеческое начало.

Заключение.

В заключении курсовой работы стоит отметить две важных составляющих успешного интервью - готовность и искренняя заинтересованность. Журналисту, планирующему интервью необходимо готовиться, чтобы "быть в теме", узнать хотя бы в общих чертах историю вопроса и иметь понятие о личности, с которой предстоит беседа. И обязательно проявлять неподдельный интерес к собеседнику.

Иначе корреспондент, в худшем случае не добьется интересных ответов, и будет выглядеть глупо в глазах респондента и аудитории. А в лучшем случае напишет то, что уже давным-давно написали его коллеги.

Список литературы:

1. Лукина М. Технология интервью. Учебное пособие для вузов. М.: Аспект Пресс, 2003.

2. Ким М.Н. Технология создания журналистского произведения. СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2001.

3. Шостак М.И. Репортёр: профессионализм и этика. М.: Издательство "РИП-холдинг", 2003.

4. Прохоров Е.П., Пшеничный Г.М., Хруль В.М. Правовые и этические нормы в журналистике. М.: Аспект-Пресс, 2004.

5. Мельник Г.С., Тепляшина А.Н. Основы творческой деятельности журналистов. Краткий курс. С.Пб.: Питер, 2004.

6. Цвик В.Л. Телевизионная журналистика: История, теория, практика. М.: Аспект-Пресс, 2004.